Перейти к содержанию

Активность

Лента обновляется автоматически     

  1. Последняя неделя
  2. Ещё раньше
  3. Очень доброжелательное отношение. Явно у монастыря есть "рука подающая", для нее и вертолетная площадка рядом с монастырем? Так как хорошей дороги к нему нет. Понятно тогда, зачем им повар ресторанной квалификации, которому платили столько, что смогли его заинтересовать. Очевидно, он приезжал и готовил для этого спонсора. Интересно было бы встретиться с ним сейчас. Пора неофитства миновала. .Рекомендую всем посетить Герасимо-Болдинский монастырь. Вот такой шедевр полностью выстроен заново:
  4. На праздниках 21-23 февраля посетили Болдинский монастырь. Вспомнилось, что слышала о нем негатив, захотелось поделиться. Монастырь произвел самое лучшее впечатление. Видимо есть хороший спонсор. Троицкий собор( на фото - с золотыми куполами) отстроен заново, был полные руины. Собор очень красивый с очень хорошим "звучанием". Много дорогих, красивых икон. В том числе старинные. Пьяниц нет. Монашествующих мы видели около 8 человек. Есть также "сестры", видела двоих. Отстроена гостиница для паломников. Очень красиво. Все в снегу, день был солнечный. Очень доброжелательное отношение. .Рекомендую всем посетить Герасимо-Болдинский монастырь.
  5. здравствуйте. вот уже несколько лет прошло с моего последнего визита в местный психокульт, где практиковались расстановки, холотропное дыхание, нлп итп, который посещал чуть более года, и только недавно понял, что это очень серьезная проблема и без прохождения реабилитации ее не решить, так как впоследствии я начал слышать различные голоса и нашептывания позади себя и ощущать тычки и толчки. и параллельно с этим хотел бы начать обсуждение здесь с разрушения мифов, связанных с идеей якобы существования рода предков, расположенных позади любого человека в некоем "поле", обсуждение с точки зрения науки и критического мышления, а также и методов девербовки и освобождения от контроля сознания хотя бы тех, кто уже как и я осознал суть подобных мероприятий и уже перестал их посещать.
  6. Добрый вечер всем! Моя подруга с мужем (не знаю, кто из них ведет, а кто ведомый) просто на глазах сходят с ума на этой теме. Они познакомились с Долматовым в Черногории, теперь уже в Мексике, и как я понимаю хотят попасть на его открытые встречи (видно все в Инстаграме). Просто, как помешенные рекламируют этого мужика. Это все очень грустно, потому что со стороны видно, как люди съезжают. Да и ладно бы тихо сами с собой двинулись, так они это проповедуют в массы. Они эту чушь выдают за основу основ, пытаясь тоже заработать.
  7. О, чудо великое случилось. Радуйтесь рабы и рабыни бога долматова. Он идет к Вам. А если серьезно: из Мексики гуру проводит встречи со своими адептами в Краснодаре, Нальчик, Георгиевске, Ростове, Набережных Челнах....... О чем это говорит: заканчиваются деньги у просветлённого. Даже в маленьких городках России ищет он источники высвобождения (денег) Да, размах уже не тот, но родственникам пострадавших от этого гуру все равно, мелкий жулик долматов или крупный. Все деньги в фонде.
  8. Здравствуйте, уважаемое сообщество форума! Благодарю, что подняли тему УФЙ так как єто настоящая проблема. Они не особо афишируют всю ту грязь, которой учат внутри своей секті, которая к слову, не имеет к традиционной Йоге совершенно никакого отношения. Их "гуру" развит интеллектуально и с помощью софистики віводит крайне развратные выводы, читая традиционные тексты. Е если верно выражение "По плодам их узнаете их", то посмотрите на плоды и уберите детей от экрана...
  9. Срочно, пока не опоздали напишите Ирине на вайбер и вацап +79126420739 , лучше не звонить. Я точно знаю, что она разбирается в таких делах, очень хороший специалист. Просто у меня была подобная ситуация и Ирина очень мне помогла!!!
  10. Здравствуйте. Я вас понимаю. У самой была подобная проблема. Я обращалась к Ирине. Очень грамотный специалист. Мне помогла, и вам поможет. Напишите ей на вайбер или вацап по номеру +79126420739 . И тянуть не стоит с этим!!!!
  11. Был я в том Центре.. В целом впечатления положительные!.. И банька там замечательная.. И кормят боле менее.. Хватило меня правда всего на два месяца... Домой вернулся - ещё месяц отходил.. А в целом тем людям просто заменяют одни наркотики на другие - информационные... А ещё через 2 года Жену любимую нашёл! И жизни смысл...
  12. Добрый день, пусть решает каждый сам. Для неокрепших мозгов, попробуйте подумать - это норма ? : https://cloud.mail.ru/public/sS4S/vfx3wnxQeи взято из инструкции мощных психотехнологий "...для приведения себя в порядок практически из любой ж@пы самостоятельно и быстро." все в открытом доступе.
  13. Ищем пострадавших от тренингов МТЦ. На данный момент дело расследуется в 1 ГСУ СК по г МОСКВА. Нам нужны еще показания потерпевших. Можете обращаться в 1 ГСУ СК по г.МОСКВА в приемную просто заявление. Или написать мне лично.
  14. Я в своей жизни столкнулся с сектой, которая действует с использование акустических технологий. Многие люди, действительно страдают шизофренией, и, я в их числе, но не все имеют критическое мышление. Я не стану убеждать всех и каждого в том, что я не сумасшедший, но те люди которые столкнулись с пситеррором и ищут ответы на этот счет могут отписаться здесь или получить представление об общих чертах этой секты. Пишу я все это, чтобы внушить эту мысль самому себе, т.к. возникшая проблема - это внушение и шизофрения. Сначала я опишу свое мнение касательно данной секты, и, почему это действительно секта, а не что-то иное. Затем приведу возникшие из-за этого проблемы. Секта. Возле вас появляются небольшие группы людей или сектанты одиночки, которые говорят повторяющиеся фразы. Разные люди, в разных местах говорят одно и тоже находясь неподалеку от вас. Они просто выполняют чьи-то команды, они явно обработаны и им что-то внушили для определенных заранее целей. Другие пример из жизни: В поезде со мной ехали сектаны и говорили то, что относится лично ко мне. Сектаны едут в то место на машине, где нахожусь я, и включают определенный набор музыкальных композиций, затем уезжают. И т.п. Как это возможно. Как эти группы образовались (эффект Фрея или вставки в музыкальные композиции при прослушивании музыки в онлайн или направленный звук или другое - неизвестно, но об этом написано в интернете). Эта секта - деструктивный "культ", действующий против воли человека, который рассчитан на внушение вашей уникальности и выдающейся особенности, которую вы додумываете сами, находясь при этом в проблемном для себя психическом состоянии, и, постепенно начинается вялотекущая шизофрения. Так или иначе секта внушает удаленно и акустически. О технологиях говорить смысла нет, т.к. те организации, которые этими сектами управляют, наверняка в открытый доступ об этом не напишут, а скрыть что-то могут всегда. Отрицать это - тоже самое, что отрицать то, что когда люди не знали что Земля круглая, она и являлась круглой, но здесь несколько с другой стороны. Что делать. Не поддаваться вялотекущей шизофрении - правильно мыслить. Понимать реальность и жить реальной жизнью. Понимать что вам хотят что-то внушить. Отрицать любые стороны внушения: вы не особенный и вам светит только то, что вы сами заработаете. Последний момент нужно внушать самому себе, я пишу об этом и запоминаю лучше.
  15. все хорошо в меру, йога может как помочь, так и навредить. Важно найти правильную школу йоги или инструктора, который будет работать по принципу "не навреди". люди годами занимаются и не выполняют травмоопасных упражнений, а только с приходом опыта и укрепления мышц всего тела начинают принимать сложные асаны.
  16. Здравствуйте, друзья. С Новым Годом. Наши "боги" продолжают работать. Правда денежек им платят поменьше. Серафим Чуйдар - младший бог Долматова уже прямо пишет на своей странице в инсте: "Принимаю десятину. Докажите не словами, а делами, как вы любите бога" Это было бы смешно, но ведь они на свободе, некоторое количество людей им поклоняются, несут им свои деньги, бросают семьи, детей, чтобы стать ангелами бога Долматова. Неужели никто их не остановит? Если кто-то из родственников пострадавших прочитает это: Ваши близкие же сейчас лежат в психушках или блаженные собирают листики. Прочтите, кто такой Виталий Калоев.
  17. В четвёртом тексте исследования мира психокультов самиздат рассказывает историю возникновения и гибели главной франшизы тренингов личностного роста Lifespring. О том, как Джон Хенли создал компанию, где людей пытали и доводили до самоубийства, раз за разом уходил от ответственности и кто стал его преемниками в России, — читайте в кратком обзоре самиздата. 2016 году певица Лолита Милявская при поддержке депутата Госдумы Елены Мизулиной написала заявление в полицию на Московский тренинговый центр‎, где её муж, Дмитрий Иванов, посетил базовый и продвинутый курсы Романа Тихонова. Среди заданий, например, было такое: нужно было представить себя лежащим в гробу, выпучить глаза и выслушивать комментарии тренера и других участников курса о своей ущербности. В прямом эфире своего инстаграма Лолита рассказывала, что для другого задания её муж купил розовые лосины и должен был пройтись в них по улице. Такое упражнение придумано для освобождения людей от «деструктивных установок и пережитых болезненных опытов»‎. Летом следующего года Лолите пришло уведомление о принятом решении — уголовное дело открывать отказались: у МТЦ был подписанный Дмитрием Ивановым контракт на выполнение услуг, и доказать хищение средств не удалось. Снова в режиме трансляции Лолита зачитала отрывок из решения об отказе в возбуждении уголовного дела. Согласно версии следователя, «за это время [участия в тренинге] в семье Дмитрия Иванова и Лолиты Милявской произошёл разлад. Вероятнее всего, Дмитрий ожидал, что супруга вернётся с гастролей позже и он успеет прибраться дома, поскольку во время тренинга у него не было на это достаточно времени, а Лолита вернулась на день раньше»‎. В целом психокульты нередко оказываются замешаны в уголовных делах — чаще всего по статьям о доведении до самоубийства или о незаконной образовательной деятельности без лицензии. Шлейф таких процессов, решения по которым часто выносятся в пользу обвиняемых, тянется за тренингами личностного роста уже давно. Корни всей индустрии восходят к скамье обвиняемых. МЕЖДУ СУДАМИ 1969 год, США. Судья огласил приговор: пять лет тюрьмы за мошенничество. На скамье подсудимых сидел студент Джон Хенли, будущий создатель самой успешной компании — организатора тренингов личностного роста под названием Lifespring. Его признали виновным в том, что он продавал клининговым компаниям тендеры на уборку несуществующих туалетов. В 1969 году ему ещё не исполнился 21 год, и наказание заменено на условное. Выйдя из зала суда, Хенли отправился искать новую работу. В 1960-е годы Америку охватили идеи гуманистической психологии Абрахама Маслоу и Карла Роджерса. Главный тезис нового течения был таким: люди обладают огромным личностным потенциалом и изначально стремятся к совершенству. Психотерапия способна принести пользу и здоровому человеку, который хочет раскрыть свои возможности. На почве этих идей и общих достижений социальной психологии возникают программы групповых занятий, помогающие учителям, менеджерам и консультантам освоить финансовую грамотность, критическое мышление, уверенность в себе, контроль эмоций и другие полезные умения. Одна за другой стали возникать тренинговые группы, обслуживающие интересы крупных компаний, которые нуждались в тимбилдинге и мотивации сотрудников. Одной из них была косметическая фирма Holiday Magic, куда Джон Хенли устроился после того, как чуть не сел в тюрьму. Как и все сотрудники компании, Хенли принимал участие в тренинге под названием Leadership Dynamics‎. Перед началом занятий участники подписывали бумагу о том, что не будут иметь претензий к организаторам, если их психическое здоровье пострадает в процессе тренинга. Слушателей оскорбляли, били, лишали сна и запирали в гробу, чтобы они осознали ценность жизни. По мысли создателей, тренинг должен был разрушить их прежнюю идентичность и заменить её лидерскими качествами. На одном из занятий Джона Хенли на 14 часов заперли в гробу, и он просто уснул. Его невозмутимость настолько поразила организаторов тренинга, что они решили зачислить его в штат компании Leadership Dynamics Institute. Работая в Leadership Dynamics, Джон и сам придерживался жёсткого и конфронтационного варианта работы с клиентами. Участник тренинга рассказал, что на одном из занятий четыре человека держали его на полу, прижимая к его рту и носу влажную тряпку, пока он не потерял сознание. Когда он очнулся после обморока, Хенли разъяснил ему, что всё это было для его же блага. «Если ты будешь желать успеха так же сильно, как своего следующего вдоха, ты достигнешь его», — заключил инструктор. Тем не менее в начале семидесятых часть клиентов курса подала судебные иски, в которых Leadership Dynamics обвинялась в пытках, сексуальном насилии и мошенничестве. В 1973 году компанию признали финансовой пирамидой и закрыли. Хенли тем не менее снова сумел выйти сухим из воды и решил продолжить начатое с бывшими коллегами, которым также удалось избежать ответственности. ЖИЗНЬ БЬЁТ КЛЮЧОМ В 1974 году бывшие тренеры Leadership Dynamics Боб Уайт, Рэнди Ревелл, Шарлин Афермоу и Джон Хенли основали компанию под названием Lifespring — «Источник жизни». Джону Хенли принадлежало 92,7% акций, поэтому его считают основным владельцем. Хенли поставил перед собой задачу сделать свои тренинги более эмоциональными. Его программа должна была не расслаблять, а наполнять людей жизненной энергией и чувством настоящего момента. Lifespring обещал своим клиентам, что курсы сделают их более открытыми, помогут увидеть себя со стороны, научиться выстраивать доверительные отношения. Инструкторы продвигали идею «личной осознанности» и убеждали участников, что все ответы уже находятся внутри них. Хенли разделил тренинг на пять дней базового курса, пять дней продвинутого, который назывался «Межличностный опыт» (Interpersonal experience), и 70 дней лидерской программы. Каждый этап стоил больше, чем предыдущий. Lifespring также предлагал короткие двухдневные семинары, посвящённые таким темам, как отношения, здоровье, финансы, сексуальность, «иллюзии и собственная субъективная реальность», творчество, «открытие личной силы». На занятиях инструкторы требовали, чтобы люди делились своими личными историями, а группа аплодировала в ответ. Участники брали на себя обязательство привести на курс своих друзей и знакомых. Тренеры занимали авторитарную позицию, вводили множество правил и наказывали тех, кто их нарушал. На тренинге Lifespring запрещалось носить часы, выходить в туалет, пропускать занятия даже по уважительной причине, разглашать информацию о курсе. «Это кажется противоречивым, но единственный путь к свободе — контроль», — утверждал Джон Хенли. Программа предусматривала лекции, но акцент делался на практической части. Хенли наполнил свой курс групповыми дискуссиями, медитациями, играми, катарсическими упражнениями (катарсис в психологии — повторное переживание травматичного опыта и освобождение от него), а также «наиболее эффективными техниками»‎ из восточных духовных дисциплин и парапсихологии. После тренинга Lifespring участники вдруг начинали верить в приметы, реинкарнацию, хиромантию и спиритические сеансы. Выпускники отрицали существование морали, утверждая, что сами создают реальность с помощью силы своего разума. Они с восхищением рассказывали о тренинге и утверждали, что он изменил их жизнь, но не могли объяснить, как это произошло. Курсы быстро набирали популярность. Lifespring расширил ассортимент и ввёл специализированные тренинги для детей от 6 до 12 лет, подростков, бизнесменов, заключённых, семейных пар. Компания также обзавелась ежемесячным изданием The Lifespring Family News, где Джон Хенли и другие участники сообщества транслировали их философию. По словам организаторов, в 1977 году тренинги прошли более 20 000 человек. К концу восьмидесятых официальная цифра участников семинаров превысила 300 тысяч человек. Среди них были конгрессмены, военные, полицейские, студенты известных университетов, даже помощник президента США Джимми Картера. Государство и университеты предоставляли образовательные кредиты на прохождение программы. Lifespring организовывал корпоративные тренинги для сотрудников компаний. Компания основала благотворительный фонд поддержки гуманитарных и образовательных программ Lifespring Foundation, которым руководила супруга Джона Хенли, Кэндис. РАСПАД ИМПЕРИИ ПСИХОКУЛЬТОВ В конце семидесятых началась череда судебных исков против Lifespring. В 1979 году в Сиэтле из-за астмы умерла Гейл Реник — 27-летняя модель и агент по недвижимости. На пятый день тренингов она перенесла несколько приступов астмы, но тренер уверил её, что проблемы с астмой она придумала себе сама, и велел перестать пользоваться таблетками. Во время последнего приступа, когда Реник уже практически не дышала, тренер посмотрел на неё, спросил: «Гейл, что стало причиной приступа?» — и ушёл.‎ По разным данным, семья девушки отсудила у компании от 300 до 400 тысяч долларов. Другую девушку, Линду Смит, госпитализировали в психиатрический диспансер через две недели после окончания тренингов. По возвращении домой Линда, слушая поздно вечером музыку с тренингов, достала пистолет и выстрелила себе в голову. Количество самоубийств, которые происходили сразу после окончания тренингов, до сих пор точно неизвестно, так как родственники не всех пострадавших обратились в полицию или прессу. Но даже те, кто обращался за помощью в высшие инстанции, отнюдь не всегда выигрывали дела. Всего два дела против Lifespring дошли до суда присяжных, в остальных случаях компания выплачивала истцам от 150 тысяч долларов до 500 тысяч, никогда не признавая своей вины. В год Lifespring тратили на судебные тяжбы около миллиона долларов, что не было для них проблемой: доход компании достигал более 24 миллионов за тот же период. В 1983 году Lifespring выиграла дело против Флоренс Симпсон, своей клиентки из Филадельфии. Она убеждала суд, что компания должна была предупредить её о стрессе, который она перенесёт на тренинге. Представители Lifespring в свою очередь уверяли присяжных, что предупреждают клиентов о запрете прохождения тренинга при наличии психических проблем. Присяжные встали на сторону Lifespring и решили, что уже имевшиеся у Флоренс до тренингов проблемы с психикой не позволяют понять, нанесли ли тренинги ей ещё больший ущерб. В 1984 году Дебора Бингхэм из Нью-Джерси подала в суд на Lifespring из-за психологической травмы, которую ей нанесли тренинги. Сразу после их окончания она считала себя «новым человеком»‎, но через несколько недель проснулась, чувствуя себя абсолютно опустошённой. Это привело к проблемам со сном, питанием и к паническим атакам и тряске. А началось во время одного из упражнений на курсе, когда остальные участники стояли напротив Деборы и безостановочно критиковали женщину, насмехались над её телом и личностью. После тренинга Деборе пришлось пройти психиатрическое лечение, но и это не помогло спустя годы. Тогда суд присяжных обвинил Lifespring и обязал выплатить женщине сумму в 800 тысяч долларов. Адвокат Джеральд Регланд вёл несколько дел, защищая жертв Lifespring. Среди его подопечных был мужчина, который после окончания тренингов был уверен, что Бог просил его принести в жертву маленького сына, и женщина, которая считала, что умеет контролировать работу светофоров. С 1970-х годов Lifespring часто критиковали в прессе. Психологические журналы называли компанию психокультом и обвиняли её в том, что тренеры использовали скрытые приёмы контроля и давления, не позволяя людям покинуть сообщество. В 1980-х журналисты телешоу «20/20» и газеты The Washington Post выпустили расследования деятельности Lifespring, где рассказали о психологическом насилии над участниками тренинга. Компания дважды меняла название — сначала на «Центр наследия», потом на «Центр благодарности». В 2000 году Lifespring прекратил своё существование, но до этого компания Хенли успела добраться до России. ИСТОРИЯ ОДНОГО СПРУТА Впервые трансформационные тренинги были проведены в России в 1989 году Благотворительным фондом Lifespring foundation при поддержке Российской Академии наук. При участии Кэндис Хенли, жены Джона Хенли, открывается фонд «Весна жизни» — почему-то основатели выбирают именной такой, не вполне корректный перевод слова «lifespring». «Весна жизни» открыла свои представительства в Москве, Санкт-Петербурге, Екатеринбурге, Набережных Челнах, Владикавказе, Калининграде, где стала проводить свои занятия и воспитывать российских тренеров. С этого момента началась российская страница истории трансформационных тренингов. К 1995 году между американской и российской сторонами «Весны жизни» возникли разногласия, связанные с амбициями руководителей, финансовой политикой и вопросами менеджмента. Ситуация закончилась разрывом отношений между материнской и дочерней организациями, и американцы решили предпринять вторую попытку: Кэндис Хенли учредила Благотворительный фонд поддержки гуманитарных и образовательных программ. Во главе компании встал один из выпускников — Роман Тихонов, тот самый тренер, на чьём курсе мужу Лолиты Милявской прикажут надеть розовые лосины. Роман — выпускник МГУ, с 1996 по 1998 год проходил подготовку в качестве тренера личностного роста в США, где учился у самого́ Джона Хенли. Он и по сей день остаётся одной из важнейших фигур в мире российских тренингов.4 Меньше чем через год прежняя «Весна жизни» пережила новую серию расколов и начала размножаться делением. В 1997-м от «Весны жизни» остались лишь название и офис, где впоследствии стали проводить бизнес-тренинги приглашённые специалисты. К концу 1997 года трансформационный бизнес в России окончательно вышел из-под контроля американцев и на первый план выбрались российские тренеры, воспитанные на традициях погибшей империи Хенли. В 1997 году они контролировали пять компаний, проводящих тренинги формата Lifespring в различных интерпретациях: две «Весны жизни», «Шаг в будущее», «Открытый форум» и «Сеть вдохновения».1 НАСТОЯЩИЕ ЛИДЕРЫ Владислав Новгородцев В 1999-м возник тренинговый центр «Роза Мира», ставящий своей задачей «гармоничное и всестороннее развитие человека в Материальном мире, в Ментальной составляющей человека, в Эмоциональной сфере и Духовном росте». Создатель центра Владислав Новгородцев прошёл свой первый тренинг в Москве ещё в начале девяностых, и ему настолько понравилось, что он решил посвятить этому делу всю жизнь. В 1995 году он стажировался в американской тренинговой компании, после чего сделал карьеру в осколке российской франшизы Lifespring под названием «Открытый форум» и отправился в самостоятельное плавание. ‎На протяжении почти десяти лет «Роза Мира» успешно вела деятельность и‎ ничем принципиально не отличалась от всех остальных тренинговых компаний: Владислав и другие коучи проводили как групповые курсы, так и корпоративные. В 2004 году Роман Тихонов основал Московский тренинговый центр (МТЦ), где с ним в паре работала его жена — Наталья Тихонова. Вместе они проводили трёхступенчатые курсы, которые состояли из основной части, продвинутой и лидерской программ. ЛЮДИ, ВЫХОДЯЩИЕ ИЗ ОКОН Татьяна Легеза Руслана Коршунова ‎‎‎Сейчас против МТЦ ведётся уголовное дело о доведении до самоубийства Татьяны Легезы, которая покончила с собой в 2015-м, через год после завершения лидерской программы. По постановлению Симоновского суда, в марте 2019 года Московскому тренинговому центру пришлось прекратить работу сайта, но не из-за продолжающегося расследования по делу Легезы, а из-за параллельного проигранного иска об организации незаконной образовательной деятельности. Это, впрочем, не помешало компании открыть новый сайт под другим названием. Тренинговые центры в России не запрещены, но иногда они закрываются после уголовных дел или несчастных случаев. Существует практика, когда почти сразу центры с тем же тренерским составом просто меняют название и продолжают свою работу. Так в итоге случилось и с «Розой Мира» Владислава Новгородцева. 28 июня 2008 года на Манхэттене обнаружили тело 20-летней модели Русланы Коршуновой под окном её съёмной квартиры. За несколько месяцев до этого Руслана посещала курсы в школе Новгородцева «Роза Мира»‎. Вместе с ней курсы прошла её подруга и модель Анастасия Дроздова. Анастасия выпрыгнула в окно спустя год после смерти Русланы. Тогда ничего доказать не удалось, и обвинения «Розе Мира»‎ предъявлены не были, но компанию всё равно закрыли. Новгородцев говорил в СМИ, что случаи с девушками стали отпугивать от компании клиентов. Почти сразу он открыл «Новгородцев Education», которая работает и сейчас. Среди их тренингов, помимо базового и продвинутого, есть специальный — для женщин, в котором их учат «любить и быть любимыми», ‎ и парный — для мужчин и женщин, созданный для укрепления отношений. Точное количество действующих в России тренингов личностного роста сегодня неизвестно. Они действуют во всех крупных городах страны, и только в Москве такие услуги оказывают сотни компаний. По консервативным оценкам самиздата на основании анализа открытых источников и с вычетом компаний-клонов в целом по стране их не менее трех тысяч. В следующем сезоне самиздат расскажет о гендерных тренингах, где женщин побуждают заниматься проституцией, а мужчин обещают превращать в воинов, рискуя собственной жизнью. А также о людях, которые годами ведут борьбу против психокультов, сотрудничают с ФСБ, подают иски и раз за разом оказываются в числе проигравших. Если вы или ваши близкие сталкивались с тренингами личностного роста и вы хотите рассказать свою историю, пишите нам на почтовый ящик cult@batenka.ru https://batenka.ru/unity/sect/psychocult-4/ Текст: Александра Левинская, Хатима Мутаева
  18. Почти в каждом российском городе есть компании, проводящие тренинги личностного роста. Они обещают просвещение и перерождение, но на деле ломают и зачастую доводят до мыслей о суициде. В третьей главе расследования мира тренингов личностного роста семья пропавшей петербурженки наконец получает ответы на свои вопросы, герои претерпевают последнюю стадию трансформации, из которой может не быть возврата, а нашему корреспонденту продают тренинг, где обещают вылечить астму словами и правильным настроем. ИСЧЕЗНУВШАЯ Екатерина Спустя два месяца после исчезновения Екатерины в 2017 году в дверь квартиры семьи позвонил человек, который представился сотрудником Следственного комитета. Он вошёл и, улыбаясь, произнёс: «С вашей дочерью произошла неприятность. — Затем выдержал паузу и всё с той же улыбкой добавил: — Она упала. С 25-го этажа».1 Екатерина погибла 11 сентября 2017 года. Её нашли под окнами высотки на Парнасе — северной окраине Петербурга, где нет ничего, кроме асфальта и оранжевых новостроек. Семья девушки не может понять, как она оказалась в этом районе и где провела предыдущие три недели. После смерти её тело ещё месяц находилось в морге. Туда и направились Ольга с сестрой, когда узнали о гибели Екатерины. Но предъявить им тело отказались, так как температурный режим нарушился из-за сломанных холодильников. «Я вспоминаю, как совала деньги этому санитару и просила показать хотя бы руку, ногу. Хоть что-то же сохранилось. Я узна́ю даже в неузнаваемом виде. Он сказал, что по санитарным нормам нельзя, там синяя глыба. Было такое ощущение, что горишь, что каждая клетка организма горит», — рассказывает Ольга. Из морга они с сестрой поехали в Следственный комитет. Там они опознали тело по чёрно-белым фотографиям, забрали её одежду, ключи от квартиры и паспорт. Через три дня после похорон собрались на сороковины. Разбирая вещи Екатерины, Ольга с сестрой наткнулись на дневник девушки. Записи начинались с конца тетради в перевёрнутом виде. Ольга читала о «протоколах» и неработающих «сливах», но ничего не могла понять. Текст казался бредовым. Только потом Ольга узнала, что племянница использовала понятия из книги «Турбо-Суслик» — «брутальной скоростной системы для расчистки залежей ментального дерьма», как значится на ярко-красной обложке. Создателем методики является Дмитрий Лёушкин, человек без высшего образования, который однажды решил «починить свои мозги» и начал практиковать различные психотехники. Всё это он рассказывает в предисловии к своей книге. Как утверждает Лёушкин, его система «депрограммирования ума» избавляет от негативного жизненного опыта, разрушает старые убеждения, идеи, ценности, а также «полярности» мышления, которые мешают объективно воспринимать реальность. У человека появляется шанс восстановить целостность своей личности и жить счастливо, то есть пребывая в безэмоциональном состоянии. Для этого нужно читать «протоколы» — тексты-программы, которые загружают информацию в подсознание. Одно упражнение звучит так: нужно назвать противоположные понятия, а затем, по команде «слив», уничтожить разницу между ними. Видимо, Екатерине не удалось достичь этого эффекта. Среди её вещей нашлась ещё «анкета с дурацкими вопросами». Её дали Екатерине на тренинге, предполагает Ольга. У неё сложилась своя версия произошедшего: племянница посещала курсы личностного роста, пока не потеряла работу и возможность оплачивать занятия. Тогда Екатерина переключилась на «Турбо-Суслика» как более доступный вариант. Может быть, кто-то на курсах посоветовал ей Лёушкина, может, она сама взялась за него, чтобы исправить последствия тренинга. Ольга думает, что уже никогда не узнает правды. Она хотела бы подать заявление на доследование и найти виновных в смерти Екатерины, но её сестра считает, что всё бесполезно. «На неё оказали некое давление, из-за которого она побоялась дать делу ход. Она косвенно дала мне это понять», — объясняет Ольга. Она до сих пор не может смириться с собственным бессилием: «Я связывалась с людьми, которые пытаются что-то сделать, но они требуют реальных доказательств, а у меня их нет. Что я могу сделать? Ничего в итоге не могу сделать. Официальная версия — суицид. Допустим, есть этот дневник. Можно попробовать привести его как аргумент по статье о доведении до самоубийства. „А кто довёл? Как довёл? А вы знаете точно, где она была?“ Нет, мы не знаем. И никто не знает. Всё это только наши догадки, и так до гроба будет. До гробовой доски я буду гадать, что было на самом деле». Сейчас Ольга живёт в деревне. Не смогла остаться в Петербурге — там всё напоминало о Кате. Ольга предлагала разменять квартиру, но сестра не согласилась. Она всё ещё надеется, что похоронила не свою дочь, и ждёт, когда Катя вернётся домой. Мать погибшей отказалась разговаривать с корреспондентом самиздата об обстоятельствах гибели своей дочери, и получить разрешение на публикацию её фамилии не удалось. ТЫ ПРОСТО ПЕРЕХОДИШЬ НА СЛЕДУЮЩИЙ УРОВЕНЬ МОСКОВСКИЙ ТРЕНИНГОВЫЙ ЦЕНТР. МАРИНА ВЫХОДИТ В ОКНО Наталья Тихонова Роман Тихонов Марина Рожкова (имя изменено по просьбе героини), стратегический менеджер в крупной компании, часто проходила различные профессиональные тренинги. Кто-то из коллег посоветовал ей курсы личностного роста. Марина сказала родителям, что будет обучаться коучингу. Оплатив основной курс, Марина Рожкова позвала свою маму, Валерию, на «Гостевой вечер» в Московский тренинговый центр. Она прошла психологическое тестирование и пообщалась с главным тренером, Романом Тихоновым (о Тихонове и его учёбе у основателя Lifespring читайте подробнее в четвёртой главе), но всё это не слишком её заинтересовало. Валерия списала свой скепсис на возраст. Она доверяла дочери — отличнице, которая окончила институт с красным дипломом, а теперь работала в международных компаниях. Позже Марина привела на тренинг брата, семнадцатилетнего Игоря. А ещё отца и шесть знакомых. Перед лидерской программой девушка впервые в жизни обратилась к невропатологу. Она становилась всё более неуравновешенной и непоследовательной в своих поступках. Десять лет назад Марина осознанно поступила на бюджет в Плехановский университет, окончила его с красным дипломом, а теперь объявила, что неправильно выбрала профессию. Её брат-первокурсник тоже ошибся, считала девушка. На лидерской программе у Марины произошёл гормональный сбой и исчез менструальный цикл. Полное обследование не выявило проблемы. Тогда врач-эндокринолог направил Марину к знакомому психотерапевту, который выписал ей антидепрессанты. Таблетки помогли девушке выйти из тяжёлого эмоционального состояния. Её команда закончила лидерскую программу с золотой медалью. Помимо основной работы, Марина участвовала в экоактивизме и занималась проблемой утилизации мусора. После тренинга девушка в очередной раз уволилась: у неё возникла идея построить мусороперерабатывающий завод. Спонтанные решения следовали одно за другим. Марина готовилась взять квартиру в ипотеку, но зачем-то купила дачу. И улетела на Бали. Спустя полгода Марина вступила в переписку с тренерами и рассказала им о своём депрессивном эпизоде. «В погоне за целями я надломилась. К сожалению, с вашей помощью. Надломилась психологически. И никто на профессиональном уровне не поддержал меня, когда это было крайне необходимо», — писала Марина. Она предлагала смягчить программу тренинга, чтобы избежать массовых депрессий и суицидов. Тренер Наталья Тихонова (не ответила на запрос самиздата об интервью) ответила, что Марине, с её склонностью к депрессии, следует обратиться к психотерапевту. Диалога не вышло. Тогда своё мнение о тренингах девушка высказала в соцсетях. «Опыт отличный и очень поучительный, НО я бы никогда на него не „подписалась“, если бы знала, какой ценой этот опыт достанется», — подвела итог Марина на своей стене во «ВКонтакте». Вместе с другими участницами тренинга она готовила статью о курсах личностного роста, но так и не успела её написать. Два раза в день Марина разговаривала по телефону с мамой, Валерией. Девушка жаловалась, что ни на чём не может сосредоточиться. В то время Марина писала своим друзьям с тренинга, что видит бесов и не хочет жить. «Всё нормально, ты просто на следующий уровень переходишь», — успокаивали они. Мама Марины ни о чём не догадывалась. Близился день рождения девушки, они обсуждали подарки и меню. А на следующий день, 1 июня 2015 года, Марина шагнула с 13-го этажа. 2 июня ей бы исполнилось 28 лет. Потом Валерия узнала, что её младший сын тоже дошёл до лидерской программы. Он не закончил тренинг, так как не смог выполнить задание на вовлечение: первокурснику некого было звать. Он категорически не хочет обсуждать это и просит не называть своё имя. Он отдалился от матери, стал раздражительным и агрессивным. Когда Валерия пытается поговорить с сыном, он отмахивается, а потом начинает обвинять её в том, что она плохая мать, недодала чего-то своим детям, не открыла бизнес. «Я вообще не понимаю, чего я им не дала? Я, по-моему, всё им отдала». ПАРШИВАЯ ОВЦА МОСКОВСКИЙ ТРЕНИНГОВЫЙ ЦЕНТР И АМФЕТАМИН В КРОВИ Наталья Радиевская Девушка-психолог перехватила Наталью Радиевскую на полпути из зала тренингов, откуда её только что с помпой изгнал коуч, и расспросила о произошедшем. Сотрудница пообещала, что администрация сегодня же вышлет документы для возврата денег. Когда Наталья вышла из тренингового центра, она не могла унять дрожь. Девушка бродила по незнакомому району, пытаясь успокоиться, а её телефон не переставал звонить. Подруга, люди из команды, капитан с предыдущего этапа — все предлагали Наталье свою помощь, хотели «попросить» за неё, но только с тем условием, что она извинится перед тренером. Наталья отказывалась, настаивая на своей правоте. Вечером она сидела в кафе на Чистых Прудах в компании подруги, которая ничего не знала про тренинг. Наталья увлечённо описывала события последних дней, делилась своими ощущениями, мыслями, возмущалась, негодовала, как вдруг подруга прервала её монолог. Она сказала, что Наталья повторяет одно и то же в пятый раз и выглядит не вполне адекватной. Подруга вспомнила о расследовании про тренинги, которое читала в одной газете, а потом предложила Наталье сделать тест на наркотики. Девушка только отмахнулась, но подруга продолжала настаивать, пока Наталья не сдалась. Тест показал амфетамин в крови. Снимок теста с положительным результатом на амфетамин в крови Натальи Радиевской «У меня на самом деле волосы дыбом встали. Просто. Мне сразу стало понятно очень многое. Мне стало понятно, почему жрать не хотелось, а я жрать люблю, я постоянно ем. Я поняла, почему все участники такие, почему у Милы давление под 170 скакнуло, почему у меня мурашки по затылку ползали, почему нет посторонней еды, почему нельзя добавку супа взять, почему капитаны ели отдельно. Сразу пазл сложился», — вспоминает Наталья.6 Она рассказала обо всём Евгению, своему другу с тренинга, который однажды не взял её в свою «лодку», и тот тоже захотел сделать тест. Мужчина прислал Наталье фотографию: рядом со словом «мет» едва проступает вторая красная полоска. По словам девушки, тест зафиксировал «слабо выраженный метамфетамин», но Евгений не придал этому значения и продолжил тренинг. Снимок теста на содержание наркотических веществ в крови Евгения Утром Наталья проснулась с тоскливыми мыслями: «Депрессняк был. Я думала, что меня глючит, что на самом деле это я дура. Просто я такая идиотка и истеричка, а вот нормальные люди учатся. Сто человек осталось, одна овца паршивая». Потом Наталье стало плохо. Она металась по квартире в приступе удушья, чувствовала, как слёзы неудержимо льются из глаз, и не понимала, что с ней происходит. Это была паническая атака, считает Наталья. Она набрала номер скорой помощи, описала своё состояние и пояснила, что была на тренинге личностного роста. «Вы, пожалуйста, не переживайте, к нам с такими жалобами обращаются», — успокоили девушку. Вскоре к её дому подъехали несколько машин экстренных служб помощи: полиция, скорая помощь и бригада психиатров. Последние подтвердили адекватность девушки. Услышав про тренинг, психиатры кивнули: «О, знакомое дело». Скорая помощь зафиксировала высокое давление, которого у Натальи обычно не бывает. Полицейский оформлял документы. Когда Наталья узнала от врачей, что они уже не раз занимались реабилитацией пациентов, проходивших тренинги, то предложила оперуполномоченному сделать выборку пострадавших по Москве. Тот ответил «что-то невразумительное». ИНОГДА ТРАНСФОРМАЦИЯ — ЭТО БОЛЬНО Тренинговый центр прислал Наталье Радиевской пакет документов, в том числе подписку о неразглашении, попросил заполнить их и отправить на абонентский ящик вместе с оригиналами чеков. Девушке не хотелось тратить на это время, так что она добивалась встречи с курьером. На следующий день ей позвонил человек, который представился адвокатом тренингового центра. Он кричал в трубку, что это из-за неё полиция устроила обыск с собаками, обвинял девушку в клевете, угрожал судом и обещал направить информацию о её ментальном состоянии в местный ПНД. «Вперёд!» — коротко ответила Наталья. Капитан написал в общий чат команды длинное сообщение, адресованное Наталье: «Я очень сожалею, что ты не доверилась процессу тренинга, Наташ. Удалив тебя с тренинга, тренер дал тебе лучшую тренировку, хоть ты сейчас можешь этого не понимать и не принимать. Подумай, бывали ли у тебя в жизни ситуации, когда ты, поддавшись своим эмоциям и оценкам, разрушала вокруг себя всё: доверие, пространство, отношения? Не является ли данная ситуация отражением твоей жизни вне тренинга? То, что делал тренер, — не ложь и не фальшь. Это тренинг. Тренер вёл себя так, как должен был, чтобы каждый в зале вырос. Если он кричал, значит, так было нужно. Не для того, чтобы тебя унизить, а чтобы донести до тебя нужные уроки. Трансформация не терпит посредственности. Трансформироваться больно. Иногда невыносимо больно. Я верю, что ты найдёшь в себе силы и мужество разобраться. А я тебе ещё раз повторю: я всегда тебе помогу, если ты выберешь прорываться». Переписка с коучем и подругой-участницей тренинга вокруг ситуации с уходом Натальи Радиевской Спустя пять дней Наталья поехала на официальное освидетельствование при МВД. Первый тест, дающий мгновенный результат, ничего не показал. Через десять дней пришёл второй — тоже чистый. Наталья этого ожидала: врачи МВД предупредили её, что амфетамин выводится из крови за три дня. Следователь сообщил результаты по телефону. Наталья хотела лично увидеть тест, но полицейский сказал, что в этом нет смысла. Наталья написала заявления в разные инстанции — МВД, прокуратуру и даже на сайт президента. После обращения к главе государства сотрудники прокуратуры наконец позвонили девушке, попросили прислать документы и пообещали провести расследование. Процесс остановился из-за отсутствия основного доказательства — факта употребления наркотиков. Первый положительный тест признали недействительным, потому что исследование проводилось не по регламенту. Доказательством может быть только официальное освидетельствование, которое назначают через пять дней после обращения. «Я предлагала сделать расширенный анализ, но полиция никак не отреагировала. У меня очень специфичный оперуполномоченный: такое ощущение, что он сейчас упадёт и уснёт», — говорит Наталья. Потом она узнала, что наркотики остаются в волосах в течение месяца, но делать анализ было уже поздно. Возвращать деньги не спешили. Тогда девушка вооружилась гласностью: рассказала о своей истории на фейсбуке, начала общаться с прессой и регулярно водить съёмочные группы федеральных телеканалов к зданию тренингового центра. Наталья пригрозила администрации, что продолжит освещать их деятельность в СМИ, пока не получит свои деньги обратно. Тогда девушке вернули сумму за второй этап, а вот первый возмещать отказались. Администрация объяснила это тем, что Наталья закончила основной курс и, значит, не должна иметь к ним претензий.1 Наш первый разговор с Натальей происходил в ноябре, через месяц после ее ухода с курсов. Поначалу она думала, что тренинг не причинил ей серьезного вреда, ведь работа с психологом укрепила ее психику. Однако на допросах выяснилось, что у женщины со временем образовались «дыры в памяти». «Часть из того, что там происходило, я просто не помню. У меня как будто куски стерты», — объясняет Наталья полгода спустя. Она поддерживала связь с некоторыми участниками тренинга. Её друг Евгений проходил полугодовую лидерскую программу и поделился с Натальей своими впечатлениями в голосовом сообщении: «У меня всё огонь. Не пью, не курю, всё бросил. Куча друзей, знакомств, каких-то невероятных людей. Просто топчик несравненный. То, что там на ОК (основной курс) и ПК (продвинутый курс) было, — это просто какие-то семечки. Штырит вообще не по-детски. Интересно и очень жёстко. Всё по-взрослому. Не могу тебе рассказать — конфиденциальность, всё такое. Да и нечего рассказывать. Мы просто ставим цели, и нам помогают их выполнять. Какие хочешь. Ну, корректируют, если неадекватные. Я там кайфую по полной программе, вообще нереально! Нереальная тема, вообще супер просто! Просто жесть жесточайшая!» На лидерской программе нужно создать себе новый имидж: участники покупают костюм, парфюм, айфон. Евгений приехал в Москву из Владимирской области и занимался ремонтом. У Евгения нет ни высшего образования, ни своего жилья. Сейчас он проходит лидерскую программу, носит новый костюм, делает селфи на айфон и снимает квартиру, где в коридоре брызгает парфюм за воротник. По приблизительным подсчётам Натальи, общая сумма его кредитов приближается к 300 тысячам рублей. ЧУВСТВО ЭЙФОРИИ И ПОТЕРЯ СВЯЗИ С РЕАЛЬНОСТЬ: КАК И ПОЧЕМУ РАБОТАЮТ ТРЕНИНГИ Стратегия тренингов личностного роста сочетает маркетинговые приёмы, риторику и виктимологию, но в основе группового влияния лежит социальная психология. По словам социального психолога Михаила Вершинина (о его работе подробнее читайте в первой главе расследования), культы во многом опираются на уже готовые механизмы и ритуалы, которые мы используем, чтобы начать доверять чужим: «На гостевой вечер тренинга человека приглашает близкий знакомый, за счёт чего у тебя снижается тревожность. Дальше он видит, что незнакомые люди обнимаются и улыбаются, всё меньше волнуется и снижает своё критическое восприятие группы. С другой стороны, у этого знакомого-вербовщика могут быть свои обязательства перед культовой группой: «Если мы не наберём 10 человек, я постригусь налысо». Формируется групповая ответственность и мотивация на вербовку. Вербовать легче знакомых и близких, так как им тяжелее отказать вербовщику. Там этих механик, которые снижают тревожность и убеждают, что люди не такие опасные, просто сотни». Ещё один важный элемент тренинга личностного роста — поддержание высокой нагрузки. Изоляция, недосып, смена режима питания, многочасовые занятия и огромные «домашние задания» приводят к физическому переутомлению. «Человек, который физически истощён, начинает плохо мыслить, и на первый план выступают самые примитивные реакции, — рассказывает Евгений Волков, учёный, специалист по новым религиозным движениям, социальному воздействию и критическому мышлению. — В состоянии стресса люди вообще быстро принимают групповые нормы поведения, чтобы восстановить чувство безопасности». В условиях ослабленной психологической защиты сильные эмоции одного участника моментально охватывают всех остальных. Массовые рыдания и крики сменяются сеансами релаксации: люди практикуют медитации, отсылающие к самым ранним детским впечатлениям. Тренер подавляет самостоятельное мышление с помощью системы жёстких правил и наказаний, а также сеансов коллективной рефлексии, когда инструктор навязывает людям свою интерпретацию их чувств. «В деструктивных тренингах нередко применяется давление на эмоции, когда человека начинают ругать и унижать за „плохие результаты“ и „никчёмную“ жизнь. И это совершенно по-разному будет воспринято разными людьми. Если человек пережил в детстве опыт жестокого отношения родителей, насилие, порку ремнём за проступки, тогда такие агрессивные выпады резко оживят детские эмоции. Человек эмоционально регрессирует и часто, как и в детстве, не может противостоять ведущему, что как раз и приводит к повторной травматизации. А если у человека были хорошие отношения с родителями в детстве, то такая агрессия не разрушит его. Наоборот, он сможет дать достойный отпор», — разъясняет педагог и психолог Ксения Несютина.3 В результате «трансформации» личность человека замещается групповой идентичностью. Все участники тренинга становятся очень похожи друг на друга: одинаково мыслят, приводят одинаковые аргументы в доказательство того, что они не деструктивный культ, и одинаковыми фразами описывают свой положительный опыт. Формируется общая внутренняя терминология, непонятная постороннему человеку: «бадди», «капитан», «проявляться», «личная ответственность», «лидерство», «личная эффективность». Со временем участники начинают иначе воспринимать события своей жизни, меняют отношение к родственникам и друзьям. Деструктивные культы стремятся поддерживать это состояние. «Новая личность, новая модель поведения, новые правила и всё остальное — это так называемое лучшее „Я“. Лучшая версия меня. У новичка формируется восприятие: „До культа я был неудачником, а теперь у меня есть уникальная возможность стать лучше“», — объясняет Вершинин.2 Внушение идеи о неограниченном личностном потенциале вызывает чувство эйфории и приводит к потере связи с реальностью. Американские психиатры и исследователи подхода Lifespring Дженис Хаакен и Ричард Адамс описывают в своей научной статье, как в результате тренингов участники полностью психологически сливались с Lifespring и уверяли, что это пошло им на пользу, и все свои успехи в жизни связывали именно с тренингом. Однако, по результатам исследований, такая позиция может быть защитной реакцией на опыт психологического насилия. Болезненные ситуации активируют механизмы вытеснения или рационализации. При вытеснении человек забывает травму, а рационализация помогает разделить опыт на «хорошее» и «плохое», и частичное согласие приводит к полному принятию. «Этот процесс рационализации, с одной стороны, естественен для человеческого мышления, но опасен в ситуации с культами, потому что в нас заложено желание найти ложку мёда в бочке дёгтя. Те люди, которые говорят, что не получали там вреда, что стали сильнее, что там всё прекрасно, даже то, что было неприятно, — это люди, которые рационализируют и не хотят разбираться, открывать эту тёмную комнату с тем, что там с ними происходило. Люди, которые покидают культ, травмированы. Культисты и жертвы культов не готовы об этом говорить с психологами, близкими и журналистами. Даже те, которые покидают культ с помощью профессиональных психологов, просто хотят закрыть эту дверь и научиться жить с этим прошлым», — рассказывает Вершинин. Как утверждает Несютина, основная аудитория тренингов — это «нарциссы» с нестабильной самооценкой, зависящей от признания окружающих, и люди, склонные к маниакально-депрессивным колебаниям. На курсах личностного роста их «накачивают» сверхмотивацией, приводя в состояние мании, однако за маниакальной стадией всегда следует депрессивная. Энтузиазм сменяется подавленностью и апатией, нежеланием вставать с кровати. Обычно это происходит через несколько дней или недель после окончания тренинга, когда человек уже не может получить поддержку тренера и группы. Именно в такие моменты люди совершают попытки суицида. Вершинин убеждён, что попасть в культ может любой человек, который находится в сложной жизненной ситуации, так как в этот момент его критическое мышление ослаблено: «У вас умер близкий родственник. Или вы болеете онкологией. Вербовщики Грабового (Григорий Грабовой — российский лидер культа и создатель нового религиозного движения „О всеобщем спасении и гармонии“) стояли у кабинетов онкологов муниципальных клиник. Они ловили людей на третьей-четвёртой стадии онкологии, которые были готовы верить во что угодно и отдавать всё что угодно. Такие обстоятельства. Мы считаем, что навыки, образование и так называемая мудрость защищают от обмана и от ошибок, но это миф. Меня и вас могут завербовать. Защиты нет. Это как радиация, всё зависит от жизненных обстоятельств и качества работы вербовщика. Большая ошибка считать, что в культы попадают какие-то слабые, неправильные люди с низкой духовностью. Они абсолютно любые, разные. Нельзя быть сильным круглосуточно». ЧТО ПРОИСХОДИТ, КОГДА ЗАПИСЫВАЕШЬСЯ НА ТРЕНИНГ Наталья Тихонова На сайте «рутренинг.рф» бушующее море со стаей дельфинов перечёркивает крупный текст: «Комплексные программы развития личности. Успех — это закономерность, а не случайность. Беспрецедентные результаты возможны только за пределами зоны комфорта». Так выглядит заставка нового сайта Московского тренингового центра — старый был закрыт постановлением суда о прекращении незаконной образовательной деятельности. Информации о тренерах на сайте нет. Названия программ теперь звучат по-другому: «Открытие», «Прорыв» и «Мастерский курс». Я прокручиваю страницу вниз и оставляю свои контакты в окошке с надписью «Записаться на курс». Звонок раздаётся три дня спустя. Приятный женский голос объясняет мне, что групповые тренинги в Москве, к сожалению, не проводятся из-за карантина, но можно пройти онлайн-курс одного из тренеров, основательницы МТЦ Натальи Тихоновой — того самого коуча, с которым однажды столкнулась покончившая с собой Марина. Семинар называется «Осознанность: открывая Себя». Два месяца, восемь занятий в зуме, 23 000 рублей. Девушка утверждает, что эта программа отличается от групповых тренингов, зато может отлично подготовить меня к ним. Я всё-таки спрашиваю про тренеров. «У нас преподают Роман Тихонов и Наталья Тихонова. Почитайте, о них много в интернете написано — и хорошего, и плохого… Просеивайте, когда будете читать. Потому что это такие люди… Я сама им очень благодарна… Я считаю, что их программу — основной курс, продвинутый курс, лидерку — надо в школах вводить. Люди делают благое дело», — всё это моя собеседница выдаёт на одном дыхании, так что в первые секунды я даже теряюсь.7 Пока я задумчиво растягиваю междометия, девушка предлагает мне поучаствовать в сегодняшней онлайн-встрече с Натальей Тихоновой, где она подробно расскажет про свой семинар. Я соглашаюсь, и уже через полчаса ссылка оказывается в моём почтовом ящике. В семь часов вечера я подключаюсь к конференции в зуме. Пытаюсь подсчитать количество слушателей, но путаюсь в бесконечных иконках. Кажется, их около восьмидесяти. Много молодых лиц. Наталья рассказывает о своей программе. На протяжении двух месяцев раз в неделю она проводит трёхчасовые онлайн-семинары. Курс также предусматривает факультативные занятия с Романом Тихоновым. Слушатели работают в мини-группах по семь человек, которые формируются из новичков, участников текущих лидерских программ и их выпускников. В конце семинара Наталья задаёт на дом практическое задание. Она говорит, что шла к созданию этого авторского курса последние пять лет. «Мне было важно поддержать моих студентов в том, чтобы они научились различать разговоры в своей голове, слышать разговоры и не отождествлять себя с ними, выбирать ту интерпретацию, которая будет создавать, а не разрушать», — объясняет Наталья. «Есть ли рассрочка на этот курс?» — спрашивают в чате. Наталья просит обращаться с такими вопросами к организаторам. Она улыбается, активно жестикулирует и много говорит о своей деятельности. Например, о том, как открыла в Москве первую школу, обучающую детей по методике Марии Монтессори. Хотя проект существовал не так долго, Наталья радуется, что успела вырастить целое «поколение Монтессори». «Некоторые детки повзрослели, проходили тренинги у меня, у Романа», — рассказывает Наталья. Я пишу в чате, что много лет страдаю от астмы, и спрашиваю, может ли тренинг помочь мне. «Да, мы будем с этим работать», — отвечает Наталья серьёзным голосом. Она откидывается на спинку стула и говорит вкрадчиво, с длинными паузами: «Знаете, я хочу с вами поделиться. Я очень много думала, и похоже, вся моя жизнь была ради того, чтобы в этот сложный период прийти максимально подготовленной, чтобы мы с вами могли начать этот курс об осознанности, чтобы мы все вместе, проходя его, трансформировали неосознанность на всей планете. Я понимаю, что это звучит очень, наверное… Но это то, как я себя чувствую». Встреча подходит к концу, часть иконок исчезает, а Наталья увлечённо беседует с выпускниками своих лидерских программ, которые сегодня присоединились к конференции. Она громко смеётся и ностальгирует по своему первому тренингу в 1993 году, когда в России еще работали основатели Lifespring и их первые ученики (об этом подробнее в четвёртой главе нашего расследования). Я не спешу отключаться. Мне хорошо в обществе этой милой позитивной женщины. Она будто излучает теплоту через экран, а все её слова кажутся такими правильными. Но я делаю над собой усилие и нажимаю на красный крестик. На следующий день я звоню в тренинговый центр, чтобы исповедаться. Трубку поднимает та же девушка, которая общалась со мной вчера. Упавшим голосом я прошу у неё совета, признаваясь, что 23 000 для меня — очень большая сумма. Я рассказываю про свою нелёгкую выдуманную жизнь: хроническая астма, комплексы, муж-тиран, который срывается по мелочам и избивает меня. Наконец вздыхаю и спрашиваю: «Как вы думаете, сможет ли тренинг мне помочь?» Менеджер честно говорит, что сама сейчас проходит семинар Натальи Тихоновой и пытается наладить отношения с матерью. «Я начинаю отслеживать себя, и мне это помогает. Для ваших отношений это точно будет полезно», — заверяет меня собеседница. Она в восторге и от Натальи, и от Романа, которого называет «наш гуру». Про его жену менеджер рассказывает так: «Она мудрая. Отвечая на вопрос, она говорит самую суть, без ответа. Может быть, сразу непонятно, а потом пройдёт время — и думаешь: „Господи, всё просто и прям очевидно!“» Когда я завожу речь об астме, девушка вспоминает, как тренинг излечил её от страха туннелей, и потом добавляет: «Это всё у нас в сознании». Она советует мне пройти курс Натальи Тихоновой, раз у меня есть такая возможность. «Если пришли деньги на этот семинар, то, когда вы его закончите, придут и на следующие, — убеждает меня менеджер. — Забыла сказать! Сегодня последний день пятипроцентная скидка. Сейчас 21 850 это стоит». Я задаю вопросы, изображая интерес. Девушка взывает к моей решительности: «Ждать, думать долго не нужно, вы можете уже сегодня стартануть в новую жизнь!» В следующей, заключительной главе исследования мира тренингов личностного роста Александра Левинская и Хатима Мутаева погружаются в историю психокультов, прослеживают их дорогу в Россию и по следам многочисленных судебных исков приходят к внезапной ссоре в семье Лолиты Милявской. Если вы или ваши близкие сталкивались с тренингами личностного роста и вы хотите рассказать свою историю, пишите нам на почтовый ящик cult@batenka.ru Текст: Александра Левинская Ссылка: https://batenka.ru/unity/sect/psychocult-3/
  19. В этой главе расследования корреспондент самиздата рассказывает о людях, прошедших второй, продвинутый курс тренингов личностного роста. Каково оказаться в окружении тех, кто тебя любит, отвернуться от родителей и внезапно вылететь за борт, лечь на пол, реветь и понять, что ты будто уже умер. А также — что о своей работе думает основатель одного из действующих тренинговых центров Москвы, почему считает, что в жизни нет смысла, трансформация необходима всем, а методы курсов никогда не изменятся. ИСЧЕЗНУВШАЯ Екатерина Ещё до первого исчезновения Екатерина изменилась. Девушка, которая с трепетом относилась к маме, вдруг начала обвинять её во всех своих неудачах. В разговоре Екатерина постоянно возвращалась к мелким негативным эпизодам из детства. Хорошие воспоминания как будто исчезли. Одновременно девушка отдалилась и от тёти. «Она не шла со мной на контакт. Ни на какой. Я была просто потрясена этим фактом. Она как в ракушку убралась, спряталась — и всё», — вспоминает Ольга. Екатерина разошлась почти со всеми старыми друзьями: из пятисот человек в её френдлисте во «ВКонтакте» осталось только сто. Возвращаясь домой, Ольга не раз заставала племянницу в слезах. Екатерина сидела на кухне и плакала, не объясняя почему. Однажды Ольга всё-таки добилась от племянницы откровенности. Екатерина призналась, что у неё был роман с молодым психологом, но он оказался женат. Она много плакала и начала искать нового специалиста. Больше она ничего не рассказывала, несмотря на все усилия вытянуть из неё хоть какие-то подробности. Как-то раз от отчаяния Ольга схватила племянницу за плечи и трясла несколько минут. «Ты обязана сказать мне, кто привёл тебя в такое состояние! Кто?» — допытывалась тётя. Екатерина смотрела Ольге в глаза, качалась в такт её движениям и молчала.4 Она стала всё чаще пропадать. Плохо выглядела, носила то, что первым выпадало из шкафа, бросила прибыльную работу в банке. Как-то раз племянница сказала Ольге, что слышит голоса. Четыре мужских голоса из ниоткуда. Ольга обратилась за помощью в местный психоневрологический диспансер, но врачи, осмотревшие Екатерину, уверяли, что она вполне вменяемая. Они выписали девушке два психотропных средства и отпустили её домой. Между тем поведение Екатерины вызывало всё больше вопросов у её близких. Девушка везде носила с собой газовый баллончик, опасаясь, что за ней следят. По истории поисковых запросов Екатерины Ольга поняла, что племянница искала препараты для наркоза, чтобы удалить почку «у какого-то несуществующего человека». Это выглядело как бред, объясняет Ольга. Когда мать попыталась поговорить с Екатериной, та заперла её в комнате на ключ. Тогда Ольга приняла трудное решение и вызвала бригаду психиатрической помощи. Девушку увезли в больницу.5 «Помню, как я её провожала. Она ко мне вышла. Мы сидели с ней в комнатке для посетителей. Её шикарный маникюр был обстрижен под ноль. Катя сказала мне: „Они мне ногти обстригли. Здесь считается, что я могу на кого-то напасть“. Я уходила и плакала», — рассказывает Ольга. После лечения Екатерина вернулась домой. Она чувствовала себя нормально, даже снова вышла на работу. Но в одно утро девушка вдруг не появилась в офисе. Работодатель направил людей по домашнему адресу сотрудницы, чтобы выяснить, почему её нет на месте. В пролёте они столкнулись с мужем Ольги, который приехал за инструментами. Он услышал, как опрашивают соседей, и сообщил об этом семье. Мать Екатерины праздновала на даче свой день рождения, но после звонка немедленно выехала в Петербург. КАК ТЫ МОГЛА НАС ПРЕДАТЬ? МОСКОВСКИЙ ТРЕНИНГОВЫЙ ЦЕНТР ВЫДВИГАЕТ УЛЬТИМАТУМ Наталья Радиевская Григорий Соколов Перед продвинутым курсом Наталья Радиевская заполнила анкету, где назвала три своих главных желания и рассказала, что хочет получить от тренинга. Женщина не первый год занималась проблемой домашнего насилия и надеялась, что программа даст ей заряд мотивации, чтобы осуществить большой проект — открыть фонд психологической помощи для женщин (в январе 2020 года она создала благотворительный фонд «Ежевика»). В анкете Наталья указала, что общается с психологами, после чего тренинговый центр запросил справку о том, что ей можно проходить тренинг. Наталья принесла бланк, подписанный коллегой.4 Всё это время капитаны продолжали общаться со своими командами. Перед началом нового этапа Андрей написал в общий чат: «Первые два дня достаточно сложные морально в ПК (продвинутый курс). Не все выдерживают». Очень скоро Наталья в этом убедилась. Из потока в 180–200 человек на продвинутый курс осталась половина. Тренинг обошёлся каждому участнику в 54 000 рублей. На первом занятии в Московском тренинговом центре группа принимала правила. Тренер Григорий Соколов зачитывал пункты из договора, и люди поднимались со своих мест, когда соглашались с условием. «Признаёте ли вы, что не будете пить алкоголь во время тренинга?» Наталья встала. «Признаёте ли вы, что не будете употреблять наркотические вещества?» Наталья поднялась снова. «Признаёте ли вы, что не будете курить?» Наталья осталась на месте. Она курила уже двадцать лет и не планировала бросать. На базовом курсе от неё этого не требовали. Многие люди в аудитории сидели на стульях и, видимо, думали о том же самом. Наталья высказала общую позицию, но тренер ответил ультиматумом: «Признаёте или нет? Или пошли нахрен отсюда, вам вернут деньги». Все поднялись. Наталья тоже стояла: она хотела пройти тренинг до конца. Когда участники согласились с тем, что за нарушение правил их будут наказывать, тренер предложил выбрать форму штрафа. «Вот моя предыдущая группа мыла унитазы голыми руками. Ну, я не знаю, что вы придумаете, не знаю, — сказал инструктор и повторил ещё раз: — Ну, кстати, неплохое правило — мыть унитаз голыми руками, но я не знаю, что вы придумаете». Люди в зале кивнули и решили ничего не менять. «Признаёте ли вы, что за нарушение правил будете мыть унитазы голыми руками?» — спросил тренер. Все встали. Участники разделились на группы, которые возглавили новые капитаны. Затем тренер попросил каждого найти в зале трёх симпатичных и трёх неприятных ему людей. Задача состояла в том, чтобы занять место рядом с самой отталкивающей фигурой. Наталья подвинулась к пожилому мужчине. Он носил бороду, как и её последний парень, и Наталью это ужасно раздражало. Пока она объяснялась со своим новым соседом, к ним подбежала ещё одна девушка — она тоже сочла его самым неприятным человеком в зале. В этот момент тренер объявил, что сидящие рядом люди становятся «бадди» — напарниками, которые должны нести друг за друга ответственность. «Во всём всегда виноватят напарника. Если твой бадди не пришёл вовремя, значит, это ты, скотина, виноват, ты не заехал, не заказал такси, не проверил, не позвонил. Если ты выбываешь с тренинга, то твой напарник уходит вместе с тобой», — объясняет Наталья. Она с соседями объединилась в трио, так как количество участников было нечётным. Вскоре напарники уже отлично ладили. Мужчину звали Алексей, ему было около шестидесяти лет. Он владел фирмой, связанной с наукой. Алексей получил тренинг в подарок от сына на день рождения, но относился ко всему скептически. Девушка, Вика, пришла вслед за мужем, который уже закончил курс. Наталья сравнивает второй этап с «холодным душем». Тренер резко изменил свой стиль общения: он стал унижать участников и повышать на них голос. Наталья с возмущением наблюдала, как он кричал на 64-летнюю женщину, Милу. Она была вдовой капитана подводной лодки. Мила кивала головой, всхлипывала и повторяла «да» срывающимся голосом. «Она вела себя как ребёнок», — говорит Наталья. Так реагировали почти все. Когда тренер начал отчитывать Наталью, она повернулась к нему и тихо произнесла: «Со мной так нельзя». В тот день он больше не повышал на неё голос. «Я занимаюсь проблемой домашнего насилия, потому что сама была в сложной ситуации во втором браке. Я теперь прошаренная, и насилие я чувствую. Я могу не знать, как именно это называется — переворачивание ситуации или газлайтинг, но у меня сразу возникает какое-то отторжение на физическом уровне. Как только тренер начал орать, я это почувствовала. Я пыталась поговорить с другими участниками: „Ребят, а вам это не кажется странным? Чё это мы два дня назад ходили ‘распахни объятия другу’, а сейчас мы начинаем вот это вот?“ Вот как это — распахни объятия, мы всех любим. Ну если всех любишь, сука, так общайся с людьми нормально! С любовью!» — возмущается Наталья. Практическую часть занятия предваряли лекции. На втором этапе Соколов начал материться, и это удивило Наталью. Тренинг продолжался с десяти утра до десяти вечера, каждые два с половиной часа наступал перерыв — десять минут. Скоро организаторы ввели новое правило: теперь всем ста участникам нужно было входить в аудиторию за одну минуту. Люди перестали спускаться на улицу, опасаясь, что не успеют вернуться вовремя. Весь перерыв они стояли возле кулера и пили чай. Нужно было делать всё быстро. Переписка Натальи Радиевской с одним из коучей Продвинутого курса тренинга Как-то во время занятия Наталья сильно захотела в туалет. Она встала и направилась к двери. Выходить не запрещалось, но женщина чувствовала, что на неё смотрят неодобрительно. Возле туалета её встретила молодая сотрудница администрации. «Что случилось с тобой?» — весело спросила она. Наталья ответила, что идёт в туалет. «Давай-давай-давай, быстренько-быстренько! Возвращайся!» — подбодрила сотрудница. Наталье казалось, что люди из администрации были повсюду. Они наблюдали за любыми передвижениями участников. В зале процесс контролировали капитаны. Восемь человек сидели за спинами участников и смотрели, что те делают.4 Наталья заметила, что совсем не устаёт от большой нагрузки. Она мало спала, но всё равно чувствовала себя очень бодрой. Это было на неё непохоже. Обычно она теряла всякую работоспособность, если хоть немного нарушала режим, а по выходным отсыпалась целыми днями. Переписка Натальи Радиевской с подругой-участницей курса Второй день начался с вопроса тренера: «Кто нарушил запреты?» Наталья и ещё трое человек сделали шаг вперёд и признались, что курили. Нарушителей вывели на сцену и начали отчитывать. Внизу гудела толпа. «Как ты могла нас предать?» — спрашивал каждый. «Ты нас не уважаешь!» — выкрикивали парни. Наталье хотелось заплакать, но она сдержалась. Сделала несколько глубоких вдохов, а потом представила, что у неё звёздная роль. Наталья ходила по сцене и улыбалась, глядя в разъярённые лица. Это вывело тренера из себя. Григорий Соколов стоял внизу и кричал: «Они вас предали! Да вы посмотрите на неё — ей же насрать на вас! Ей насрать на вас, вы понимаете? Насрать! Она же внаглую на вас смотрит! Потому что они пошли и сделали, что они хотели! Вы вот сейчас распинаетесь, а они стоят и улыбаются!» Наталья ответила коротко и невозмутимо: «Да. И чё?» Люди рядом с ней плакали. Одна девушка вздрагивала всем телом. Она пыталась спрятаться, но тренер сразу одёргивал её: «А ты выйди из-за шторы, покажи своё лицо людям! Покажи!» Нарушители стояли на сцене и слушали критику два часа. Потом с ними всё-таки попытались договориться. Наталья пообещала другим участникам, что больше не будет курить. «Но я чётко решила, что курить буду. Вот в этот момент я решила: принципиально буду курить, ещё и врать буду», — добавляет она. В МОЕЙ ЛОДКЕ НЕТ МЕСТА ДЛЯ ТЕБЯ Когда провинившиеся участники публично раскаялись, Соколов обратился к их малым группам: «Вы все в одной команде. И если один из вас нарушает правила, отвечают все. Идите и мойте унитазы!» Эти слова не произвели на Наталью особого впечатления. Вместе с тремя нарушителями она спустилась со сцены и отправилась в уборную. Отмывать унитазы Наталье помогали два бадди и другие девушки из команды. Она тёрла холодную поверхность влажной салфеткой, пытаясь подавить улыбку. Ей было смешно: «Всё это казалось каким-то блядским цирком». Другие участники относились к наказанию очень серьёзно. Бадди недоумевали, зачем Наталья нарушила правила, команда косилась на неё с осуждением. Когда они вместе ехали домой, все в один голос убеждали женщину: «Наталья, ты не кури. Что нужно сделать? Давай мы тебе позвоним, проконтролируем». Наталья сказала, что это будет её раздражать. «Хорошо, мы рассчитываем на твоё сознание и понимание», — согласились члены группы. Вечером Наталья курила.4 На следующий день участники выполняли упражнение «Лодка». Тренер задал игровую ситуацию: тонет корабль, есть шлюпка с восемью местами — вы остаётесь на корабле или бежите на шлюпку? Требовалось обосновать свой выбор. В зале включили музыку — плеск волн и крики чаек. Все участники разделились на две группы. Наталья присоединилась к своим бадди, которые остались на корабле. Они старались действовать как одна команда. Такое же решение приняла Мила. Она выговорила сквозь слёзы: «Я вдова капитана подводной лодки. Я даже не рассматриваю вариант, что нужно идти на шлюпку». Когда все объяснили свою позицию, тренер начал кричать, что нужно было выбирать лодку, ведь жизнь — это самое ценное. Те, кто остались на корабле, врут самим себе и упускают свои возможности. Мила отказалась принять такую точку зрения. Всегда вежливая и робкая, она даже вступила в спор с тренером. Для неё это было разрушение всех моральных принципов, объясняет Наталья. Большинство участников согласились со словами тренера. Наталью поразило, как быстро люди изменили своё мнение: «Я увидела ложь, продажность, ведо́мость и отсутствие внутреннего стержня. Тренер настроил их, что нужно бежать в лодку через всех». Перед следующим упражнением участники получили восемь палочек. Инструктор озвучил условия: у вас есть лодка, и вы можете взять туда своих товарищей. Если вы берёте человека, то нужно дать ему палочку и сказать: «Вася, я беру тебя на свою лодку, ты плывёшь со мной». Если вы не берёте человека, но помните его имя, то говорите: «Вася, для тебя нет места в лодке, ты со мной не плывёшь». Если вы забыли имя человека, то подходите к нему и говорите: «Мне на тебя насрать, ты со мной не плывёшь». Услышав задание, Наталья запаниковала. У неё была особенность: она никогда не запоминала имена. Вокруг наступил хаос. Люди рыдали в голос, до истерик, а между ними бегали капитаны и кричали: «Чё ты, чё ты? Чё, не можешь сказать? Тебе же насрать на этого человека! Ты даже имя не помнишь! Давай-давай, говори!» Наталья видела, как Мила ждала своей очереди и тряслась. К Наталье подошёл Евгений, с которым она подружилась на основном курсе из-за скептического отношения к происходящему, и, глядя ей в глаза, произнёс: «Наталья, в моей лодке нет места для тебя. Ты со мной не плывёшь». «Для меня это, конечно, было ударом. Потому что мы с ним очень близко общались. Мне было очень обидно», — говорит Наталья. Она следила глазами за потоком людей, проходящих мимо, как вдруг заметила след от синяка на челюсти у одной из женщин. Сверху лежал плотный слой тонального крема. Наталья настолько сконцентрировалась на этом синяке, что даже не расслышала слов женщины. Видела только её «запуганные глаза». Наталья давно подозревала, что эта участница страдает от домашнего насилия. Она казалась слишком зажатой и всё время тряслась. «Я их уже вижу. Достаточно посмотреть — и я понимаю: у этого человека пипец в семье», — объясняет Наталья. Вскоре настал её черед заполнять свою лодку. Наталья шла по кругу из ста человек и, сжимая палочки в руках, тихо повторяла: «Лёша-Вика-Лёша-Вика». Она боялась забыть имена своих напарников. «Там же очень сильный стресс. Ты и так вся в смятённых чувствах, да ещё капитаны орут. Это очень больно. Ты не можешь вспомнить имена даже тех людей, с которыми ты в одной команде, потому что ты на стрессе», — объясняет Наталья. Она отдала две палочки своим бадди, а остальные раздарила просто так. Теперь женщина должна была сообщить о своём решении всем, кто остался за бортом. «Я проходила через этот строй, каждому смотрела в глаза. Я просто поняла, сколько людей прошли мимо меня, хотя обнимались и целовались со мной. Такой контраст. Будто пропасть разверзлась. Всех учили обниматься, отвечать друг за друга, и тут — бац! — все эти люди прошли мимо тебя, ни один тебе даже палочку не дал. Я думала: „Ах вы… суки“». Наталья говорит, что курение её и спасло. Именно тогда она решила, что ей плевать на этих людей, которые ведут себя «как стадо». Наталья обошла всех в зале, спокойно повторяя: «Мне на тебя насрать, и на тебя мне насрать». Внутри ничего не дрогнуло. Закончив упражнение, участники должны были получить обратную связь. К Наталье подбежал Евгений и с возмущением в голосе спросил: «Почему ты мне не дала палочку?!» Женщина объяснила, что он первый её проигнорировал, а она просто ответила тем же. «Ну я ведь несерьёзно!» — обиделся Евгений. Теперь нужно было подсчитать палочки. Кто-то держал в руках шестнадцать, а кому-то не досталось ни одной. Восемь человек, которые собрали больше всего палочек, по команде тренера выдвинули стулья на середину зала и рядком уселись на них. «Сейчас выходят те, кто не получил ни одной палочки», — сказал Соколов. Несколько человек отделились от строя. «Вы утонули. Ложитесь на пол», — приказал тренер. Люди вытянулись под ногами других участников. Потом тренер повторил то же самое — с теми, кто насчитал у себя две палочки. Три. Четыре. Это продолжалось до тех пор, пока в зале не осталось никого, кроме сидящих на стульях, а весь пол не покрыли «утонувшие» участники. После этого Соколов объяснил, что те, кто получил больше всего палочек, спаслись. Они сидят в лодке, плывут к берегу и могут передать людям последнее послание от погибших пассажиров. «Что вы хотите сказать своим близким?» — спросил тренер. Участники лежали на полу и захлёбывались слезами. Наталья слышала вокруг возгласы: «Дорогая, я тебя всю жизнь любил!», «Толик, береги детей!» «У меня уже был просто край этого театра. Уже спектакль начал подбешивать», — признаётся Наталья. Когда тренер склонился над ней, она выпалила: «Дети мои, врите, как последний раз в жизни! Воруйте, грабьте, ебите гусей!» «Ну, Наталья как всегда», — донеслось из зала.6 Женщину не оставляли мысли об этом синяке на челюсти. Вечером она написала капитанам команд, объяснила им ситуацию и предложила получше присмотреть за участницей, но просьбу проигнорировали. На следующий день эта девушка не пришла сначала к десяти, а потом и к одиннадцати часам. Её напарница, узнавшая об опасениях Натальи, сразу же связалась со своей бадди. Участница утверждала, что сделала укол у стоматолога, но Наталья слишком хорошо знала, что врачи не оставляют следов снаружи челюсти. Она не раз видела такие синяки и не сомневалась, что это удар кулаком. Участница сообщила, что уже едет. Наталья разговорилась с Милой. Женщина пожаловалась, что всю ночь пыталась сбить давление. Она так плохо себя чувствовала, что едва дошла до тренингового центра. Видимо, вчерашнее упражнение про лодку слишком сильно взволновало Милу, предположила Наталья. «Я просто не знаю, как я это пережила. Я до сих пор не согласна с этим», — призналась вдова капитана. ЗАТКНИСЬ ИЛИ ВАЛИ Тренер Григорий Соколов вошёл в зал и спросил участников, над чем они собираются работать сегодня. Наталья сказала, что будет учиться создавать доверие. Она вкладывала в это слово особый смысл: «Я решила, что буду врать им как дышу, но чтоб мне все верили». Для Натальи это было тяжелое решение: она не привыкла обманывать людей, но поняла, что иначе не сможет противостоять давлению группы. Тренер выслушал девушку и рассказал, что вчера капитаны команд предлагали её выгнать. Наталья удивилась, но возражать не стала. Она объяснила, что не против покинуть тренинг, разве что хочет получить обратно свои деньги. «Останься. Работай», — приказал тренер. Он выяснил, что одной из участниц не хватает, и обрушил упрёки на её напарницу. Наталья очень волновалась за отсутствующую девушку, так как накануне одна из ее подопечных наложила на себя руки из-за постоянных побоев мужа. Она попросила позволить ей объяснить ситуацию. «Заткнись!» — рявкнул инструктор. Он повернулся к остальным участникам и начал их отчитывать: «Это вы все виноваты. Потому что вы все отвечаете друг за друга. Если она не пришла, значит, вы все нарушили правила. Вы все пойдёте мыть унитазы!» Наталья ещё раз попросила дать ей высказаться. «Заткнись или вали отсюда!» — оборвал её тренер. Наталья почувствовала, как её накрывает ярость. Женщина заорала: «Слышь ты, блядь, слушай сюда. Значит, так. Её дома пиздит муж. Слышал, блядь? Так вот. Может быть, он её уже захерачил в лесу, может, он ей руки отрубил, а ты тут орёшь, блядь! Умный самый?! Я с насилием работаю, я знаю, что это такое!»4 «Пошла вон», — потребовал тренер. Наталья развернулась и вышла из зала. ВОТ ВАША ТРАНСФОРМАЦИЯ ТРЕНЕР СЕРГЕЙ НАСИБЯН ОБЪЯСНЯЕТ СВОИ МОТИВЫ Сергей Насибян На протяжении всего расследования я пыталась поговорить с коучами из разных тренинговых центров и почти всегда получала отказ. Исключением стал коуч и основатель тренинговой компании Trencom сорокашестилетний москвич Сергей Насибян. Первое образование Сергей получил в области управления инвестиционными потоками, менеджмента и маркетинга в Московском институте коммунального хозяйства и строительства. Затем изучал магистерскую программу психоанализа и психотерапевтического бизнес-консультирования в Высшей школе экономики. Потом занимался «совершенно разным бизнесом», переключившись в какой-то момент на развлекательную индустрию и игорный бизнес. Уже обзаведясь своим делом, Насибян попал на программу к известному психологу, ведущему тренеру Академии тренингов, автору нескольких книг Михаилу Ляховицкому, закончил полный курс и решил сам заняться коучингом. Сегодня у него есть собственная компания, использующая опыт Lifespring и «ориентированная на людей, которые стремятся достичь успеха», как говорится на её официальном сайте. Насибян активно ведёт личные блоги в Инстаграме и Ютубе. Кроме того, он был сценаристом и консультантом сериала «Триггер», который вышел на Первом канале в феврале. Это история о вымышленном психотерапевте-провокаторе, оскорбляющем и унижающем клиентов, чтобы заставить их решить свои проблемы, но Сергей подтверждает, что сюжет опирается на реальные случаи из его психотерапевтической практики. Вот его рассказ: „ Я абсолютно убеждён в том, что у людей гораздо больше потенциала, чем они реализуют. Им мешают развиваться внутренние конфликты. Единственное, что нужно научиться делать для развития потенциала, — это осознавать страхи, связанные с теми или иными действиями. Например, существует конфликт между «хочу» и «должен». Люди хотят жить одной жизнью, а должны жить другой, и вот вопрос: откуда этот долг появился? Я считаю, что тренинги нужны всем, но подходят они, конечно, не всем, особенно не всем подхожу я, моя метода и моя философия. Не все люди должны с ней соглашаться. Отбор участников у нас проводится через собеседование с сотрудниками компании. Люди заполняют анкету. Если мне как психологу что-то в этой анкете кажется подозрительным, провожу личную беседу. На тренинге у меня есть больше половины первого дня, чтобы увидеть, что происходит с человеком. Я могу попросить его удалиться с тренинга. Для этого у меня существует правило, что тренер имеет право удалить с тренинга любого участника, не объясняя причин.1 Конечно, мы возвращаем деньги. Даже в том случае, если человек прошёл тренинг и остался недовольным. За десять лет деньги забрали четыре человека. Но всё, что происходит на тренинге, остаётся на тренинге. Есть правило абсолютной конфиденциальности: все могут рассказывать о чём угодно, не касаясь переживаний других людей. Инструменты личностного роста никогда не изменятся. Они будут такими и через сто тысяч лет. Например, есть такой инструмент, как ответственность. Понимать и осознавать ответственность — это разные вещи. Чтобы донести это до взрослых людей, у меня уходит первый день базового курса. Если в зале 39 человек и я прошу их разбиться по парам, то очевидно, что один человек окажется одиноким. На мой вопрос: «Из-за чего ты остался один?» — люди в 99% случаев говорят: «Ну, я просто не успел». Моя задача — спросить: «Что внутри тебя позволило людям выбрать не тебя?» Вот это ответственность. Практически все тренинги, которые сегодня проводятся в мире, берут своё начало от тренингов Александра Эверетта, Вернера Эрхарда и Lifespring. Они были первыми, кто сделал эти тренинги открытыми и доступными для всех. Все признанные научным сообществом тренеры так или иначе используют методы, которые применялись на тех тренингах.1 Я не знаю ни одного адекватного психолога, который был бы противником этих тренингов, потому что они прекрасно понимают, что эти тренинги работают. Психолог не может говорить, что это нужно всем. Конечно, кому-то не подходит тренинг, кому-то не подходит тренер. Но сам метод — через тренировку менять сознание — нужен всем, безусловно. Наверное, сказать, что в моих тренингах от концепции Lifespring ничего не осталось, — это как-то слишком громко. В своих программах я использую психодраму, гештальт-терапию, психоаналитический подход, гуманистическую психотерапию, интерактивный коучинг и многие другие подходы, но особенность моего подхода, наверное, в моём таланте. Я с тотальным уважением отношусь к своим коллегам, но, как любой человек с нарциссической натурой, я могу сказать, что я, конечно, лучше, да? И там и там я буду и прав и не прав одновременно. Вы можете пройти только базовый курс и больше никакого другого. Польза, безусловно, будет. Будет ли польза от начальной школы? Вы ж научитесь читать, считать и писать, да? Затем вы перейдёте в среднюю школу, потом в институт, потом в аспирантуру. Здесь то же самое. Пройдя все четыре тренинга, вы будете знать о личностном росте абсолютно всё. Всё, что я собирал на протяжении многих лет, я уместил в эти четыре тренинга. Там просто два продвинутых. На базовом курсе мы разбираем основные мировоззренческие установки, которые мешают человеку достигать поставленных целей. На втором и третьем тренинге мы уже касаемся каких-то эмоциональных аспектов и работаем с теми ограничениями, которые мешают человеку творчески самовыражаться и самореализовываться. А мастерский курс — это исключительно философия. Я, в частности, опираюсь на восточную: буддизм, индуизм, христианство, каббалу и всё остальное, что я изучал на протяжении многих лет. Я не касаюсь духовности. Моя задача — показать, что мы все живём по определённым социальным законам, которые формируют внутри нас какую-то философскую доктрину. На мастерском курсе люди как раз понимают, что смысла жизни не существует. Это моё абсолютное убеждение. Я проходил лидерскую программу. Я вовлекал людей и ни секунды об этом не жалею. Поверьте мне, я даже не чувствовал, что в этот момент меня кто-то обманул. Прохождение тренингов действительно изменило мою жизнь. Конечно же, я хотел, чтобы мои близкие узнали об этом, поэтому я был спокоен. 98% людей, прошедших мои тренинги, — это те, кто услышал обо мне от своих знакомых. Но у нас нет никаких схем вовлечения. Этот инструмент, к сожалению для многих людей, сегодня не используется на тренингах. Раньше он действительно применялся в рамках лидерской программы. На сегодняшний день этой программы не существует. Нельзя демонизировать вовлечение, которым занимаются ребята, прошедшие тренинги. Они пытаются построить на этом бизнес, но очень быстро сталкиваются с тем, что это не работает. Вовлечение используют все, и задания такие бывают. Но у нас вы такого задания не получите. Личностный рост — это осознанное и здоровое прохождение человека через его внутренние конфликты. Как только вы осозна́ете свой конфликт, у вас произойдёт так называемая трансформация личности. Если сегодня вы ходите на работу потому, что вы должны туда ходить, а потом к вам приглашают меня, например, и в результате тренинга вы не уходите, а остаётесь на работе, — это означает, что вы нашли там ценностную мотивацию. Вот ваша трансформация. Трансформация происходит за секунду, потому что на осознание не нужно нескольких дней. Главное, чтобы в контексте тренинга произошло событие, которое могло бы сподвигнуть вас к трансформации. После этого люди очень сильно меняются. Да, это не гарантировано, но возможно. Если у вас на тренинге происходит какой-то сильный вау-эффект, то потом у вас должно возникнуть «похмелье». Поэтому я, например, не посещаю и не рекомендую такие тренинги, как погружение в прошлые жизни, выход за тело, ну и так далее… Это всё прекрасные техники, но я бы не стал ими пользоваться в контексте тренингов. В составе большой группы вы обязательно достигнете очень серьёзного эффекта, а потом никогда не сможете испытать это сами. Из-за этого у вас возникнет депрессивное состояние. Если бы вы сами попробовали тренинг, вы бы увидели, что вечером вам очень не захочется уходить. Потому что уровень переживания, который у вас там будет, сделает очень ценным само пространство, где это происходит. Так люди годами ходят в психологические и терапевтические группы, а когда группы заканчиваются, многие из участников даже подумывают о самоубийстве. У нас всего 14 правил: быть вовремя, посещать все элементы тренинга, если ты решил туда прийти, обращаться ко всем участникам тренинга на ты, говорить чётко, если ты не хочешь принимать участие в определённом процессе, не разглашать переживания других участников, не употреблять спиртные напитки, не курить, никаких наркотиков, рассказать обо всех болезнях, которые могут помешать проводить тренинг, сообщить, если есть рекомендованные врачами назначения каких-либо препаратов, изменяющих сознание… Ну вот такие правила. Чтобы человек сам себе не навредил. Почему-то у всех со словом «провокация» ассоциируется прыжок с крыши. Провокация может быть очень тонкой и деликатной. Суть провокации как метода работы с клиентами в том, что защититься от неё никто не сможет. Когда защиты не сработают, реакция на провокацию будет настоящей. Основная цель любого психотерапевта, тем более провокативного, — это следовать за эмоцией. Однажды я предложил девушке признаться в своих скрытых недостатках незнакомым людям в ТЦ. Девушка комплексовала, что у неё одна нога короче другой на четыре сантиметра. Я сказал, чтобы она подходила к людям и говорила: «У меня одна нога короче другой на четыре сантиметра. А у вас какой недостаток?» И люди с лёгкостью рассказывали ей о своих недостатках. Она просто увидела, что все люди недостаточно хороши. Раньше она парилась на эту тему, а потом перестала. Такая ситуация может травмировать человека. Но есть такой метод, как ретравмирование, когда заставляют человека быть травмированным. Вы наверняка слышали о тренингах регрессологов: проход через родовые каналы и тому подобное. Такие приёмы тоже существуют. Это тоже для освобождения от транса, в котором находятся люди. “ ЛИДЕР ПРОЯВЛЯЕТСЯ ЯРКО ИНСТИТУТ НЕПРЕРЫВНОГО РАЗВИТИЯ ОТПРАВЛЯЕТ НА ПОЛОСУ ПРЕПЯТСТВИЙ Галина Рахор Николай Голяков Про свои занятия на продвинутом курсе в Институте непрерывного развития Галина Рахор рассказывает относительно скупо. Участники разыгрывали различные жизненные ситуации, где требовалось быстро принять решение. Затем вместе анализировали поведение друг друга, рассказывая, как окружающие люди выглядели со стороны. Галина слышала разные фразы: «Ты проявляешься ярко», «Сейчас ты была очень скучная», «Ты была суперъяркая!»2 Некоторые решения давались тяжело, но так она «расширяла свои границы». Одна ситуация вызвала у Галины очень сильные негативные эмоции: увидев себя глазами других, она почувствовала ненависть к самой себе. «Мне вообще не хотелось присутствовать там, хотелось встать и уйти, всё бросить», — рассказывает Галина. В этот момент у неё началась мигрень. Как только ситуация изменилась, головная боль прошла. Другие участники тоже испытывали трудности: кому-то не нравились упражнения, некоторые плохо себя чувствовали и хотели уйти. Всё это было частью тренинга, уверена Галина. Участники должны были «прожить» этот опыт, чтобы измениться. «Никакой тренер не может влиять на меня. Каждый сам несёт ответственность за свои мысли и самочувствие», — объясняет Галина. После продвинутого курса она без всяких сомнений пошла на заключительную часть тренинга. Во время лидерской программы Галина выполняла много групповых заданий. За три часа нужно было подготовиться и сделать что-то необычное — например, исполнить танец балерины. Каждый день тренер ставил новую задачу. Люди сидели в тренинговом центре до поздней ночи, уезжали домой, спали шесть часов и утром снова бежали что-то организовывать. По словам Галины, это напоминало «скаутский лагерь». Ровно в семь утра, ни минутой позже, все участники должны были собраться в зале. Это показывало, как важно быть частью группы, и помогало ощутить себя одной командой, объясняет Галина. В одно утро они не досчитались участника. Все знали, что через две минуты дверь закроют и он больше не сможет попасть внутрь. Вместе с тренером они долго разбирали эту ситуацию и пришли к следующим выводам: «Виноват не тот, кто опоздал на две минуты, а виноваты мы все! Мы за пять минут уже знали, что его нет. Почему мы не помогли? Почему мы не разбудили? Почему мы о другом не думали? Каждый думал только о себе!» Галина говорит, что чувствовать ответственность за других людей было очень здорово. Третья часть включала «Верёвочный курс»: участники отправлялись за город и вместе проходили полосу препятствий. В финале лидерской программы группы должны были представить свои благотворительные проекты. Команда Галины устроила большой концерт в центре Москвы. Известные группы выступили бесплатно, а все собранные деньги организаторы под расписку перечислили в подмосковный детский дом. Директор этого учреждения проходила тренинг вместе с Галиной. Каждый также получил индивидуальное задание — вовлекать новых участников. Нужно было рассказывать про тренинг и приводить туда людей. Галина вовлекла своего шефа, его заместительницу и 19-летнего брата — Николая Голякова. Галина уже не помнит, зачем она это сделала. Перед участниками тренинга ставили задачу: рассказывать всем о программе и приводить новых людей, но это точно не из-за задания, утверждает Галина. Просто там было здорово, и она хотела, чтобы у брата всё сложилось.1 Сейчас Николай Голяков, 34-летний москвич и реквизитор в кино, редко общается со своей старшей сестрой. Он рассказал мне другую версию событий. Галина расхваливала тренинг и настойчиво звала Николая с собой, а он раз за разом отказывался. Тогда Галина сама заплатила за брата, и выбора у него не осталось — пришлось идти на тренинг. Но деньги тренинговый центр в итоге был вынужден вернуть.1 Первое занятие основного курса вызвало у Николая Голякова одну эмоцию — удивление: «Я пришёл — и охренел. Тренер отчитывал взрослых людей ну просто как школьников». В первый день он не услышал замечаний в свой адрес, и всё прошло спокойно. На следующее занятие Николай, бармен, пришёл после ночной смены. Спустя час тренер одёрнул сонного Николая и начал его поучать. Молодой человек попросил отстать от него — он всю ночь не спал из-за работы. Тренер ответил, что в таком случае вынужден отчислить Николая, ведь по правилам участники должны высыпаться. Парень взорвался негодованием. «Да без проблем, я вообще не хотел сюда идти. Меня сестра заставила просто, сама заплатила. Вот ей деньги верните за эту херню, а мне ваше говно вообще не нужно!» Он повернулся к остальным участникам и заорал: «Как вы вообще позволяете так с собой разговаривать?! Взрослые люди! Какое-то говно стоит и вас вот так вот распекает!»5 В следующей части исследования самиздат рассказывает, что случилось с пропавшей петербурженкой Екатериной, пытается разобраться, почему люди попадают в психокульты и что с ними происходит, а также обращается в тренинговый центр за консультацией об астме. Если вы или ваши близкие сталкивались с тренингами личностного роста и вы хотите рассказать свою историю, пишите нам на почтовый ящик cult@batenka.ru Текст: Александра Левинская Ссылка: https://batenka.ru/unity/sect/psychocult-2/
  20. В России действует более трёх тысяч компаний тренингов личностного роста, которые научат вас воплощать свои мечты, сделают лучшей версией себя и подарят небывалую метаморфозу из неудачника в подлинного Лидера. А также, возможно, сломают жизнь, заставят порвать отношения с близкими и доведут до суицида. В первой части расследования самиздата Александра Левинская изучает, как проходит начальная стадия трансформации. Об основном курсе рассказывают свидетель разрушения целого бизнеса, родственники пропавшей девушки, человек, чуть не лишившийся рассудка, и настоящий Лидер — тот, кто прошёл эту дорогу до самого конца. Екатерина 20 августа 2017 года двадцатитрёхлетняя петербурженка Екатерина должна была поехать к маме на день рождения, но в последний момент пропала. Она оставила дома все свои вещи, включая мобильный телефон. У неё была запись на микроблейдинг бровей 21 числа. Казалось, девушка вышла на пять минут, но она всё не возвращалась. Её семья написала заявление о пропаже в тот же день. По совету полицейских, они также обратились в поисково-спасательный отряд «Лиза Алерт». Волонтёры расклеили листовки с фотографией Екатерины по всему Петербургу. Это не помогло. Екатерину объявили в федеральный розыск. Всю жизнь девушка прожила вместе с мамой и тётей. По вечерам они собирались на кухне, делали косметические маски из глины, пили чай и делились новостями. А ещё много смеялись. «Она была как жар-птица. Яркая, весёлая, умная», — рассказывает её тётя и крёстная мама Ольга. Она забирала Екатерину в кульке из роддома, когда отец-дальнобойщик был в рейсе, нянчилась с ней и читала ей книжки. Катя могла поговорить с тётей почти обо всём. Родная дочь Ольги осталась с отцом после развода, поэтому они проводили не так много времени вместе. До того как попасть в федеральный розыск в 2017-м, Екатерина уже однажды пропадала. Когда спустя три дня она пришла домой, Ольга заметила в ней сильные перемены: «Она вернулась как выжатый лимон. У неё было какое-то отсутствующее выражение лица. Пустые глаза. Как будто оболочка пришла, а души внутри нет». Екатерина сказала, что была на тренинге. Ольга стала расспрашивать, чем они занимались столько времени, но в ответ услышала череду странных слов: проработка, медитации, интенсив. Екатерина говорила, что на тренинге было десять психологов, с которыми они обсуждали десять разных тем — от детства до работы. Ещё они делали расстановки в парах и падали людям на руки. Ольга ничего не поняла, но почувствовала сильное раздражение. Она недоумевала: как можно обсуждать какие-то проблемы без сна и покоя? С того дня Екатерина стала странно себя вести. Она отказывалась от домашней еды, которую всегда любила, не спала по ночам и постоянно курила у открытого окна. После исчезновения дочери мама Екатерины перерыла её вещи, нашла личный дневник и массу чеков об оплате на восемь, десять и больше тысяч рублей. Екатерина работала в банке, получала зарплату 30 тысяч и 24 из них переводила на какие-то неизвестные счета. Девушка говорила, что оплачивает тренинги личностного роста, которые нужны ей для учёбы. Три года назад она поступила на психфак Санкт-Петербургского института психологии и акмеологии, после чего стала регулярно ходить к психологам. Это была её принципиальная позиция: будущий специалист должен сам пройти психотерапию, прежде чем принимать пациентов. Родные предполагают, что кто-то из этих психологов и направил Екатерину на один из многочисленных тренингов личностного роста. ПОСМОТРИМ, КТО ВЫЖИВЕТ «Желаю всё-таки сделать шаг в неизвестное и достичь тех целей, которые ты себе поставила!» — напутствует меня Галина Рахор, перед тем как повесить трубку. Она говорит с лёгким акцентом: в конце нулевых Галина переехала жить в Германию. Там она вышла замуж за немца — как и загадывала: приятный мужчина чуть старше неё, с машиной. Они вместе уже семь лет. Галина уверена, что все эти мечты ей помог осуществить тренинг личностного роста, который она прошла в 2006 году в Институте непрерывного развития. «Я бы всем рекомендовала этот тренинг. Это не какие-то задания, которые ты для кого-то выполняешь, это просто жизненный опыт. Ну, жизнь изменится по-любому. Это как в душе: всё смываешь с себя и выходишь каким-то ободрённым, усиленным, ясным», — утверждает Галина, закончившая полную программу Института, включая последний курс — лидерский. В 2006 году она в одиночку воспитывала двоих маленьких детей и переживала, что её вот-вот уволят с работы из-за нулевых продаж. Тогда коллега рассказала про один интересный тренинг, состоящий из трёх частей. «Хочешь что-то изменить в жизни?» — спросила она. «Как по заказу!» — ответила Галина. Коллега объяснила, что придётся взять отпуск за свой счёт: тренинг длится 12 часов в день. Она не могла рассказать больше, поскольку сама проходила этот курс, но добавила, что её шестидесятилетняя мама уже завершила программу и начала новую жизнь. Это убедило Галину, что тренинг эффективен для всех, и она решила попробовать. Галина до сих пор благодарна себе за смелость, которую проявила в тот день. «Важно сказать „да“, когда ты не знаешь, чему ты это говоришь. Ты знаешь только, что это тренинг, что там будет что-то интересное. На самом деле они ничего не рассказывают. Человек делает шаг в неизвестность. Но у нас каждый шаг — неизвестность, да?» — считает Галина. Сорокалетнюю Наталью Радиевскую привела в Московский тренинговый центр старая подруга. В сентябре 2019 года, после двадцати лет молчания, она вдруг предложила увидеться и сходить на её выпускной. Как оказалось, это был выпускной тренинга личностного роста. Сначала Наталье там не понравилось: по залу носились толпы людей в одинаковых футболках, а музыка была такой громкой, что у женщины чуть не случилась паническая атака. Но подруга познакомила Наталью со своими друзьями, которые показались ей спокойными и доброжелательными людьми и позвали её на вечеринку к одной из выпускниц. Наталья согласилась. На вечеринке оказалось гораздо лучше, чем на выпускном: «Все были такие классные, такие вовлечённые. Мне очень тяжело из-за того, что вокруг меня мало интеллектуальных открытых людей, а здесь я как домой попала», — рассказывает Наталья. Новые знакомые описывали, как тренинг изменил их жизнь, и советовали пройти курс. Наталья пыталась узнать подробности, но в ответ слышала лишь: «Мы не имеем права рассказывать, иначе это не сработает. Ты сама всё поймёшь». Наталья поддалась на уговоры. После вечеринки она засомневалась в своём решении: недавно она потеряла работу, денег не хватало даже на оплату квартиры, а курс стоил 33 тысячи. Однако новые друзья не переставали писать и приводить доводы в пользу тренинга. Подруга звонила утром, днём и вечером, убеждая оплатить основной курс. Спустя три дня Наталья взяла кредит. Переписка с подругой перед записью на Основной курс тренинга в МТЦ В 2010-м году Светлана Долгова, HR-директор московской компании «Сантехкомплект», по требованию начальства приняла участие в тренинге личностного роста. Однажды генеральный директор объявила, что пригласит «чудесного тренера», чтобы повысить осознанность и ответственность руководителей. Светлана подумала, что это будет интересный опыт. Пять месяцев назад она пришла на работу в компанию по приглашению генерального директора, поддерживала с ней хорошие деловые отношения и доверяла ей. «После этого народ поувольняется. Посмотрим, кто выживет», — добавила начальница. Светлана, Наталья, Екатерина и Галина никогда не встречались. Все эти истории происходили с ними в разных городах и в разное время, а организации, проводившие тренинги, имеют разных собственников, хоть и работают по одной системе, разработанной американской компанией Lifespring. Lifespring возникла в США в семидесятых и обещала участникам глубокую внутреннюю трансформацию, которая позволит им добиваться всех целей в жизни. Для достижения этой метаморфозы следовало пройти три курса занятий: Basic (основной), Advanced (продвинутый) и трёхмесячную Leadership program (лидерскую программу). На каждом этапе участникам предстояло выполнить определённые психологические упражнения и заново расставить приоритеты в жизни. Сначала курсы пользовались феноменальным успехом, через них прошло несколько сотен тысяч американцев, и компания хвасталась, что 90% их подопечных отзывались об этом опыте крайне положительно. Однако со временем всё больше и больше участников курсов стали жаловаться на сильный стресс, возникшие психические расстройства, сломанную карьеру и жизнь. Вскоре в прессе появилась информация и о смертельных случаях. Основатели Lifespring потонули в судебных исках и журналистских расследованиях, но за время своего существования компания породила множество клонов, так как активно воспитывала новых тренеров-коучей для расширения бизнеса. В частности, такие клоны стали возникать и в России. Подробную историю корпорации Lifespring читайте в четвёртой части расследования. Московский тренинговый центр, центр «Совершенство», Институт непрерывного развития — подобные тренинговые компании существуют почти в каждом городе России, не поддаются подсчёту и предлагают своим клиентам одинаковый набор психологических упражнений, разделённый на три или четыре курса. На каждом этапе должны происходить всё более глубокие внутренние трансформации до тех пор, пока участник окончательно не переродится в того человека, которым всегда хотел быть. ПРОЯВЛЯТЬСЯ ВО ВСЮ МОЩЬ КУРС ПАВЛА ЭРЗЯЙКИНА, ЧУТЬ НЕ УНИЧТОЖИВШИЙ ЦЕЛЫЙ БИЗНЕС Светлана Долгова Павел Эрзяйкин Скоро начальница Светланы Долговой огласила подробности предстоящего мероприятия: тренинг пройдёт в подмосковном городе Видное, куда сотрудники обязаны выехать на три дня — пятницу, субботу и воскресенье. Занятия займут всё рабочее время, с восьми утра до пяти вечера. Генеральный директор обязала всех сотрудников пройти тренинг, отказаться было нельзя. «У тебя два варианта: или участвуешь, или увольняешься», — объясняет Светлана. Компания принадлежала акционерам и управлялась несколькими директорами. Одна из директоров сказала, что не сможет присутствовать на тренинге в субботу, поскольку планирует отмечать юбилей — 50 лет. Она уже заказала стол в ресторане и пригласила гостей. На глазах Светланы начальница строго отчитала коллегу и пообещала добиться её увольнения, если та не явится на тренинг. Такая реакция очень удивила Светлану. Юбилей в итоге пришлось перенести. Светлана работала HR-директором и по финансовой отчётности знала, что тренер обошёлся компании в 150 тысяч в день без учёта перелёта, проживания и райдера. Этого человека звали Павел Эрзяйкин, он жил в Екатеринбурге, родном городе генерального директора. Они рассказывали, что вместе ездили в индийские ашрамы — духовные общины, которые возглавляет гуру. Самиздат выходил на связь с Эрзяйкиным, чтобы получить комментарий, но тот не стал отвечать на вопросы корреспондента. На тренинг пришли 35 сотрудников компании. Среди них было много взрослых мужчин в возрасте 50–60 лет, которым никогда не приходилось участвовать в таких мероприятиях. Эрзяйкин вошёл в зал и, оглядев незнакомые лица, обратился ко всем сразу: «Ты мне сейчас скажешь, кто ты, что ты и зачем ты». Светлану это шокировало. Она не выдержала и ответила: «Знаешь что? Давай сделаем так. Сначала ты представишься, кто ты, что ты и зачем ты здесь как тренер. А потом поговорим». Тренер услышал Светлану и всё-таки рассказал о себе, но с тех пор невзлюбил её. Почти весь день участники принимали десять правил. Светлане особенно запомнились пять: не опаздывать, не вести записи, даже в тетрадь, не курить, не употреблять алкоголь, не пить воду и не есть в зале, где проходит тренинг. Однажды руководитель отдела обучения немного задержалась. Тренер критиковал её больше получаса, пока тридцать человек сидели на стульях и молча слушали его нотации. Светлана и сейчас может воспроизвести этот диалог: — Ты нарушила правила? Ты осознаёшь это? — Что я должна осознать? — Ты опоздала. — И? — Вот признай, что ты неправа. — Ну хорошо, я неправа. — Нет, ты не так признай. Чтобы попить воды, надо было выйти в маленькую комнатку для кофе-брейка. Светлана наливала себе чай, когда к ней подошёл другой сотрудник и быстро проговорил: «Ты же помнишь, какие у нас правила?» Эта фраза её разозлила. «И что? Пойдёшь и донесёшь, что ли? Ну иди доноси», — ответила Светлана. Она чувствовала, как внутри неё нарастает сопротивление. Светлана привыкла анализировать всё, что происходит, поэтому записывала слова тренера вопреки правилам. На занятиях она рисовала и говорила с другими сотрудниками, объясняя им, что Эрзяйкин ведёт себя неправильно. Они с тренером вступили в открытое противостояние. Как только Светлана начинала говорить, Эрзяйкин грубо обрывал её, покрывал матом и посылал. Она не отвечала. Светлана решила игнорировать тренера, поскольку положение не позволяло ей устроить скандал. Генеральный директор была свидетелем этого конфликта. Она несколько раз подходила и спрашивала Светлану: «Почему ты сопротивляешься?» «Как я могу не сопротивляться тому, что происходит?» — удивлялась Светлана. Во время занятия одна из участниц, руководитель отдела закупок, почувствовала себя плохо. Тонометр зафиксировал высокое давление, и её отправили домой на такси, после чего генеральный директор потребовала уволить эту женщину. «Случайности неслучайны», — многозначительно сказала начальница. Светлана отказалась увольнять сотрудницу, которая работала в компании уже девятый год. Она пыталась объяснить генеральному директору, что у любого человека может подскочить давление, если ему нельзя выйти и попить воды. В ответ начальница поделилась собственным опытом: «Да, у меня были такие ситуации, когда я была у Эрзяйкина. Я теряла сознание и валялась, пока не наступал перерыв. Ничего страшного не произойдёт». Светлана плохо помнит, о чём Эрзяйкин рассказывал на тренинге. Кажется, они развивали управленческие навыки: учились ставить цели и определять задачи, а также делегировать их другим. Светлана говорит, что занятия показались ей бессодержательными: «Когда люди выходят с тренинга, у них есть инструментарий, представление о том, что они будут делать. Здесь его не было». На второй день Эрзяйкин задал участникам домашнее задание — написать себе некролог. Это заставило Светлану перейти к активным действиям. Она подходила к каждому сотруднику и просила не выполнять домашнюю работу, но не смогла переубедить людей. Большинство из них работали в этой компании 10–15 лет и отождествляли себя с ней. В первые дни Светлана постоянно удивлялась тому, насколько правильные люди её окружают. В офисе действовал непреложный принцип: начальник сказал — значит, надо сделать. Люди не хотели потерять работу, поэтому выполняли всё, что требовали от них тренер и генеральный директор. Сотрудники сидели в два ряда вдоль стен, а Эрзяйкин располагался напротив в крутящемся кресле. В какой-то момент часть людей стала пересаживаться к Светлане. Эти участники чувствовали, что происходит что-то не то, предполагает она. Светлана читала в интернете про трёхэтапные мотивационные программы американской компании Lifespring, описания которых удивительно напоминали то, с чем ей пришлось столкнуться на тренингах в Видном. На третий день одна девушка пропустила занятие. Генеральный директор по обыкновению приказала уволить эту сотрудницу, а Светлана снова не согласилась. В понедельник она пришла в кабинет начальницы, чтобы провести с ней переговоры. «Вы понимаете, что это может очень плохо сказаться на психике людей? И что с ними будет потом, никто не знает», — волновалась Светлана. Поделившись своими опасениями с начальницей, Светлана услышала в ответ: «Какая разница? Это их проблемы». Она дала Светлане неделю, чтобы выбрать одно из двух: уволиться или принять существующие правила. Светлане стало страшно. Она не понимала, чего ожидать от начальницы, которая вела себя неадекватно. Светлана собрала девять акционеров компании и объяснила им ситуацию. Они приняли решение обратиться к собственнику: привезли его в офис и рассказали, что он может потерять свою компанию. На тот момент она была лидером рынка. Собственник прислушался к ним и пообещал разобраться, но в итоге не предпринял никаких мер. Когда он позвонил руководителю юридического отдела, она назвала опасения акционеров «бредом». Ранее на общем собрании она поддержала Светлану и сказала, что тренинги представляют опасность для компании. «К сожалению, есть трусость людей», — объясняет Светлана. Она не сдалась. Светлана начала составлять письмо с информацией о тренингах, чтобы разослать его в корпоративной почте. Не успела. В компании уже сделали другую рассылку — против самой Светланы. Через неделю она сообщила генеральному директору, что увольняется. «Я не знаю, почему она решила, что я буду поступаться своими принципами. У меня был выбор: либо остаться и уволить кого-то, либо уйти. Я предпочла уйти», — говорит Светлана. Реальных оснований для увольнения не было, поэтому они оформили соглашение сторон. Начальница выплатила Светлане компенсацию. Вслед за Светланой уволилась и сотрудница, отменившая юбилей из-за тренинга. Вместе они попытались сделать рассылку через другой канал, но столкнулись с угрозами. «Нам напоминают, что у нас есть дети», — предупредила коллега.+ От других бывших коллег Светлана узнала, что после её ухода тренинг проводился ещё два раза. Почти все руководители покинули компанию. Кто-то ушёл сам, кого-то уволили, начались финансовые трудности. В 2014 году генеральный директор сменился. НЕ КУРИТЬ, НЕ ЕСТЬ, НЕ ПИТЬ ЦЕНТР «СОВЕРШЕНСТВО» И ПРОПУЩЕННЫЕ ПОХОРОНЫ Ирина Шкиль В 2016 году знакомая уговорила 24-летнюю Оксану Гордееву (имя изменено по просьбе героини) посетить бесплатную «Гостевую встречу» в самарском тренинговом центре «Совершенство», а на месте Оксана узнала, что её основной курс уже оплатили. Через неделю она обратилась к матери, Вере, за помощью. Девушка объяснила, что ищет 40 тысяч на классный полезный тренинг, где она очень хорошо себя чувствует. Вера, психолог по второму образованию, часто посещала тренинги и знала, что они бывают дорогими, но эта цена её удивила. Она отказала. Когда Оксана пришла к маме в гости, та сразу заметила в дочери какую-то перемену. Оксана выглядела слишком возбуждённой: глаза блестели, движения были размашистыми и суетливыми. Она льнула к матери, обнимала её и со слезами в голосе восклицала: «Мам, я тебя так люблю, так люблю! Прям с ума сойти, как люблю!» Минуту спустя Оксана рассказывала, как прекрасна жизнь, но вдруг прервалась и зарыдала. Слёзы перетекли в истерику. Вера была в растерянности: она никогда не видела ничего подобного. По её словам, Оксана привыкла сдерживать свои эмоции. Недавно она поссорилась с матерью и до сих пор держала дистанцию, так что её поведение выглядело вдвойне странным.4 Проводив дочь, Вера позвонила парню, с которым жила Оксана. Оказалось, он тоже заметил, что девушка сильно изменилась. Об этом говорили и все её близкие друзья. Как психолог Вера понимала, что тренинг мог быть причиной неуравновешенного состояния дочери, и решилась поговорить с ней. Несмотря на ссоры, их отношения оставались близкими и доверительными. Оксана рассказала, как её вынудили пройти основной курс в тренинговом центре «Совершенство». Программа состояла из трёх этапов, причём стоимость увеличивалась с каждой новой ступенью. Занятия проводили по выходным; с десяти утра до десяти вечера Оксана находилась в помещении, куда не проникал солнечный свет. Вместе с группой из 60 человек девушка скандировала кричалки, выполняла различные упражнения, а в перерывах танцевала. Им помогали «капитаны», которые общались с участниками и после занятий. Все должны были соблюдать правила, прописанные в договоре с тренинговым центром: сохранять конфиденциальность, приходить вовремя, чтобы занять своё место, присутствовать на всех днях тренинга, носить именную карточку на видном месте, принимать назначенные врачом лекарства, не разговаривать с соседями, не курить, не есть, не пить, не жевать резинку в аудитории, не употреблять алкоголь, марихуану и другие препараты, влияющие на сознание, не писать в тетрадь, не делать аудио- и видеозаписи, не фотографировать, не включать телефон, не начинать романтических и сексуальных отношений с другими участниками во время тренинга и в течение 30 дней после его окончания. Если один человек не приходил, то занятие отменялось для всей группы. В такой ситуации остальные участники направлялись к отсутствующему и приводили его на тренинг. Одна девушка не пошла на похороны к собственному отцу, чтобы попасть на занятие. По словам Оксаны, тренер и создательница международного тренингового центра «Совершенство» Ирина Шкиль (отказалась давать комментарии самиздату) поощряла такое поведение. Она говорила, что хочет делать других счастливыми и успешными. Объясняла, что мир станет лучше, когда таких людей будет четыре процента. Вера сразу поняла, что это ненормально. Она рассказала дочери всё, что знала о таких тренингах, проводила её домой, а сама тем же вечером начала собирать информацию. В итоге она обратилась к Михаилу Вершинину — социальному психологу, который помогает выводить людей из разных деструктивных групп. Вера сразу же связалась с ним и наконец поняла, куда попала её дочь: «Всё было один в один с тем, что рассказывала Оксана. Как будто бы с её слов писали. Не было сомнений, что это Lifespring». ПОПАДАНИЕ В КУЛЬТ — ЭТО ПОСЛЕДСТВИЕ ПОЧЕМУ ТАК СЛОЖНО ВЫВЕСТИ ЧЕЛОВЕКА ИЗ ПСИХОКУЛЬТА Михаил Вершинин «К сожалению или к счастью, мы с вами умные приматы. В нас очень много биологического. Все эмоции — это биохимия, — рассказывает корреспонденту самиздата социальный психолог Михаил Вершинин, к которому обратилась семья Оксаны. — Это выброс определённых гормонов, серотонина и дофамина. А там, где есть биохимия, есть и зависимость. Когда мы попадаем в группу, где нам практически каждый день создают яркие позитивные эмоции, они приводят к выбросу этих гормонов выше привычной нормы. С точки зрения нейропсихологии, нормальное состояние человеческого мозга — это состояние тревоги и печали. Быть грустным — это норма. А вот ощущение счастья и любви — это ненормальное состояние нашего мозга и психики».2 Вершинин занимается проблемами деструктивных групп уже около двадцати лет и имел дело с самыми разными сектами — от саентологической церкви и относительно безвредных иеговистов до коммерческих организаций, построенных по прообразу американской Lifespring. В классификации деструктивных групп их называют психокультами, но Вершинин использует обобщающий термин «лайфспринг», отсылая к американской франшизе, стоящей в основе феномена. Именно психокульты, с его точки зрения, являются самой опасной для рядового участника разновидностью секты: „ Проблема не вывести людей из культа, а снова научить их жить в этом сером мире, где они получают намного меньше позитива или негатива — в зависимости от культа. Нужно понимать, что это — аддикция. Люди приходят за повторным уколом группового счастья. Создаётся ощущение, что ты в группе единомышленников, где тебя любят и понимают. Ты получаешь такой концентрат «вау», который в реальной жизни получаешь чуть-чуть, иногда, несколько раз в году. А здесь ты получаешь его постоянно, но только пока следуешь групповым нормам поведения, которые тебе устанавливают. Как только ты ведёшь себя неправильно, к тебе применяют другие инструменты — наказания.4 Задача любого культа — демонтировать докультовые модели поведения. В том числе сопротивление. У меня есть кусок отчёта моего студента, который ходил на базовый курс «лайфспринга». Мы исследовали его поведение с помощью серии тестов до и после похода. У него изменилось отношение к матери. Он прошёл два дня тренинга, и тесты зафиксировали у него изменение оценки матери с плюса на минус.4 В «лайфспринге» часто используется такая риторика: вы всегда могли достичь лучшего, у вас огромный потенциал, но есть люди-завистники, которые мешают вам развиваться. Когда родственники начинают бороться за культиста, они подпадают под готовый шаблон тех людей, которые завидуют его развитию. Эти механизмы закладываются заранее. Когда родственники самостоятельно, не подумав, начинают бороться за своего близкого, писать жалобы, в картине мира человека, который попал в деструктивный культ, они автоматически становятся именно теми скрытыми врагами, которые мешали ему достигать своих целей всю жизнь. Поэтому донесение критической информации до жертвы — это целое искусство «разминирования». Очень легко запустить «режим обороны» — и вся работа насмарку. Сжигание мостов, отбирание паспортов, письменные жалобы близких в инстанции — это всё лишь погружает человека в культ глубже. Наша задача — заморозить конфликт, восстановить коммуникации, избежать кучи ошибок, которые все совершают. Но 70% близких отказываются что-либо делать, когда узнаю́т, что от них нужно что-то, кроме денег, или когда есть ещё и их вина. Попадание в культ в 99% случаев — не единственная причина, а последствие. У нас обычно есть две-три закольцованные проблемы, первая из которых — культ. Но ты не сможешь подойти к этой проблеме, не проработав и другие. Например, редкий случай в моей практике, где погибли люди. В одном культе после жалоб подожгли дачу, подперев дверь обидчика-родственника. А его там не было, там была его младшая дочь. А старшая — в секте. Дочь погибла: поджог неустановленными лицами. Отец отказался от старшей и проклял её. Мертва для него. Старшая не при делах вообще была. Мать хочет её вернуть, дочка готова общаться. Но вернётся ли она в семью, где она мертва для одного из родителей? “ В семье Оксаны всё развивалось по другому сценарию. Вера переслала всю найденную информацию Оксане и её парню, чтобы дочь смогла взглянуть на ситуацию со стороны. Именно тогда Оксана начала понимать, что ошиблась, говорит Вера. Девушка очень тяжело переживала период после выхода из культа. Много плакала, тосковала, что было на неё непохоже. По словам Веры, со стороны это подавленное состояние напоминало депрессию. «Я не понимаю, что со мной происходит. Разумом я осознаю, что связалась с какой-то хренью. Но порой мне хочется вернуться туда, потому что там я чувствовала себя счастливой», — говорила Оксана. Молодой человек, с которым жила Оксана, был настроен воинственно. Он называл её друзей с тренинга «подонками» и кричал, что никуда не выпустит девушку. По словам Веры, другие участники тренинга очень активно пытались вернуть Оксану. Бывало, приходили к ней домой. Знакомая, которая привела Оксану на тренинг, предпринимала попытки связаться с ней через других знакомых. В итоге Оксана отключила телефоны и вместе с парнем переехала к маме, чтобы люди из группы не знали, где она находится. Девушка прекратила с ними всякие отношения. Она признала, что не справляется, и решила пойти к психологу. Ей хватило нескольких сессий, чтобы прийти в себя. После этих событий она тоже получила высшее психологическое образование. Сейчас Оксана избегает этой темы: «Не хочу вспоминать, не хочу говорить, не хочу даже думать об этом». Я ИДУ НА СЛЕДУЮЩИЙ ЭТАП МОСКОВСКИЙ ТРЕНИНГОВЫЙ ЦЕНТР И СЛЁЗЫ СОЖАЛЕНИЯ В ТЕМНОТЕ Наталья Радиевская Григорий Соколов Наталья Радиевская надеялась, что тренинг поможет ей найти «мотивацию и новые возможности в жизни». Женщина оплатила основной курс, прошла тестирование по ключу шифрования на сайте тренингового центра и поговорила в ватсапе с человеком, который представился психологом. Он сообщил Наталье, что опросник показал «небольшую депрессию», но в таком состоянии находятся почти все. На следующий день женщина пришла в Московский тренинговый центр, отстояла в длинной очереди на регистрацию, подписала все договоры и получила бейджик. Только теперь Наталья могла пройти в аудиторию. Возле дверей сидели охранники и проверяли списки регистрации. Когда последний участник вошёл внутрь, организаторы закрыли зал и начали объяснять правила. Тренинг, продолжавшийся с 11 утра до 11 вечера, включал несколько длинных перерывов. Центр обеспечивал участников питанием, но они также могли сходить в магазин или кафе. Организаторы просили не приносить еду в зал и держать воду в закрытых бутылках. Первое занятие заставило Наталью усомниться в том, что она правильно потратила деньги. Сначала участники долго рассказывали о себе, общались друг с другом и с тренером, а потом выполняли «дурацкое задание» — «Красное — Чёрное». После каждого упражнения начиналась долгая дискуссия. Участники делились друг с другом своими впечатлениями и инсайтами, а тренер Григорий Соколов (не ответил на запрос самиздата об интервью) руководил этим речевым потоком, как дирижёр оркестром. Он сыпал уточняющими вопросами: что вы поняли, как вы это поняли, как теперь изменится ваша жизнь? Наталье было скучно: «Очень много вот этой херни: два лебедя летят в одну сторону, один красный, другой синий — сколько стоит килограмм гвоздей?»2 Соколов поначалу не произвёл особого впечатления на Наталью, она отметила только, что он умеет хорошо говорить. В зале собралось человек 180–200. Наталья запомнила директора агентства недвижимости, владельца спорткомплекса и девушек, которые занимались SMM. Среди новых знакомых оказалось много бизнесменов, развивающих своё дело. Все они попали на тренинг по чьей-то рекомендации. «Работодатели платят и отправляют туда своих работников. Жёны — мужей, мужья — жён. Дети оплачивают тренинги своим родителям. Там было очень много мам и пап. Пожилые люди. Мне было их так жалко», — рассказывает Наталья. Её подруга привела туда свою восемнадцатилетнюю дочь. Наталья давно знала эту девочку, считала её интровертом и понимала, что ей не подойдёт групповой тренинг. Наталья пыталась отговорить подругу, но та настояла на своём. Участники разделились на группы по восемь человек. К каждой команде приставили капитана — помощника, который уже прошёл этот курс. Малую группу Натальи курировал Андрей, парень лет 30–35. Он присутствовал на всех днях тренинга и круглосуточно общался со своими подопечными. Андрей называл себя волонтёром, подчёркивая, что труд капитанов не оплачивается. У него были жена и двое детей. Наталья не понимала, почему его семья это терпит. «Я бы выбесилась», — признаётся женщина. Около десяти вечера Наталья начала нервничать. Она думала о долгой дороге домой и двух детях, которым нужно приготовить ужин. Наталья попыталась отпроситься пораньше, объяснив ситуацию тренеру. «А что, ваши дети не в состоянии приготовить себе поесть?» — ответил Соколов. Наталья удивилась, но потом подумала, что для них это будет хорошим уроком. Она ушла с тренинга в одиннадцать. Домой Наталья вернулась в час ночи. Она искала в себе силы, чтобы выполнить привычный перечень действий: поесть, помыться, постирать, убрать. Теперь к этому добавилась ещё куча домашних заданий. Наталья вспоминает некоторые из них: «напиши, как ты поняла сегодняшний урок», «нарисуй себя голой», «напиши письмо самому близкому человеку». Ей казалось, что она писала постоянно. Каждую ночь Наталья сидела над листом бумаги и «материлась как собака», но продолжала делать эти задания: «Там же такой нудёж». Больше всего её взбесило одно упражнение: «Разденься догола и смотри на себя в зеркало не менее 15 минут» — Наталья жила в однокомнатной квартире. Согласно договору, женщина должна была спать не менее шести часов, но это с трудом ей удавалось, и она всё время недосыпала. На следующий день участников попросили приехать к десяти, хотя тренинг начинался в одиннадцать. Теперь перед занятием они проверяли домашнее задание и общались с капитанами. Опоздавшие получали выговор. Если кто-то появлялся в одиннадцать, вся его команда уже смотрела на него исподлобья. Соколов озвучил новые задания: выйти на улицу и обнять двадцать пять человек, смотреть на всех с любовью, сделать добрые дела пяти людям. Все кричали и обнимались. Наталья говорит, что тогда они испытывали сильное воодушевление. Во время перерыва участники в спешке перекусывали, а затем обсуждали с капитаном содержание тренинга. Тот задавал уже знакомые вопросы на размышление. Коллективная рефлексия продолжалась до конца перемены. На второй день упражнения дополнили медитациями. Одна из них была посвящена отношениям с родителями. Участники вглядывались в темноту, слушая указания тренера. Нужно было представить самого близкого родственника, посмотреть ему в глаза и попросить у него прощения. Вскоре в зале послышались всхлипы. Открыв глаза, Наталья увидела, как люди вокруг сотрясались от рыданий. Взрослые мужчины плакали в голос. Наталья смотрела по сторонам и не чувствовала ничего, кроме растерянности. Она встретилась глазами с мужчиной напротив, и в его взгляде мелькнуло то же вопросительное выражение. Наталье показалось, что они поняли друг друга. Во время перерыва они вышли покурить и разговорились. Мужчина представился Евгением (имя изменено). Оба признались, что не ощутили никакого эффекта от медитации, поскольку давно решили все свои проблемы с родителями. Это сблизило их, и они стали общаться. Вскоре Евгений пригласил Наталью на свой день рождения. Больше всего женщине запомнилась медитация «Близкие люди». Участники должны были попросить прощения у человека, к которому плохо относились. Это мог быть кто угодно: люди вспоминали своих родителей, детей, любимых и даже умерших. Наталья решила обратиться к самой себе. Она пообещала больше никогда себя не предавать и не обманывать. Из-под сомкнутых ресниц потекли слёзы. «Это был поворотный момент. Я вообще никогда не плачу. Если меня вдруг прорывает, то это чудо чудное, диво дивное. Я заливалась слезами и прям тащилась. Мне было очень кайфово», — рассказывает Наталья. Тогда она впервые ощутила внутри любовь. Сколько бы женщина ни работала с психотерапевтами, она не могла перестать ругать и гнобить себя. «Одно дело, когда ты это понимаешь, а другое, когда ты мощно это прочувствовал. Вот тогда я на сто процентов это прочувствовала. За это я уже была благодарна», — объясняет Наталья. Вечером каждый должен был позвонить человеку, которого обижал, и извиниться перед ним. Наталья написала знакомой и попросила прощения за свои резкие слова. Как только трёхдневный основной курс закончился, участники устроили перекличку. Все задавали друг другу один и тот же вопрос: «Я иду на следующий этап, а ты?» Многие люди решили продолжать, и Наталья прониклась их энтузиазмом. Она ощущала огромный внутренний подъём. Ей казалось, что надо обязательно пройти всю программу. Подруга звонила и подбадривала: «Наталья, ты молодец! Щас быстренько всё закончишь, вообще суперово будет! Давай-давай-давай, быстрее!» Тогда Наталья взяла второй кредит. Продвинутый курс стоил 54 тысячи, и это была единственная возможность его оплатить. ДРУГИЕ ДЕЛАЮТ — И Я ТОЖЕ СДЕЛАЮ ИНСТИТУТ НЕПРЕРЫВНОГО РАЗВИТИЯ Галина Рахор Алёна Десятник Московский тренинговый центр официально не существует с осени 2019 года, когда суд запретил ему заниматься незаконной образовательной деятельностью. После этого хозяева МТЦ создали новую компанию-двойника под названием «Тренинговый центр», открыли сайт и стали вести групповые тренинги в Москве онлайн из-за границы. Когда-то МТЦ был одним из первых преемников американской системы тренингов личностного роста в России и так же, как Lifespring, воспитал немало новых коучей, которые потом открыли свои тренинговые центры. Система «почкования» позволила этим организациям постепенно заполонить всю страну. К многочисленным тренинговым центрам относится и московский Институт непрерывного развития, куда Галина Рахор пришла на собеседование в 2006 году. Заполнив психологические опросники, она подписала договор и обратила внимание на пункт, где говорилось, что нарушивших правила будут отчислять. Тренер Алёна Десятник (не ответила на запрос самиздата) в первые же минуты занятия чётко обозначила, как должны вести себя участники. «Она сделала это очень конкретно, может быть, даже жёстко», — говорит Галина. Некоторые из правил она помнит до сих пор: быть пунктуальным, выполнять всё, высыпаться, не пить алкоголь и не принимать наркотики, «проявляться на всю мощь». «Проявляться — значит просто быть собой. Делать то, что думаешь, что чувствуешь», — объясняет Галина. В её группе было человек сорок: школьники, пожилые люди, менеджеры, директора магазинов, программисты. Они разделились на небольшие команды и познакомились со своими капитанами. Каждый участник обзавёлся «бадди» — напарником, с которым будет развиваться. «Бадди — это второй человек, которого я должна воспринимать как саму себя. Бадди как моё „тело“», — объясняет Галина. Её бадди стала одна девушка, с которой Галина продолжила дружить и после тренинга. На базовом курсе участники работали над отношениями, прежде всего с родителями. Тренер проводила игру «Красное — Чёрное», где две команды могут получить максимальное количество очков только в случае компромисса. Каждый должен был рассказать о своих страхах. Галина призналась, что с детства боится публичных выступлений, и получила задание произнести речь перед всем залом. На сцене Галина почему-то совсем не волновалась. Всё прошло так хорошо, что она избавилась от этого страха. Тренинг продолжался с семи утра до десяти вечера. В конце дня участникам давали домашнее задание: вести дневник, рефлексировать, записывать свои достижения. Работу требовалось выполнить к следующему утру. «Надо было всё делать без отговорок. Эти отговорки показывают, как мы сами себя не ценим, не ценим свои же цели», — объясняет Галина. Уже во время основного курса она почувствовала, что её жизнь начала меняться. После двух дней тренинга Галина решила оплатить все три части программы: «Я хочу узнать, что это за тренинг, к чему я вообще приду и какие результаты получу. Другие делают — и я тоже сделаю. Хочу довести дело до конца. Может быть, правда что-то изменится?» В следующей части расследования самиздат погрузится на новый уровень и изучит вторую стадию трансформации жертв психокультов. Каково пройти продвинутый курс, где взрослые люди плачут навзрыд, тренеры дают всё более безумные задания, спрашивают с вас всё больше — и ближе подталкивают к границе, из-за которой нет возврата. Если вы или ваши близкие сталкивались с тренингами личностного роста и вы хотите рассказать свою историю, пишите нам на почтовый ящик cult@batenka.ru. Текст: Александра Левинская Ссылка: https://batenka.ru/unity/sect/psychocult-1/
  21. Форум, где разбирается деятельность "волхва" Владимира Куровского и его секты "Родосвет". https://khabmama.ru/forum/viewtopic.php?t=238873
  22. Кстати говоря, Валерий Владимирович Синельников годах в 2006-2010-х с дружил с потомственным "волхвом" Владимиром Куровским, да так сильно, что Владимир стал крёстным отцом одного из сыновей Валерия. Потом их дружба как-то быстро сошла на нет. Но перед этим, в своём журнале "Светоч", Валерий описывал в виде художественных историй карбы "Покона Рода Всевышнего", ещё одного "основополагающего", а на деле выдуманного Куровским "Ведического писания". Подробно о Куровском можно узнать по запросу - "хабмама Куровский".
  23. Здравствуйте, Венера. Выше Аника же рассказала, как это делается. У них очень дорогие курсы. Как и во многих сектах вступительная часть бесплатная или за символическую плату. Стоимость входа в закрытую группу может стоить 100000 евро. Вы эти деньги передаете, конечно же, не лично Долматову а в дар Фонду 1-0-9. Каждый человек, который приезжает на курсы подписывает отказ от претензий. Все делается "типа" добровольно. Сейчас 21 век, в секту никто силой не загоняет, но используются более изощренные способы вербовки. Вот интересная книга об этом: Т.Лири, М.Стюарт и др. "Технологии изменения сознания в деструктивных культах"
  24. Ну про палатки это так, из любопытства. Типа как можно видеть всё это и вестись. Прочитала всё выше. Меня больше даже интересует, как его эта «бизнес-модель» работает. Люди же не ему отдают эти квартиры/машины, а просто продают.
  25. Ну вроде экодом там построили. Насколько я знаю, Серафим Чуйдар в Мексике. Алтынникова в Лос-Анджелесе. Нужно расширять горизонты. У послушников из СНГ деньги закончились.
  1. Загрузить ещё активность
×
×
  • Создать...