Перейти к содержанию
CSN

Лайфспринг: Базовый курс

Рекомендуемые сообщения

Не смотря на то, что мы переводили из http://www.culthelp.info/index.php?option=...4&Itemid=12 как Лайфспринг, ниже публикуем то же самое как ЭСТ. Кто у кого сплагиатничал разбираться не будем, так как всеровно это всё *****.

Динамическая структура ЭСТ

Автор: Филип Кушман, доктор философии,

Перевод: Иван Зубакин

Отрывок из книги: «Принципы трансформации: процессы привлечения – обучения в психологической организации массовых марафонов»

Предисловие переводчика: Данная статья является предисловием к главе книги Ф.Кашмана, посвященной описанию динамической структуры ЭСТ тренинга. Характерной ее особенностью является не только настойчивая попытка автора воссоздать полностью структуру тренинга, что отчасти дополняет книгу Л. Рейнхарда, но и постоянные авторские комментарии относительно тех или иных событий тренинга. К нашему большому сожалению, у полученной мной англоязычной публикации отсутствовало описание первого дня тренинга, поэтому все события начинаются со второго дня.

Предисловие

Этот раздел главы о результатах представляет собой ступенчатое, динамическое описание структуры начального тренинга. Эта задача предпринята, потому что в замкнутой обстановке среда является единственным наиболее влиятельным элементом в данной сфере. Поэтому крайне важно, чтобы структура тренинга была описана в деталях.

Что касается психологических организаций массовых марафонов, то Среда здесь в основном состоит из динамической структуры, регулирующая тренинг структура навязывается участникам. Переживания участников в большей части зависят от того, что данная организация поощряет, приказывает или принуждает их делать. Эти структурированные манипуляции воплощены в событиях тренинга (т.е. лекциях, дискуссиях, совместных упражнениях или гипнотических вступлениях). События представляются, наблюдаются и контролируются от начала до конца тренером и его служебным персоналом. Он, в свою очередь, кажется, следует громадному сценарию, который направляет действия персонала и тренера как по большой программе (например, порядок и содержание событий) так и в небольших деталях (например, надлежащая песня для проигрывания на аудиосистеме или подходящее распределение персонала во время определенного события). Тщательно контролируемая структура вызывает у участников определенные реакции, которые затем, в свою очередь, трактуются тренером как показатели состояния ума участников. Поэтому он будет менять свое поведение и структуру упражнения соответствующим образом. Эти изменения впоследствии окажут на участников дальнейшее воздействие, и они покажут значимость воздействия своими реакциями и так далее.

Поэтому весь процесс привлечения – обучения не может быть понят без детализированного описания динамической структуры тренинга. Мной были разработаны исследовательские вопросы с целью помочь в сборе данных. Они гласят:

Из чего состоит начальный тренинг Жизненности, шаг за шагом? – Что говорит и делает тренер? – Что говорит и делает персонал? – Какие средства контроля используются и каков результат их действия на участников (например, поведенческие правила, такие как разговоры, еда, «туалетные» преимущества, стратегическое использование музыки и освещения, социальные поощрения и наказания и т.д.)? Эти данные были собраны из интервью с тремя выпускниками курса Жизненности. Изредка, когда это было доступно и применимо, использовались данные, собранные от 15 «опытных» исследуемых, как дополнение к сведениям от «ведущих» исследуемых [1]. Когда они использовались таким способом, данные от «переживающих» исследуемых были всегда безусловно отличными от сведений «ведущих» исследуемых.

Впоследствии данные были линейно организованы и представлены в виде повествования. Раздел состоит из (а) краткого описания каждого значительного события тренинга, описанного в последовательной форме, (б) немногочисленных коротких рассказов исследуемых, которые иллюстрируют и дополняют наглядными подробностями, и (в) некоторое количество коротких теоретических комментариев исследователя. Информация организована последовательно: все события, упражнения и высказывания структурированы в той последовательности, в которой исследуемые вспоминали их появление. Поэтому данные будут организованы, начиная с первого дня, первого события, передвигаясь к первому дню, событию второму и так далее.

Исследовательский план, который был разработан из рабочей модели, далее используется как способ систематической организации и оценки данных.

Так как исследователь был ограничен в расспросе технических приемов с целью восстановления структуру тренинга, данный раздел менее тщателен, детализирован и полон, чем он мог бы быть, если бы были возможны методы наблюдения участников. Это особенно истинно из-за эмоциональных и поведенческих давлений, которым подвергаются участники. Важно помнить, что тренинг состоит из высоко интенсивных, быстро сменяющихся серий напряженно эмоциональных упражнений. Зачастую участники обессилены, голодны, уставшие от размышления, чувствуют головокружение, находятся в состоянии эйфории. Все это делает восстановление их воспоминаний порядка и содержания событий чрезвычайно затруднительным. Это очень достоверно, так как исследуемые подвергнуты формальным и неформальным гипнотическим наводящим техникам в различные периоды тренинга. Это объясняет чудаковатый характер сообщений. Иногда исследуемые были чрезвычайно доскональны в их воспоминаниях высказываний тренера или очередности какого-либо упражнения. В других случаях они просто могли забыть содержание целого упражнения. Несмотря на то, что исследуемые, интервьюируемые о динамической структуре, были выбраны за их профессиональные знания и объективность, они также оказались под воздействием обстановки и поэтому были не способны припомнить всех деталей тренинга. Это, к сожалению, выразилось в неполных и неясных описаниях некоторых событий.

Тренинг состоит из последовательных сессий (собраний) в среду вечером, в четверг вечером, в пятницу вечером, в субботу весь день, в воскресенье весь день, посттренинговой сессии через десять дней после окончания в четверг вечером и посттренинговой беседы. Вечерние сессии начинаются в 18:30 и длятся до 23:30 или 24:00. Суббота начинается в 10:00 и продолжается почти до 24:00. Воскресенье начинается в 9:00 и длится почти до 24:00. Участников инструктируют надевать удобную одежду. Начальные тренинги по обычаю проводятся в больших, дорогостоящих отелях. Тренинг обычно состоит из 250-300 участников, большого числа добровольцев доктрины Жизненности, некоторого числа официального штата, тренера-ассистента и главного тренера.

Примечания переводчика:

1 – в данном случае не совсем ясно, чем различаются «ведущие» (выпускники курса Жизненности) и «переживающие» исследуемые. Лично я предполагаю, что первые прошли полностью всю программу Жизненности, состоящую из нескольких тренингов, а вторые – только начальный тренинг. Отсюда и возможная трактовка «ведущих» как тех, кто может себя правильно вести в различных ситуация, согласуя свои действия с доктриной, и «переживающих» как людей, которые пока только научились правильно переживать происходящие события.

Динамическая структура ЭСТ

Часть 2:

Автор: Филип Кушман,

Перевод: Иван Зубакин

Отрывок из книги: «Принципы трансформации: процессы привлечения – обучения в психологической организации массовых марафонов»

День второй.

День второй, событие первое

В самом начале этой сессии трое из трех «ведущих» исследуемых (100%) сообщали, что участники были очень озабочены тем, чтобы вовремя занять свои места. Каждый был более покорным и внимательным ко всем основным правилам. Те немногое, кто опоздал, подвергались «обработке» перед всей группой и/или выгонялись с тренинга.

Трое из 3-х «ведущих» (100%) вспоминали лекцию тренера по «личностному росту» в первые минуты второй сессии. Большая схема в общих чертах обрисовывает то, что участники постигают как «Жизненную доктрину». В верхней части схемы написано «Вы являетесь причиной»; в нижней части схемы – «Вы являетесь результатом». Когда люди находятся наверху схемы, они заставляют события «случаться» или проблемы «исчезать». Когда люди находятся внизу, с вами случаются события, проблемы остаются «прилипшими» к вам. Участникам говорят, что вершина – это когда результат воплощен в жизнь. Однако, изменение наступит только тогда, когда люди не сопротивляются событиям, потому что «ты становишься тем, чему сопротивляешься». Система убеждений делает человека привязанным к прошлому, неспособным к действительному переживанию в «настоящем».

[Комментарий: Философская позиция также является метафорой касательно статусной иерархии тренинга. Данное послание состоит в том, что управляет тренер, а участники не должны критиковать или отказываться подчиняться ему (т.е. «сопротивляться»). Участники находятся «наверху» (т.е. философски корректны и социально одобряемы), если они не «сопротивляются» требованиям тренера.]

День второй, событие второе

Затем тренер проводит с группой управляемое образное упражнение, прогулка на лугу. Участников поощряют обращать внимание на то, как они «сопротивляются» естественности луга. В конце упражнения им дают указание изучить по своим наблюдениям, как они сопротивляются, как они ведут себя во время тренинга.

[Комментарий: Опять, как и в первый день, 3 из 3 «ведущих» (100%) рассказывали, что несогласие с тренером или задавание ему вопросов переформулируется как демонстрация невежественного, жалкого поведения. Это заканчивается социальными наказаниями, такими как осмеяние или смущение. Интересно, тренинг отождествляется со всем, что является хорошим и натуральным: сопротивление расслаблению и прекрасному лугу все равно, что сопротивление авторитаризму тренинга. Критичное мышление отождествляется с тем же поведением, которое вызывает у участников беспокойство в их повседневной жизни, и они заплатили так много денег, чтобы научить их, чего не надо делать. Таким образом, предпочтительный принцип (ценность «подчинения» «настоящему») является метафорой для предпочтительного поведения (подчинение авторитаризму тренинга).]

День второй, событие третье

Трое из 3 «ведущих» исследуемых (100%) описывали упражнение для двоих, упоминаемое как упражнение «родительское положение». Участник А ведет себя как его или ее отец или мать; затем они меняются ролями, и действует участник Б. Участникам отдают распоряжение войти в контакт со своими чувствами, и даже преувеличить. Их поощряют говорить, что они утаили от своих родителей, как они перестали быть «искренними» с ними и с миром. Итоговый предмет обсуждения достаточно чувствительный и эмоциональный. Это первое из серии упражнений, посвященных родителям участников. Эти упражнения последовательно уводят назад в детство. Они стимулируют участников смешивать прошлое с настоящим, чтобы вновь пережить глубокие эмоции и конфликты. По мере того, как упражнения продвигаются вперед, регрессия становится все более и более инфантилизирующей и фальшиво услужливой, так как упражнения становятся все больше и больше напряженными и наглядными. В результате, участники рассказывали об огромном множестве эмоциональных звуков в помещении. Участники начинают кричать что есть мочи, стонать, визжать. Временами гул становится подавляющим. Одна «пережившая» это женщина рассказывала, что она была настолько расстроена, что ее вырвало. Персоналом для этой цели предусмотрены специальные пакеты.

В этом первом родительском упражнении участников поощряют позволять своим чувствам «переполнять» их; они должны смотреть на то, как они сопротивляются, потому что то, чему они сопротивляются, и есть причина их «увязания». Часто они мерзнут, до такой степени тренинг является «холодным местом». Если у участников имеются затруднения с воспоминанием периода или чувствованием, им говорится, что они сопротивляются. Их спросят: «Что мешает «подчиниться» процессу?» или «Каким образом эта отдельная сопротивляемость встречается вам на пути в вашей повседневной жизни?»

[Комментарий: И вновь, психологическое сопротивление считается идентичным с поведенческим сопротивлением тренингу. Психологическое сопротивление рассматривается как демонстрация основных дефектов участников, которые вызывают главные проблемы в их жизнях. Поэтому психологическое сопротивление (символизирующее сопротивление к тренингу) должно быть искоренено до такой степени, чтобы участники смогли освободиться.]

Один из 3 «переживающих» исследуемых (33%) сообщал, что тренер выбрал одного человека для проведения определенной «процедуры». Это означало, что он интенсивно работал с участником перед всей группой. Трое из 3 «ведущих» (100%) сообщали что в некоторые периоды тренинга это происходило по крайней мере один раз. Пятнадцать из 15 «переживающих» (100%) сошлись во мнениях. Эта работа обычно не концентрировалась на содержании, которому участник пытался противостоять (например, отношения участника с его или ее отцом, решение, которое они должны были принимать и т.д.). Взамен тренер обычно переформировывал проблему как неспособность «освободиться», довериться группе, «подчиниться» тренеру. Поэтому тренер провоцирует участника проявлять эмоции, испытывать притворные катартические переживания, убеждая участника пойти на риск часто физический риск, подобно падению на руки нескольких других участников. Освещение слегка угасает, специальная «доверительная» музыка проигрывается на аудиосистеме, участники раскачивают этого участника, и тренер трогает и массирует участника, мягко шепча ему или ей. Когда участник рыдает, все собираются вокруг, ободряя его. Пятнадцать из 15 «переживающих» (100%) сообщали, что некоторые участники плачут и они сами были глубоко тронуты этими эмоциональными проявлениями.

Трое из 3 «ведущих» (100%) и 15 из 15 «переживающих» исследуемых (100%) рассказывали случаи, которые показывают, что поведенческое моделирование, совершенное в эти драматические моменты, довольно значительно.

[Комментарий: Психологическое слияние с участником вызывает переживание чужого волнения и эмоционального облегчения, которое является несомненно довольно мощным. К тому же, те участники, которые находились в защите и были скептически настроены, обычно были до некоторой степени потрясены этим проявлением чувств. Они исследуют свое эмоционально отстраненное поведение, они видят эйфорию, переживаемую другими участниками, возможно, они страстно желают, чтобы о них позаботились и уделили внимание таким же образом. Как правило, подобная этой чистая эмоциональная демонстрация показывалась, чтобы «доказать» эффективность тренинга и компетентность тренера. Она отвечала на вопросы скептиков и заверяла напуганных.] Десять из 15 «переживающих» исследуемых (67%) описывали чувство большой зависти к тем участникам, которые получали все внимание. Один «опытный» исследуемый отметил мысль: «Что со мной не в порядке, что я не могу стать менее застенчивым вот так? Я не делаю это правильно».]

[Комментарий: Исследуемые, которые критиковали себя, сравнивая себя с другими, казалось, оказывали давление на самих себя в попытке силой нагнести катарсис, помочь поднять самоуважение и поймать внимание тренера.]

День второй, событие четвертое

Двое из 3 «ведущих» исследуемых (67%) описали другое парное упражнение, в котором участникам дают указание рассказать друг другу историю, в которой их заставляли делать что-то, что им не хотелось. Участники должны закрыть свои глаза и обнаружить боль в своих телах, которая выражает это переживание, усилить ее, намеренно сделать ее сильнее. Затем им приказывается отпустить ее. Позже они могут поделиться своими переживаниями перед всей группой.

День второй, событие пятое

[Комментарий: Критически важная лекция и упражнение идет после предыдущего упражнения; она подготавливает ко всем остальным вечерним упражнениям и в некотором отношении в целом к тренингу. Опираясь на мучительное публичное раскрытие последнего упражнения, в котором участники преувеличивали боль от «принуждения», им будет теперь сказано, почему оно было так болезненно. В сущности, лекция убеждает, что дети учатся делать или воспринимать вещи надлежащим образом для того, чтобы получить награду от своих родителей.]

Лекция продолжается работой в парах, где участники вспоминают сцену из детства, в которой их заставили делать что-то, что им не хотелось. Им дают указание перестроить ее в шаблонное выражение «Я должен сделать (X), если я это не сделаю, то я буду чувствовать (Y)». Выпускники рассказывают, что тренер в самом деле начинает подталкивать их к этой мысли. Трое из 3 «ведущих» исследуемых (100%) отмечали, что в этот момент комната становилась очень эмоциональной, так как участники сталкивали лицом к лицу неприятные чувства и злость, которые они ощущали, потому что они понимали, что сделали ненавистные вещи для того, чтобы быть любимыми или принятыми. Тренер утверждает, что чувство, которое переживается, когда люди «играют в эту игру», это чувство «омерзения». Это «расплата». Однако, наставляет он, людей, на самом деле, к этому не принуждают. Истина состоит в том, что «все является выбором»!

[Комментарий: Поучительно отметить скрытое послание этого упражнения. Хотя в области психологии выполнена важная работа по исследованию вторичных наград (т.е. психологические награды от неприятных обстоятельств, которые не являются непосредственно очевидными), абсолютист «Жизненной доктрины» делает основной акцент на вере, что все страдания и чувство разочарования, вызванные внешними силами, являются вторичной наградой (т.е. «мерзостью»), и в сущности сводит на нет силу любой ситуационной причины. Логичный вывод, вырисовывающийся из этой лекции, состоит в том, что расстройство и неудовлетворение, вызванные внешним миром, на самом деле не являются чистыми и действительными чувствами. Они заменяют «мерзость», «расплату», демонстрацию «игры». Один из выводов этой доктрины – истинные чувства никогда не вызываются внешними событиями. Люди всегда выбирают то, что лучше для них в данный момент. Неприятные чувства ("чувство омерзения") являются просто способом, с помощью которого мы защищаем наши убеждения и старые стратегии поведения. Эти омерзения никогда не являются признаком того, что внешний мир причинил нам боль, поскольку такого в действительности никогда не бывает. Индивиды являются причиной всего, что они переживают. Раздражение или сопротивление вопреки внешнему подавлению (например, авторитарной структуре тренинга) рассматриваются как болезненные. Это также является «мерзостью». Вывод этого учения кажется очевидным. В какой степени участники считают свою ответную реакцию на структуру тренинга омерзительной, в такой степени они признают недействительными результаты этих чувств. В действительности эта доктрина лишает субъектов возможности использовать свои ответные реакции внешнему миру в качестве намека на их потребности в данной ситуации, а впоследствии, в качестве помощи при принятии решений. Следовательно, их эмоциональная реакция на тренинг не является признаком того, что тренинг вреден для них, она расценивается как указание на то, что они получают некоторую психологическую расплату от подобного переживания. Иначе говоря, если они себя скверно чувствуют, это не недостаток тренинга, а их собственный недостаток.]

День второй, событие шестое

Трое из 3 «ведущих» (100%) описывали, что за лекцией следует длительное упражнение, которое превращает понятие «мерзости» в способ обсуждения медицинских или эмоциональных симптомов. В небольших группах участники исследуют идею, что «мерзости – это маски, а не реальность». Участников поощряют вступать в контакт со своей важной «мерзостью», преувеличить ее и выразить в действии.

Процесс с закрытыми глазами помогает участникам перевести эту идею в область медицины. Им (вновь) говорится, что способ устранить боль – это полностью пережить ее. Их просят осознать физический или эмоциональный симптом (т.е. их «омерзение»), определить, где они держат его в своем теле, и подлинно ощутить его, усилить его и преувеличить это чувство. Затем они должны вынести его вовне перед собой. Участникам приказывается зрительно представить его и выявить, каких оно размеров и формы, сколько весит, как оно ощущается, пахнет, каков у него вкус и как оно звучит. У него есть цвет и жидкообразная консистенция. Участников поощряют задавать ему вопросы и говорить с ним. Они должны задавать ему вопросы (например: «Расплатой за что ты являешься?»).

Затем тренер объясняет, когда участники постигли, что является расплатой, что они могли более непосредственно узнать желаемое. Позже они могут «заставить исчезнуть» симптом, потому что они больше в нем не нуждаются. Участникам дается указание выявить степень их страдания. Поднятием рук они должны показать, что они смогли заставить свой симптом исчезнуть или уменьшиться. Тренер подчеркивает, что чем более охотно участники посмотрят на расплату симптома, тем легче они смогут освободиться от него.

Одна «выпускница» описывала состояние сильного впечатления от исчезающих головных болей и болей в желудке. К сожалению, у нее была проблема с весом, и она не смогла заставить свою полноту исчезнуть! Она чувствовала беззащитность, пристыженность, фрустрированность и зависть.

Тренер, как правило, просит поднять руки тех, кто в настоящий момент верит, что они могут вызвать свои собственные головные боли, простуды и так далее. Он задает все более и более экстремальные вопросы до тех пор, пока в самом конце не спросит, верят ли они, что могут излечить свой собственный рак? Все это делается публично. Трое из 3 «ведущих» рассказывали, что самопрезентации наиболее значительны в это время: если участники не подчиняются групповой норме к этому моменту тренинга, значит они выбрали скрываться от нее, и чувствуют смущенность или виновность. Хотя 12 из 15 испытуемых (80%) говорили, что они не соглашались с доктриной всю дорогу, они также действительно не предполагали, что тренер на самом деле дословно касался этого, хотя он говорил, что делал это.

День второй, событие седьмое

Последний цикл упражнений является уникальным, поскольку его вспомнили и рассказывали о нем 3 из 3 «ведущих» исследуемых (100%) и 15 из 15 «переживающих» исследуемых (100%): «отчет жертвы». Участникам дается распоряжение рассказать историю, в которой «они» причиняли это «тебе» (то есть, истории, в которых рассказчики чувствуют себя жертвами истории). Сперва партнеры пытаются превзойти один другого рассказами о жертвах в большой группе. Затем они делятся на пары и рассказывают свою историю. Каждый участник должен убедить своего или свою партнера/партнершу, что они в самом деле были жертвой. Затем они должны рассказать историю снова, как будто они послужили причиной результата. Это особенно важно, рассказать своему партнеру «что ты прикидывался, что ничего не знаешь». Участники должны продолжать повествование истории и объяснение до тех пор, пока их партнеры не убедятся, что те и в самом деле уверовали, что они являются «причиной».

Впоследствии они делятся впечатлениями в большой группе. Один «ведущий» припомнил женщину, которая узнала из этого упражнения, что она не была «жертвой» изнасилования. Она соприкоснулась с тем обстоятельством, что она сама устроила всю ситуацию, что она пожелала, чтобы ситуация закончилась так, как это случилось. Ей было восемь лет, когда она была изнасилована.

Иногда тренер пишет на доске некоторые полезные вещи, которые возникают от идеи, что люди порождают каждое событие в своих жизнях. Трое из 3 «ведущих» испытуемых (100%) и 15 из 15 «переживающих» (100%) припоминали, что тренер крепко стоял на этой точке зрения. Он утверждал, что, когда люди исходят из того, что они «жертвы», они чувствуют себя плохо, но «зачем чувствовать себя плохо относительно чего-то, что является твоим собственным выбором?» Тренер заявляет: «Я устанавливаю все!» – включая свой «выбор» родителей, свою смерть и так далее. «Не существует несчастных случаев и не существует чудес».

[Комментарий: Доктрина Жизненности становится яснее через это пункт тренинга. Псевдокогнитивизм здесь вполне очевиден. Внешний мир выглядит почти как галлюцинация: он не важен и в действительности не имеет влияния на личное переживание жизни. Данный подход осуждает жертву и уничтожает инакомыслие. Это удобная философия для ограниченной группы.]

Динамическая структура ЭСТ

Часть 3:

Автор: Филип Кушман,

Перевод: Иван Зубакин

Отрывок из книги: «Принципы трансформации: процессы привлечения – обучения в психологической организации массовых марафонов»

День третий

День третий, событие первое:

Это происходит в пятницу после работы, один исследуемый описывал, что атмосфера была эмоционально заряженной, «как будто бы это был вечер свидания. Люди намеревались что-нибудь сделать!» Другой исследуемый отметил то, насколько все были уставшими. Это будет третий вечер подряд, как они придут прямо с работы на тренинг, с 18:30 до полуночи.

Тренер начинает с экспериментального упражнения, которое ни один из «ведущих» исследуемых не может припомнить в деталях. Один из 3 «ведущих» исследуемых (33%) вспомнил, что после этого упражнения тренер читает лекцию о различии в мировоззрении между взглядами почти всех присутствующих (кто верит, что люди являются жертвами) и его точкой зрения (что все определяется личными намерениями): «Это намерение каждого – иметь все, что происходит, именно так, как это есть». Он открыто говорит то, на что указывает большинство на тренинге: «Те вещи, которые случаются с людьми, не просто случаются, они являются проявлением вашей системы убеждений». Он сравнивает человеческую жизнь с айсбергом: «почти все находится под поверхностью».

[Комментарий: Эта метафора производит впечатление вызывающего воспоминания внушения: ты должен глубоко копать, прежде чем сможешь достичь того, что хочешь. Однако, все важное находится внутри тебя, но до настоящего момента оно оставалось незамеченным. Это согласуется со многими скрытыми сообщениями, внедренными во время гипнотических внушений на тренинге: все, что вам нужно, находится внутри вас. Обнаружьте это, выньте это наружу, и вы трансформируетесь.]

День третий, событие второе:

Это довольно рядовое, дидактическое упражнение тренер сопровождает чрезвычайно противопоставляющим, всеобще смущающим наставлением. Двое из 3 «ведущих» исследуемых (67%) описывали, что он заставляет всех людей с явными физическими проблемами вроде излишнего веса подняться или указать на их проблему. Затем он ставит их в неудобное положение, задавая участникам, которые не имеют проблем с весом, наводящие вопросы (например, «Как много из вас ест столько, сколько хочет, и не жиреет?» или «Кто контролирует ваш обмен веществ?»). Очевидный вывод, что участники с проблемами с весом являются причиной проблемы, из-за их «убеждений» относительно еды и вторичных поощрений (т.е. мерзостей), которые они получают.

Он спрашивает: «Что случилось, что вы начали набирать вес?» Один «переживающий» исследуемый припомнил, что он сказал, что люди, у которых плохое зрение, не хотели видеть что-то, что происходило в их семьях, а люди с избыточным весом пытались скрыть свою сексуальность. И он был прав, я вспомнил, что моя сестра начала носить очки вскоре после смерти нашей матери. Это продолжается довольно длительное время. Затем люди «делятся переживаниями» в большой группе, и многие обнаруживают свои личные конфликты и соединяют их с «причинами» своих физических симптомов. Тренер повторяет многократно главное послание этого упражнения:

«Ваше тело – это живое изваяние ваших убеждений».

[Комментарий: Так как тренинг зависит от участников, выявляя их «недостатки» для того, чтобы быть «исцеленными» с помощью тренинга, мысль, что их проблемы невозможно скрыть, и они по сути являются неотъемлемой частью их личности, заставляет участников почувствовать беспомощность в сопротивлении тренеру. В сущности, тренер говорит участникам, что им некуда прятаться. В исследовании перестройки мышления Лифтона [1] это переживание всеобщей уязвимости считается решающим моментом в программе переобучения.]

День третий, событие третье:

Следующая лекция – «нарушенные соглашения». Трое из 3 «ведущих» исследуемых (100%) сообщали, что тренер объясняет, что наши жизни не работают, из-за соглашений, которые мы заключили и нарушили: «Мир укажет вам, что вы нарушили соглашение». И исходные соглашения, конечно же, это те, которые индивиды заключают с самими собой.

День третий, событие четвертое:

Трое из 3 «ведущих» исследуемых (100%) рассказывали, что за лекцией следует «свалка» – один из наиболее известных процессов с закрытыми глазами. За предельно расслабляющим вступлением следуют указания найти свалку и разобрать ее, находя обломки кусков ваших нарушенных соглашений. Тренер отдает участникам приказания найти и вернуть «ту часть себя, которую вы скрываете от других». Тренер отождествляет эту часть с «непринужденным ребенком». Тем не менее целый «кусок» попадается на пути взаимоотношений с друзьями. Тренер сравнивает «непринужденного ребенка» с участником тренинга: «Это то, какими вы могли бы быть, если бы не скрывали этого». После этого начинается групповое «общение» или дележка впечатлениями; участникам приказывается поделиться своей непринужденной, скрытой частью с как можно большим количеством участников.

День третий, событие пятое:

Сразу после этого начался «родительский процесс», который 3 из 3 «ведущих» исследуемых описали как один из наиболее эмоциональных из всех процессов. Участникам приказали выбрать партнера, который похож на одного из их родителей. Началась короткая инструкция; участникам приказали возродить в памяти ощущение беззаботного детства. С каждым выдохом они должны изгонять беспокойства взрослого человека и вдыхать счастье детства. Возвращение в глубокое детство заканчивается при помощи техники «семейного фотоальбома». Тренер отдает участникам распоряжение вспомнить в деталях «идеальный день» своего детства с утра до вечера. Но затем появляется тревога: ребенку приказывают вспомнить ощущение напряжения. Участники должны почувствовать, как много энергии тратится впустую, блокируется. Тренер подбивает участников почувствовать и усилить свое глубокое страдание и разочарование.

После этого участники должны мысленно вообразить своего отца и представить чувства, которые они испытывают к нему в этот момент. Комнату наполняет музыка: один «ведущий» испытуемый определил ее как песню «Песня отца» Барбары Стрейзенд. Когда партнеры в парах открывают свои глаза, один из них получает приказание играть роль ребенка, а другой – роль родителя. Ребенок будет представлять своего отца в другом: «Сделай его натуральным! Впрыгивай и подчинись!» Участники должны увидеть своих отцов как «идеального» Папу, как «отца, каким вы всегда хотели, чтобы он был». Участники получают распоряжение расспросить своих отцов обо всем, что они хотят, о чем они «втайне» мечтали и никогда не получали ответа. А партнеры должны давать все, о чем бы их ни попросили. Участников вновь поощряют позволить чувствам выйти наружу. В этом упражнении не существует «ограничений»; участники могут использовать все помещение для собственного выражения: «Чувства, которые вы испытываете сейчас, это те самые, которые вы обычно подавляете. Ощутите гигантскую трату энергии. Посмотрите на ту огромную цену, которую вы платите». Затем роли меняются. Упражнение повторяется, но на это раз вспоминая мать. В заключение участники, держась за руки, делятся чувствами со своим партнером.

Трое из 3 «ведущих» исследуемых (100%) и 15 из 15 «переживающих» исследуемых (100%) рассказывали, что во время этого упражнения эмоции участников наводняют помещение. Участники рыдали, истерически хохотали, стонали, прыгали, кричали с яростью или счастьем; ведя себя как дети или как их любящие, сильно преданные родители.

[Комментарий: Очевидно, групповое давление для погружения в детство было огромным. Участники, которые отказались проявлять эмоции и демонстрировать свои чувства, были подвергнуты «обработке» тренером, который считал, что проблема заключалась в том, что они не подчиняются и не доверяют. Но наиболее регрессивным аспектом этого упражнения было ложное наслаждение фигурой родителя, дающего все, о чем бы его ни попросили. Это породило у некоторых исследуемых веру, что они окончательно разрешили конфликты взаимоотношения со своими родителями. Эйфория, порожденная этим исполнением примитивного «желания воссоединения», могла стать причиной регрессивного слияния и бессознательной зависимости с доктриной Жизненности. Одна исследуемая, в результате этой динамики, стала отрицать свои реально существующие конфликты разделения индивидуальности. Она продолжает оставаться в запутанном состоянии относительно своей карьеры и своей личности.

Однако, ложное удовлетворение имеет ответвления за пределы отношений ребенка-родителя. Оно может работать как метафора всего в целом отношения участника и доктрины Жизненности. Когда участники глубоко погружаются в прошлое как в данном случае, и когда тренер неоднократно убеждает, что «то, что вы делаете на тренинге, это то, что вы делаете в вашей повседневной жизни», это казалось бы легким прыжком из фальшивого решения (т.е. регрессивного слияния) с вымышленным родителем в ложное решение с Жизненностью. Скрытое послание, вложенное в бессознательное участника, состоит в том, что всецело хороший родитель (т.е. Жизненность) будет безупречно заботиться о детях (т.е. участниках), все, что им нужно сделать, так это спросить.]

День третий, событие шестое:

Последнее упражнение вечера – это игра «Красные и Черные». Это разновидность «дилеммы узника» – игры, популярной в социально-психологических экспериментах. Тренер и служебный персонал подстрекают участников «победить» в игре, чрезвычайно нахваливают ее. Сотрудники становятся подобно заводилам, и после того, как тренер объяснит игру ("Цель – победить"), участники делятся на две команды и предоставляются сами себе, чтобы выбрать капитанов и разгадать, как выиграть игру.

[Комментарий: Игра, конечно же, хитро устроена. Она непосредственно продолжает длительный «родительский процесс», когда участники находятся в эйфорическом, эмоционально примитивном состоянии, в котором они переживали наивысшие радости детства: безусловную любовь и неограниченное внимание. Несмотря на всю важность, возложенную тренером на «одержание победы», «совершения всего, что бы ни потребовалось для победы», оказывается, что эта игра может быть выиграна, если только обе стороны будут сотрудничать. Из 18 тренингов исследуемые сообщили, что только в одном случае участники поняли, как надо сотрудничать.

К моменту окончания игры, 3 из 3 «ведущих» исследуемых (100%) рассказывали, что многие люди становятся возбужденными, взведенными и расстроенными относительно победы. В этот момент вмешивается тренер и произносит участникам пламенную речь. Он ругается на них, оскорбляет их, обвиняет в гонке вооружений и мировом голоде людей подобных им, которые «не могут представить победы без уничтожения другой стороны».

Встречное обвинение очень серьезное и очень эффективное. Все исследуемые описывали, что были задеты им, и помнили его. Пример был одним и тем же у 14 из 15 «переживающих» исследуемых (93%). Обе команды чувствовали себя сбитыми с толку, потому что они пытались выиграть за счет проигрыша соперников, или они вычислили ключ к победе, но были слишком испуганы, чтобы открыто это высказать, или чрезмерно самокритичны, чтобы поверить в то, что они знали ответ. В обоих случаях, заметил один «переживающий» исследуемый, каждый, казалось, чувствовал смущенность и подавленность. Как заметил один «ведущий» исследуемый, это была парадоксально безвыигрышная ситуация.

День третий, событие седьмое:

Трое из 3 «ведущих» исследуемых (100%) сообщали, что домашним заданием было посмотреть за своим поведением во время игры и установить, что находилось за проявлением соревновательной активности. Им было приказано остаться в тренинговой комнате на шестьдесят минут в тишине. На протяжении этого периода времени и дома они должны будут посмотреть на себя и определить, что является их «базовым существом», их «ядром». Один «переживающий» исследуемый вспомнил, что в это время на аудиосистеме проигрывалась песня «Games People Play» (Игры, в которые играют люди).

Трое из 3 «ведущих» исследуемых рассказывали, что каждый казался совершенно сокрушенным сильным осуждением, с которым они столкнулись. Отвращение и гнев тренера казался разрушительным для многих участников.

[Комментарий: Модель, которая была постигнута в первый вечер, всплыла вновь: снисходительность, а затем нападение. В игре «Красные и Черные», кажется, сообщаются несколько посланий: (а) с ценностями тренера нужно соглашаться, даже если они меняются; (б) возвращение на более раннюю стадию развития, уступчивость и слияние являются основными психологическими состояниями тренинга; (в) унижение и эйфория являются основными эмоциональными состояниями тренинга; (г) ожидания тренера к участникам не касаются самого тренера или тренинга (например, они могут подставить участников, обманывать их, побеждать любой ценой, быть нечестными или предавать их). Двойной стандарт – обычное явление в ограниченных группах. В тренинге Жизненности тренер постоянно делает многие вещи, за которые он критикует участников. Правила – для участников, а не для тренера; он не придерживается тех же самых норм, которых должны твердо держаться участники. Двойная мораль в закрытых группах часто является причиной словесных, финансовых и сексуальных оскорблений. Вот хороший пример ограничений, которые закрытая группа накладывает на участников: в тренинге Жизненности считается недопустимым для участников высказывать свое мнение относительно элементов тренинга, которые нарушают собственные же правила тренера. Это хорошо охраняемая загадка подобно несуществующему новому наряду голого короля.]

Примечания переводчика:

1 – имеется в виду проведенное доктором Робертом Лифтоном во второй половине 50-х годов психологическое исследование техник «промывки мозгов» в коммунистическом Китае. В 1961 году вышла его книга «Перестройка мышления и психология тотализма: исследование «промывки мозгов» в Китае».

  • Upvote 1

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты



  • Объявления

    • Solo

      Ограничения на размещение постов



      Группы "Пользователи", "За культы", "Против Культов", "Непонимаемые" могут размещать свои посты в разделах:"VOX POPULI", "Консультирование пострадавших от деятельности культов" и "Бизнес-культы, "Лженаука" и "гуру""; в подразделах:"Обсуждение", "Традиционные религии, спец службы, общественные организации и т.п." и "Вопросы к Редакции проекта". Группа "Неприкасаемые" в подразделе "Курилка"
    • Redactor

      Мораторий на политику!



      МОРАТОРИЙ НА ПОЛИТИКУ "УКРАИНА vs РОССИЯ vs БЕЛОРУССИЯ" Обсуждение политики, только в разрезе конкретных культов и их лоббистов во власти. Тема "Украина vs. Россия vs. Белоруссия" - в личке, но не на форуме. За нарушение "кара небесная" со всеми вытекающими! Большая просьба ко всем сторонам и участникам - наш проект посвящен конкретным целям и направлениям, давайте придерживаться тематики проекта. Международная политика и конфликты - не та тема!
    • Redactor

      Сбор денег на хостинг в 2017 году

      08.08.2017

      Читаем и участвуем:  
×
×
  • Создать...