Перейти к содержанию

Лидеры


Популярный контент

Показан контент с высокой репутацией 27.04.2011 во всех областях

  1. 2 балла
    А вы думали в сказку попали? Скоро и вас вылечат обломают. ;)
  2. 2 балла
    Специально для Заратустры рассказ его любимого автора. Травести-лидеры. Почти фантастический рассказ* Удивительно - его начало успехов в “тренерстве” совпало с уходом Ольги. Уходом женщины, оплатившей его поездку в Москву, на этот самый Лайфспринг. Вообще, Лайфспринг- удивительная штуковина. Стоит “протащить” сквозь тренинг первую партию лошков и дальше они сами будут приводить новых и новых клиентов… Игорь, пошатываясь от действия водки, подошел к шкафу и вывернул на пол содержимое шкафа. Её вещи. Платья , джинсы… Он заплакал. Ольга не взяла ничего из этой квартиры. Белье, обувь… всё осталось. “А-а-а, ссука!”,- закричал он. Как же неудачно. Только-только долижно было закончиться нищенское существование. Только стартовла программа тиражирования “лидеров”, обещавшая огромную прибыль. И тут… Да, он переспал с двумя тетками, проходившими тренинг вместе с ним, но… Но это было у многих на тренинге, это для Лайфспринга обычно… Игорь взял её чулки и туфли… “Не по-лидерски так киснуть, не по-лидерски!”- бормотал он Первый тренинг в Украине… золотая жила, а тут… “Как же должен поступить лидер?”- бормотал он, перебирая платья. Даже воспоминания о ней будоражили его. Вопреки огромной дозе алкоголя он чувствовал сильнейшую эрекцию, перебирая её вещи. “Как же по-лидерсики?”,- он принес большие мусорные кульки и стал складывать её вещи. Возбуждение нарастало. Возбуждение от её вещей в сочетании с ожиданием скорого первого тренинга по Лайфспрингу создавало ни с чем не сравнимое ощущение эйфории. Решение пришло неожиданно. Решение, позволившее Игорю испытывать возбуждение на тренинге. *В психокульте “Лайфспринг” , почему-то именно в Украине, появилось упражнение на переодевание в одежду противоположного пола. Пальчицкий С.
  3. 1 балл
    Ааа, это вы так шутите :D " Встретил я экономиста Фельдмана. Он говорит: – Вашу жену зовут Софа? – Нет, – говорю, – Лена. – Знаю. Я пошутил. У вас нет чувства юмора. Вы, наверное, латыш? – Почему латыш? – Да я же пошутил. У вас совершенно отсутствует чувство юмора. Может, к логопеду обратитесь? – Почему к логопеду? – Шучу, шучу. Где ваше чувство юмора? " (с) Сергей Довлатов. Но все равно - от разговора вы опять ушли неведомо куда.
  4. 1 балл
    Да нет, что вы :) Она разве что спамила по мелочи своей разоблачительной статьей, а теперь ждет, когда мы все дружно придем в ее ЖЖ, чтобы продолжить Специальную Олимпиаду. Вообще, не стоит так часто упоминать Три Веселые Буквы. Пусть покоится с миром :innocent:
  5. 0 баллов
    Так-ссс теперь культисты вцепились в СПА, раньше гонялись за Party, сдается мне, что все это происки дамы из трех букв :unsure:
  6. -1 балл
    И, кстати говоря, у меня может быть и никнейм такой, но мне куда там далеко до Вас, таланта, писателя, поэта, боксера, знатока линукса, Сергея Д**** ученика, а также сочинителя и борца с культами, так что не скромничайте и не прибедняйтесь, мне далеко еще до Вас, так что не надо
  7. -1 балл
    Ученик отрекся от учителя? Интересно.. SPA, вы же заявляли, что не психолог. Какой смысл с вами обсуждать методологии? В рамках изучения общественных заблуждений, разве что..
  8. -1 балл
    Этот вопрос я хотел задать вам, но уже в правильном месте. Ибо оффтопите вы нипадецки. Но вы же все равно ускользнете от ответа. Потому что тогда все посетители будут знать, что вы - лжец и провокатор. Характерная позиция для активиста сектамнет.
  9. -1 балл
    У вас тоже с чувством юмора прррроблемы, да?
  10. -1 балл
    Очередной дибилизм от спа, Вы нахватались всякого бреда по верхам, а теперь еще и пытаетесь втереть все это и другим в мозги с видом умного "знающего", хотя сами в теме вообще не разбираетесь, то турбосуслика непонятно куда причислите, то уже вот беретесь судить про "продукт", хотя сами ничего в этом не понимаете, "лабуда" - это то, что Вы постоянно пишете, или же копипастите с других таких же бредовых ресурсов, книжки что ли хоть почитайте для общего развития, хотя я предвижу очередную порцию дибильных вопросов, что является некой защитой данного персонажа на все случаи жизни и времена...
  11. -1 балл
    1.АПОКАЛИПСИСЫ Мир прекрасен. Мир безобразен. Сколько энергии тратят люди, чтобы доказать друг другу одно из этих положений. Споры часто бывают бесплодными, разве что в душах спорящих остается горький осадок от сознания того, что их аргументация не произвела должного действия. Существует точка зрения, что следует обращать внимание только на прекрасные явления, однако еще Парменид учил Сократа – не относиться пренебрежительно даже к самым низким и мерзким вещам. Мне думается, что точка зрения Парменида это точка зрения здоровой философии, ибо улучшать мир можно лишь отыскивая и преодолевая зло. Для здоровой философии не должно быть запретных тем для обсуждения, хотя бы уже потому, что в сфере мышления таких тем не существует. Апокалиптические коллизии трудно назвать прекрасными, и если для философа – это нормальное явление, где-то даже кайф, то для нефилософа, конечно же – мерзость несусветная. 1.1 Космогоническая гипотеза Энгельса И страшным, страшным креном К другим каким-нибудь Неведомым вселенным Повернут Млечный Путь… Пастернак Основоположники марксизма-ленинизма – Маркс, Энгельс и Ленин, всегда в своих исканиях стояли на почве фактов и никогда, без надобности, не отрывались от земной основы, однако, Энгельса на старости лет потянуло в небеса, и он без труда предсказал будущее человечества. К современной космогонии, вообще говоря, это имеет мало отношения, однако, любопытно мироощущение Энгельса как философа, как соратника и единомышленника Маркса, с которым, скорее всего, они обсуждали эти вопросы. А теперь я процитирую кусок текста из "Введения" к "Диалектике природы" [3]: "Лишь сознательная организация общественного производства, с планомерным производством и планомерным распределением, может поднять людей над прочими животными в общественном отношении точно так же, как их в специфически биологическом отношении подняло производство вообще. Историческое развитие делает такую организацию с каждым днем все более возможной. От нее начнет свое летоисчисление новая историческая эпоха, в которой сами люди, а вместе с ними все отрасли их деятельности, и в частности естествознание, сделают такие успехи, что это совершенно затмит все сделанное до сих пор". Как видите, Энгельс преисполнен оптимизма по части будущих успехов естествознания, однако вооруженный всесилием учения Маркса он знает конечный результат, который уже не зависит ни от каких успехов естествознания. Далее читаем: "Но "все, что возникает, заслуживает гибели". (цитата из "Фауста") Может быть, пройдут еще миллионы лет, народятся и сойдут в могилу сотни тысяч поколений, но неумолимо надвигается время, когда истощающаяся солнечная теплота будет уже не в силах растапливать надвигающийся с полюсов лед, когда все более и более скучивающееся у экватора перестанет находить и там необходимую для жизни теплоту, когда постепенно исчезнет и последний след органической жизни, и Земля – мертвый, остывший шар вроде Луны – будет кружить по все более коротким орбитам вокруг тоже умершего Солнца, на которое она в конце концов и упадет. Одни планеты испытают эту участь раньше, другие позже Земли; вместо гармонически расчлененной, светлой, теплой солнечной системы останется лишь один холодный, мертвый шар, следующий своим одиноким путем в мировом пространстве. И та же судьба, которая постигнет нашу солнечную систему, должна раньше или позже постигнуть все прочие системы нашего мирового острова, должна постигнуть системы всех прочих бесчисленных мировых островов, даже тех, свет от которых никогда не достигнет Земли, пока еще будет на ней существовать человеческий глаз способный воспринять его". Смирившись с гибелью человечества, Энгельс не хочет смириться с гибелью материи, как таковой: "Говорить, будто материя за все время своего бесконечного существования имела только один-единственный раз – и то на одно лишь мгновение по сравнению с вечностью ее существования – возможность дифференцировать свое движение и тем самым развернуть все богатство этого движения и что до этого и после этого, она навеки ограничена одним простым перемещением, - говорить это значит утверждать, что материя смертна и движение преходяще. Неуничтожимость движения надо понимать не только в количественном, но и в качественном смысле. Материя, чисто механическое перемещение которой хотя и содержит в себе возможность превращения при благоприятных условиях в теплоту, электричество, химическое действие, жизнь, но которая не в состоянии породить из самой себя эти условия, такая материя потерпела определенный ущерб в своем движении. Движение, которое потеряло способность превращаться в свойственные ему различные формы, хотя и обладает еще возможностью, но не обладает уже действительностью и, таким образом, частично уничтожено. Но и то и другое немыслимо. Одно, во всяком случае, несомненно: было время, когда материя нашего мирового острова превратила в теплоту такое огромное количество движения, - мы до сих пор не знаем, какого именно рода, - что отсюда могла развиться солнечные системы, принадлежащие по меньшей мере (по-Мадлеру) к 20 миллионам звезд, - системы, постепенное умирание которых равным образом несомненно. Как произошло это превращение ? Мы это знаем так же мало, как мало знает патер Секки, превратятся ли в будущем мертвые остатки нашей солнечной системы когда-либо снова в сырье для новых солнечных систем. Но здесь мы вынуждены либо обратиться к помощи творца, либо сделать тот вывод, что раскаленное сырье для солнечных систем нашего мирового острова возникло естественным путем, путем превращения движения, которое от природы присуще движущейся материи и условия которого должны, следовательно, быть снова воспроизведены материей, хотя бы спустя миллионы и миллионы лет, более или менее случайным образом, но с необходимостью, внутренне присущей также и случаю. Теперь начинают все более и более признавать возможность подобного превращения. Приходят к убеждению, что конечная участь небесных тел – это упасть друг на друга, и вычисляют даже количество теплоты, которое должно развиться при подобных столкновениях… При этом надо иметь в виду, что не только наша планетная группа вращается вокруг Солнца, а наше Солнце движется внутри нашего мирового острова, но и что весь наш мировой остров движется в мировом пространстве, находясь во временном относительном равновесии с прочими мировыми островами… Наконец, мы знаем, что, за исключением ничтожно малой части, теплота бесчисленных солнц нашего мирового острова исчезает в пространстве, … Это предположение отрицает неуничтожимость движения… Мы приходим, таким образом, к выводу, что излученная в мировое пространство теплота должна иметь возможность каким-то путем… - превратиться в другую форму движения, в которой она может снова сосредоточиться и начать активно функционировать. Тем самым отпадает главная трудность, стоявшая на пути к признанию обратного превращения отживших солнц в раскаленную туманность". Похоже, Энгельс изложил гипотезу пульсирующей вселенной. В дальнейшем мы немного поговорим о современной космогонии, а пока посмотрим что у Энгельса происходит дольше: "Вот вечный круговорот, в котором движется материя, - круговорот, который завершает свой путь лишь в такие промежутки времени, для которых наш земной год уже не может служить достаточной единицей измерения, круговорот, в котором время наивысшего развития, время органической жизни и, тем более, время жизни существ, сознающих себя и природу, отмерено столь же скудно, как и то пространство, в пределах которых существует жизнь и самосознание, круговорот, в котором каждая конечная форма существования материи – безразлично, солнце или туманность, отдельное животное или животный вид, химическое соединение или разложение – одинаково преходяща и в котором ничто не вечно, кроме вечно изменяющейся, вечно движущейся материи и законов ее движения и изменения. Но как бы часто и как бы безжалостно не совершался во времени и пространстве этот круговорот, сколько бы миллионов солнц ни возникало и ни погибало, как бы долго ни длилось время, пока в какой-нибудь солнечной системе и только на одной планете не создались условия для органической жизни, сколько бы бесчисленных органических существ не должно было раньше возникнуть и погибнуть, прежде чем из их среды разовьются животные со способным к мышлению мозгом, находя на короткий срок пригодные для своей жизни условия, чтобы затем быть тоже истребленными без милосердия, - у нас есть уверенность в том, что материя во всех своих превращениях остается вечно одной и той же, что ни один из ее атрибутов никогда не может быть утрачен и что поэтому с той же самой железной необходимостью, с какой она когда-нибудь истребит на Земле свой высший цвет – мыслящий дух, она должна будет его снова породить где-нибудь в другом месте и в другое время". Энгельс не дает ни одного шанса человечеству, которое в самом лучшем случае может лишь осознать свою собственную гибель с "железной необходимостью", если конечно усвоит материалистическую диалектику, которую любезно выработали для нас основоположники марксизма. По всей видимости, человечеству, в случае, если оно будет знать что – материя существует вечно, гибнуть будет несколько приятней, чем в том случае, если оно не будет знать этого факта. Таким образом, Энгельс в своем "Введении" к "Диалектике природы" сочинил не что иное, как – апокалипсис. Вот какого великолепного "зверя" на стенах своей "философской пещеры" нарисовал Фридрих Энгельс, один из самых замечательных философов, которыми когда-либо располагало человечество. Правда, до осуществления этого апокалипсиса, по оценкам современной астрофизики не менее 5 миллиардов лет, однако, философского оптимизма здесь нет. Таким образом, такой материализм как марксизм, который в конечном счете сводится к апокалипсису, трудно назвать оптимистической философской доктриной. Апокалиптические идеи (читайте – неизбежная гибель человечества) обыграны во многих произведениях искусства и философии. Эти идеи не кажутся мне наивными, более того, в конечном счете из этих идей выводится основной вопрос современной философии, который сформулировал в самом общем виде гениальный Шекспир устами Гамлета: "Быть или не быть – вот в чем вопрос !" Быть или не быть человечеству ? – вот основной вопрос современной философии. Мне думается, крепкая философия не должна бояться апокалиптических идей, а должна научиться их преодолевать. Вообще говоря, философия может начинаться с чего угодно, в том числе, конечно, и с апокалиптических идей, но уж никак не должна заканчиваться ими, ибо апокалипсис – это конец света, а значит и конец философии, и конец разума – высшей формы существования материи, однако, именно это мы наблюдаем в марксизме, раз уж все сводится к апокалипсису. Более того, философия никогда не может быть закончена, это принципиально, поскольку познание не имеет пределов. Человеческое знание существенно ограничено, а невежество, наоборот – беспредельно, именно поэтому беспредельно и познание как бесконечный процесс приобретения знаний, как бесконечный процесс преодоления бесконечного невежества. Если не знаешь с чего начать, то начинай с конца ! Так я и поступаю и думаю что это оправдано, правда начать следовало бы с такого апокалипсиса, который может осуществиться не через 5 миллиардов лет, а гораздо раньше, и который ближе к земной основе. Этим мы займемся в следующем пункте. А пока что, я приведу еще хотя бы парочку примеров из литературы. Чтобы успешно бороться с таким "зверем", как апокалипсис, надо к нему привыкнуть. Привычка – вторая натура, естественный продукт самовоспитания. 1.2 "Страшный мир" Александра Блока Многие философы и художники под воздействием апокалиптических идей, приходили к настроениям смирения перед грандиозностью мироздания. Посмотрим, например, такое стихотворение А.Блока: Как часто плачем – вы и я – Над жалкой жизнию своей ! О, если б знали вы, друзья, Холод и мрак грядущих дней ! Теперь ты милой руку жмешь, Играешь с нею, шутя, И плачешь ты, заметив ложь, Или в руке любимой нож, Дитя, дитя ! Лжи и коварству меры нет, А смерть – далека. Все будет чернее страшный свет, И все безумней вихрь планет Еще века, века ! И век последний, ужасней всех, Увидим и вы и я. Все небо скроет гнусный грех, На всех устах застынет смех, Тоска небытия… Весны, дитя, ты будешь ждать – Весна обманет. Ты будешь солнце на небо звать – Солнце не встанет. И крик, когда ты начнешь кричать, Как камень, канет… Будьте ж довольны жизнью своей, Тише воды, ниже травы ! О, если б знали, дети, вы, Холод и мрак грядущих дней ! Здесь, мне думается, Блок передает не просто ощущение неизбежной индивидуальной смерти, а жуткое ощущение неизбежной всеобщей смерти человечества, человечества последнего века своей истории. Для всякого человека, находящегося под пятой этого ощущения, конечно, очень трудно найти утешение. По всей видимости, господствующей моралью здесь будет мораль смирения: "Тише воды, ниже травы". Очевидно, также, что данное ощущение не принадлежит к ряду элементарных ощущений, ибо это ощущение мира, его неизбежного конца, поэтому это мироощущение. Однако, человек не обязан быть под пятой такого мироощущения, если в его душе теплится хотя бы слабая искра протеста. Если же человек такой искры в себе не находит, то смирение, видимо, является закономерным результатом. У Александра Блока есть специальный цикл стихов, который называется "Страшный мир", и приведенное стихотворение я выбрал именно из этого цикла. Вообще говоря, у многих крупных поэтов можно обнаружить апокалиптические настроения, однако и протестуют против таких настроений наиболее убедительно так же – поэты. Александр Блок является весьма колоритной фигурой и в отношении протеста. Многие крупные музыкальные произведения, например, "Реквием" Моцарта, передают мироощущение апокалипсиса. Такие музыкальные произведения по масштабам и глубине чувств – грандиозны. Эти примеры из поэзии и музыки можно множить и множить, однако, мы посетим еще одну "пещеру", в которой изображен аналогичный "зверь", и на этом закончим наши экскурсы по этим самым литературным и философским "пещерам", ибо им нет числа. Впрочем, читатели, разумеется, могут этим не ограничиваться. Более того, я был бы очень рад, если бы читатели не ограничивались процитированными мною местами, а прочли бы эти произведения целиком, поскольку я цитирую выборочно, с сокращениями. 1.2 "Страшный мир" Бертрана Рассела А теперь посмотрим – о чем говорил Бертран Рассел в своем эссе "Поклонение свободного человека" [4]. "Вот что Мефистофель рассказал доктору Фаусту об истории творения. Бесконечные восхваления хора ангелов стали утомительны, в конце концов, разве он не заслужил этого ? Разве он не дал им вечного блаженства ? Не приятнее ли получать незаслуженную хвалу и почитаться существами, которым он принесет страдания ? Он улыбнулся про себя и решил, что великая драма должна быть сыграна. Неисчислимые века раскаленная туманность бесцельно вращалась в пространстве. Со временем она приняла форму, образовалось центральное тело и планеты, последние остывали, бурлящие моря и пылающие горы вздымались и опускались, из черных облаков на едва застывшую землю низвергались горячие потоки дождя. Затем в глубинах океана возник первый росток жизни и быстро развился в благодатном тепле, в огромные деревья, громадные папоротники, выраставшие из влажной почвы, в морских чудовищ, размножавшихся, дравшихся, пожиравших друг друга и гибнувших. А из чудовищ, по мере того как драма развертывалась, возник человек, обладавший силой мышления, знанием добра и зла и нестерпимой жаждой поклоняться. И человек увидел, что все преходяще в этом безумном, чудовищном мире, что все вокруг борется за то, чтобы ухватить любой ценой несколько кратких мгновений жизни, прежде чем смерть вынесет свой беспощадный приговор. И человек сказал: "Есть скрытая цель, которую мы могли бы постичь, и эта цель – благая, ибо мы должны почитать что-нибудь, а в видимом мире нет ничего достойного внимания". И человек вышел из борьбы, решив что бог вознамерился создать из хаоса гармонию человеческими усилиями. И когда он следовал инстинкту, который бог передал ему от хищных предков, то называл это грехом и молил простить его. Но он сомневался, есть ли ему прощение, пока не изобрел божественного плана, по которому гнев божий должен быть утолен. И видя, что настоящее нехорошо, он сделал его еще хуже, так, чтобы будущее могло стать лучше. И он возблагодарил бога за силу, позволившую ему отказаться даже от тех радостей, которые были доступны. И бог улыбнулся, и когда увидел, что человек достиг совершенства в отречении и поклонении, запустил в небо еще одно Солнце, которое столкнулось с Солнцем человека, и все опять превратилось в туманность. "Да, – тихо сказал он, – это было неплохое представление, надо бы посмотреть его еще раз". Таков в общих чертах мир, который рисует нам наука, - он даже еще бесцельнее и бессмысленнее. Именно в таком мире, и нигде больше, должны найти себе место наши идеалы. Что человек есть продукт причин не подозревающих о цели, что его рождение, рост, его надежды и страхи, его любовь и вера суть лишь результат случайного сцепления атомов, что никакой героизм, никакое воодушевление и напряжение мысли и чувств не могут сохранить человеческой жизни за порогом смерти, что вся многовековая работа, все служение, все вдохновение, весь блеск человеческого гения – обречены на то, чтобы исчезнуть вместе с гибелью Солнечной системы, что храм человеческих достижений будет погребен под останками Вселенной – все эти вещи, хотя их и можно обсуждать, столь очевидны, что никакая философия их отвергающая, невозможна. Только в опоре на эти истины, только на твердом фундаменте полного отчаяния можно теперь строить надежное убежище для души". Заканчивается это эссе так: "Связанный с остальными людьми самыми прочными узами – узами общего рока, свободный человек находит, что новое видение всегда с ним, освещая каждое обыденное дело светом любви. Жизнь человека – долгий путь в ночи, на котором его поджидают невидимые враги, усталость и боль. Это путь к цели, достигнуть которой суждено немногим. Один за другим наши товарищи, идущие по этому пути, исчезают, подчиняясь неслышным приказам всемогущей смерти. Очень кратко время, когда мы можем помочь им, когда решается их счастье или несчастье. Пусть в нашей власти будет осветить им путь светом солнца, облегчить их горести сочувствием, принести им светлую радость неустанной привязанностью, укрепить слабеющую волю, внушить веру в часы отчаяния. Не будем мелочно взвешивать их достоинства и недостатки, будем думать лишь об их нуждах – о горестях, трудностях, возможно, о слепоте, которые составляют несчастье их жизни, будем помнить, что они такие же – страждущие во тьме люди, актеры из той же трагедии. Поэтому, когда дни их пройдут, когда все что в них было доброго и злого, станет вечным в бессмертии прошлого, мы сможем сказать, что в их страданиях и неудачах нет нашей вины – наоборот, когда бы ни вспыхивала искра божественного огня в их сердцах, мы всегда были готовы помочь им одобрением, симпатией, словом. Коротка и бессильна жизнь человека, на него и весь его род медленно и неумолимо падает рок беспощадный и темный. Не замечая добра и зла, безрассудно разрушительная и всемогущая материя следует своим неумолимым путем. Человеку, осужденному сегодня потерять самое дорогое, а завтра самому пройти через врата тьмы, остается лишь лелеять, пока не нанесен удар, высокие мысли, освещающие его недолгие дни, презирая трусливый страх раба судьбы – поклоняться святыне, созданной собственными его руками, не боясь власти случая, хранить разум от бессмысленной тирании, господствующей над его внешней жизнью, бросая гордый вызов неумолимым силам, которые терпят до поры его знание и его проклятия, держать на себе мир подобно усталому, но не сдающемуся Атласу. Держать – вопреки давящей все на своем пути бессознательной силе – мир, сотворенный его идеалами". У Рассела ясно выражен импульс в стремлении к идеальному миру – миру воображения. И поскольку этот мир прекрасен в лучших своих проявлениях, то душа Рассела очарована, и он немного утешен. В целом же, Бертрану Расселу не удается выдержать настроения "полного отчаяния", на твердом фундаменте которого он собирается построить "надежное убежище для души", поскольку ясно выражен и импульс протеста – "бросать гордый вызов неумолимым силам", "держать на себе мир, … Держать – вопреки давящей все на своем пути бессознательной силе …". Написано недурно, проповедь великолепна, но… Французы говорят, что с помощью "но" можно запихнуть Париж в бутылку. И тем не менее – но ! Но, идя и по Рассел-стрит и по Энгельс-штрассе , мы приходим к одному и тому же – человечество неизбежно, неотвратимо должно погибнуть. У человечества нет выхода. Исторический материализм предсказывает нам неизбежное наступление светлого будущего для человечества, которое называется – коммунизм. Диалектика природы с такой же неизбежностью, с "железной необходимостью" по терминологии Энгельса, предсказывает гибель человечества. Здесь, мне думается, явно не сходятся концы с концами. Хотя, конечно, с философской точки зрения, данная коллизия просто великолепна – она подавляет умы гениев и те приходят к отчаянию, но что-то, какая-то непостижная суть в них все-таки протестует, и это особенно приятно. 1.3 Индивидуальный апокалипсис В школьные годы мне представлялось, что вся истина, какая только мыслима и возможна – находится в книгах, а среди живой людской сутолоки, если и есть какая-то истина, то очень бледная, мимолетная, преходящая. Я не обнаруживал в себе никаких стремлений. По всей видимости, если человек не обнаруживает в себе каких-то четко выраженных стремлений, то это, скорее всего, означает, что все его стремления (потребности) удовлетворяются естественным путем, а все его мироощущение сводится к ощущению блаженности бытия. Жизнь кажется бесконечной. Мне было уже 16 лет и я все еще продолжал поклоняться книжному, печатному слову, разумеется не замечая в то время своего поклонения. Напротив, в сознании было ощущение полной свободы и независимости от каких бы то ни было книг. Однако, мне нравилось читать книжки, открывать тайны, ведь всякая непрочитанная книга это тайна. И я жил под этой волшебной маской. А под маской было звездно. Улыбалась чья-то повесть, Короталась тихо ночь. И задумчивая совесть, Тихо плавая над бездной, Уводила время прочь. И позвякивали миги, И звенела влага в сердце, И дразнил зеленый зайчик В догоревшем хрустале. А в шкапу дремали книги. Там – к резной старинной дверце Прилепился голый мальчик На одном крыле. А. Блок Если ощущение абсолютной свободы в мышлении имеет место, то такое мышление не является подлинно философским, если можно так выразиться, ибо такое мышление хоть и знает, что бытие определяет сознание, но не понимает и не чувствует еще определяющей роли бытия. Отсюда возникает иллюзорное ощущение абсолютной свободы в мышлении, а также иллюзорное ощущение самодостаточности. В те времена умерших возили на кладбище на грузовиках с опущенными бортами. Каждый грузовик сопровождала похоронная процессия, как правило с оркестром, который играл похоронный марш. Я наблюдал, конечно, не раз это занятное зрелище. О приближающейся процессии, даже если ее не было видно, оповещали звуки похоронного марша. По пути следования процессии обычно стояли люди из ближайших домов, верующие старые люди крестились, мужчины снимали головные уборы. И наблюдая эту процессию, вдруг подумалось – вот идут люди, которым предстоит проделать этот же путь, но уже в качестве провожаемого, а не провожающего. И на ум пришла фраза откуда-то вычитанная: "Таскать вам не перетаскать ! – как прокричал один злой интеллигент, завидев похоронную процессию". Я, правда, не кричал, но фраза на ум пришла. Не сразу, а через несколько дней, вспоминая эту похоронную процессию, и вспоминая свои мысли о том, что каждому человеку из этой процессии придется проделать тот же путь на кладбище, но уже в другом качестве. Мне вдруг стала абсолютно ясной и одновременно ужасной очень простая мысль, что наступит время, когда и меня самого отвезут на кладбище точно в таком же деревянном ящике. Было странное ощущение нереальности происходящего. Я вдруг ясно осознал, что я – смертен, что с неумолимой, фатальной неизбежностью наступит момент, когда меня положат в деревянный ящик и отвезут на кладбище. И я вдруг понял, фантастическую реальность строк Блока, которые сами собой всплыли в сознании: Ночь, улица, фонарь, аптека, Бессмысленный и тусклый свет. Живи еще хоть четверть века – Все будет так. Исхода нет. И если гибель предстоит ? И если за моей спиною, Тот – необъятною рукою, Покрывший зеркало – стоит ? Блеснет в глаза зеркальный свет, И в ужасе, зажмуря очи, Я отступлю в ту область ночи, Откуда возвращенья нет… Мысль о своей неизбежной смерти, какое-то время мне казалась абсолютно новой, будто она возникла из каких-то недр своего сознания, из какой-то темницы вырвалась на свободу. Все это вызвало к жизни появление мрачных чувств ранее мне неведомых. Мрачные чувства как-то сами собой выражались в мрачных мыслях и способствовали появлению чувств еще более мрачных, которые формулировались в еще более мрачных мыслях и т.д., пока я не добрался до самого дна отчаяния. По всей видимости, находясь во власти такого грандиозного чувства как абсолютное отчаяние, человек вряд ли способен думать. Если здесь и возможны какие-то описания, то эти описания надо искать в поэзии и в музыке, или же в философских эссе различных писателей, хотя далеко не у каждого прозаика они имеются, впрочем, как не у каждого поэта и композитора. Здесь опять-таки – тема апокалипсиса, который уместно было бы назвать – индивидуальным апокалипсисом, поскольку это осознание неотвратимости лишь индивидуальной гибели, а не всеобщей. Хотя оба апокалипсиса связаны между собой связью, которую можно назвать ментальной. Именно, если рассмотреть "Я", под которым мы будем понимать – человека (человека вообще, т. е. как такового), а также "не-Я", под которым мы будем понимать – мир, который окружает человека, то понятно, что если "Я" человека гибнет – гибнет неотвратимо, то так же неотвратимо относительно этого "Я" гибнет и "не-Я", т.е. весь окружающий мир, в том числе и мир людей – человечество. Очевидно, что "Я" и "не-Я" это диалектические противоположности, а ментальная жизнь "Я" существенно несамодостаточна, она включает в себя одновременно "Я" и "не-Я", но центральным пунктом ментальной жизни является все же "Я". А поскольку в "Я" входит и "не-Я", то ему ничего не остается, как погибнуть вместе с гибелью этого "Я". Многие люди, пережившие индивидуальный апокалипсис, приходили к идее – бессмысленности своего существования. Александр Блок, видимо, пережил много сходных коллизий и описал их в своих стихотворениях. Посмотрим, например, такое: Как свершилось, как случилось ? Был я беден, слаб и мал. Но величий неких тайна Мне до времени открылась, Я высокое познал. Недостойный раб, сокровищ Мне врученных не храня, Был я царь и страж случайный. Сонмы лютые чудовищ Налетели на меня. Приручил я чарой, лестью Тех, кто первые пришли. Но не счесть нам вражьей силы ! Ощетинившейся местью Остальные поползли. И, покинув стражу, к ночи Я пошел во вражий стан. Ночь курилась, как кадило. Ослепительные очи Повлекли меня в туман. Падший ангел, был я встречен В стане их, как юный бог. Как прекрасный небожитель, Я царицей был замечен, Я входил в ее чертог. В тот чертог, который в пепел Обратится на земле. Но не спал мой грозный Мститель, Лик его был гневно-светел В эти ночи на скале. И рассвет мне в очи глянул, Наступил мой скудный день. Только крыл раздался трепет, Кто-то мимо в небо канул, Как разгневанная тень. Было долгое томленье. Думал я: не будет дня. Бред безумный, страстный лепет, Клятвы, пени, уверенья Доносились до меня. Но, тоской моей гонима, Нежить сгинула, – и вдруг День жестокий, день железный Вкруг меня неумолимо Очертил замкнутый круг. Нет конца и нет начала, Нет исхода – сталь и сталь. И пустыней бесполезной Душу бедную обстала Прежде милая мне даль. Спрашивается, знал ли я в свои 16 лет, что люди смертны ? Разумеется, конечно, я это знал. Знал-то знал, но мое сознание относило этот факт к другим людям, т.е. мне казалось что ко мне это не относится. Почему так казалось – это другой вопрос, но казалось именно так. Видимо, в 16 лет и в более юные годы, жизнь кажется бесконечной. Субъективное ощущение таково, что жизнь никогда не иссякнет. А между тем, согласно наблюдениям, жизненному опыту и элементарному здравому смыслу – все люди смертны. Я человек, следовательно – я смертен. Это настолько самоочевидно, что кажется здесь не о чем рассуждать, но все же, переход от общего суждения – все люди смертны, следовательно смертен и я, означает определенное продвижение. Возникают вопросы. Если я смертен, если моя жизнь конечна, то как ее прожить ? Чем заняться ? И множество других вопросов. Эти вопросы, конечно же, рассматриваются во многих произведениях художественной литературы, однако литература здесь может выступать лишь в качестве ориентира, но не рецепта, поскольку в художественном произведении эти вопросы решает писатель, как правило, в отношении своего, часто вымышленного героя. Однако, живой человек это не литературный образ, поэтому живой человек должен решить все эти вопросы на практике, причем решить самостоятельно. Но прежде чем эти вопросы решаются на практике, материализуясь в конкретные поступки, они возникают в голове и интенсивно переживаются. При этом, конечно, совсем не обязательно что задумываясь о жизни и смерти, о бренности своего "Я", человек будет формулировать свои переживания и рассуждения в каких-нибудь заумных философских категориях и даже говорить с кем-либо на эту тему, однако внутри сознания эта трудная работа все равно происходит. Вопрос о жизни и смерти все равно переживается каждым человеком и по-своему, т.е. рано или поздно если не все, то многие люди об этом задумываются и что-то для себя решают. Ощущение индивидуального апокалипсиса – это переживание последнего мгновения своей жизни, может быть очень сильным и глубоким, и сопровождаться состоянием отчаяния из которого не так просто выбраться, поэтому лучше туда не попадать. Если подумать о причинах самоубийства таких великих людей как, например, Лафарг, Лондон, Есенин, Маяковский, Эренфест, причем Лафарг и Элеонора Маркс покончили с собой вместе в один день, и т.д. (список можно продолжить), то вырисовывается вполне определенная картина. Никто из них не был нищим, поэтому нельзя сказать, что они ушли из жизни, чтобы прекратить мучения голодного существования. Никто из них не был больным, поэтому нельзя сказать, что они ушли из жизни, чтобы избавиться от невыносимой физической боли, связанной с какой-то неизлечимой болезнью. Поэтому, скорее всего, эти причины находятся внутри их сознания, которое пришло к идее бессмысленности своего существования, утвердилось в ней и осуществило ее на практике. Некоторые исследователи, например, считают что Джек Лондон описал свою собственную смерть в произведении "Мартин Иден". Предсмертные строки Есенина: В этой жизни умирать не ново, Но и жить, конечно, не новей… над которыми посмеивался Владимир Маяковский и даже переделал их на свой лад, в соответствии со своим мироощущением: В этой жизни помирать не трудно, Сделать жизнь значительно трудней… все же увлекли в мир иной и Маяковского, таким же путем как и Есенина, т.е. путем самоубийства. Дело здесь, конечно, не в мистическом влиянии пары стихотворных строк, а в том, что все эти люди – и Есенин, и Маяковский, и Лафарг, и Лондон, и Эренфест – пришли к твердому, к определяющему их последний поступок убеждению, убеждению бессмысленности своего существования. Мне думается, что это продукт апокалиптических переживаний, последовательный и логичный. Однако последовательность не всегда разумна. После того, как я выкарабкался из состояния полного отчаяния, мое отношение к книжному знанию значительно переменилось, а первый импульс, после того, как я только начал выползать из отчаяния, состоял вообще в отрицании всякого книжного знания. Дескать, какое серьезное значение могут иметь эти жалкие книжки и все что в них содержится, если даже весь окружающий мир не имеет никакого значения, поскольку исчезает для меня и исчезает навсегда, раз уж я смертен ? Какое мне дело до того, что материальный мир будет вечно существовать и после моей смерти, если я уже не буду ничего воспринимать, поскольку меня вообще не будет ? На память приходят рассуждения, которые были мною проделаны в те времена. Выглядели они примерно так: – Если жизнь человека конечна, то неизбежно наступит такое мгновение жизни, после которого не останется никаких мгновений. Это последнее мгновение жизни. Средняя продолжительность человеческой жизни примерно 70 лет. Сколько же мгновений буду жить я, если мне суждено прожить такой срок ? За длительность одного мгновения можно принять одну секунду, ибо что такое секунда в жизни человека – почти ничего. Мгновение ! Я подсчитал сколько мгновений мне предстоит прожить. Оказалось, что в 70-ти годах примерно 2,2 млрд. секунд, т.е. 2,2 млрд. мгновений. А поскольку 16 лет уже прожито, то остается примерно – 1,7 млрд. Кажется, что это много, но ведь эти мгновения улетают каждое мгновение одно за другим, улетают безвозвратно и навсегда. В голову пришла мысль, что жизнь человека вполне можно описать натуральным рядом, вроде: (p – 1), (p – 2), (p – 3), … , (p – k), … [*] где: p = 2.2 млрд. мгновений k = 1, 2, 3, … - текущие мгновения Когда "k" достигнет "p", то разность скобки (p – k) обратиться в нуль. Жизнь закончилась. Мгновения исчерпаны. Кроме того, примерно 1/3 из этих 1,7 млрд. мгновений уйдет на сон и, таким образом, собственно жизнь составит примерно – 1 000 000 000 мгновений. И хотя я выкарабкался из отчаяния, раз начал рассуждать, но общее состояние было тоскливым, поэтому хотелось умереть. Поэтому я смастерил удавку. Однако, голова продолжала немного соображать и успела прийти к логическому компромиссу, благодаря которому я и живу по сей день. Этот компромисс состоит в следующем: – Если жизнь неотвратимо завершится смертью, то продолжение жизни является сущим абсурдом. Жизнь можно считать агонией перед смертью, затягивать эту агонию сущая бессмыслица. Это с одной стороны. А с другой стороны, если смерть неотвратима, то заботиться о ее досрочном приходе еще абсурднее, абсурднее любого абсурда. Действительно, зачем стремиться к тому, что и так гарантировано и наступит автоматически. Для этого не требуется никаких усилий, а воспользоваться удавкой никогда не поздно. В любом случае я получил эти представления благодаря жизни, поэтому стоит все-таки продолжать жить (пусть она и бессмысленна) хотя бы из любопытства, поскольку жизнь, в отличие от смерти чревата новизной. Эти рассуждения – reductio ad absurdum, немного укрепили мой дух. Траурный лавр самоубийцы стал мне чуждым, однако стало ясным, что и блаженное бытие закончилось, закончилось навсегда. Не венчал мою голову траурный лавр В эти годы пиров и скорбей. Праздный слух был исполнен громами литавр, Сердце – музыкой буйных страстей. Светлой ангельской лжи не знавал я отрав, Не бродил средь божественных чащ. Сон мой длился века, все виденья собрав В свой широкий, полунощный плащ. И когда вам мерцает обманчивый свет, Знайте – вновь он совьется во тьму. Беззакатного дня, легковерные нет. Я ночного плаща не сниму. А.Блок Люди рождаются обреченными на смерть, их жизнь коротка и мимолетна, однако в глазах людей, пока их не сомкнула смерть, живет любовь к жизни. Нет сомнения в том, что большинство людей не хотело бы умирать, но они умирают. Если возникает чувство сострадания к людям, то оно значимо пожалуй лишь тогда, когда требует определенной деятельности направленной на улучшение их жизни, деятельности направленной на благо людей. Человеческий мир предстал передо мной, как мир бесконечно сложный, и если сложно понять себя, то понять других людей в их мыслях и парадоксальных поступках – много сложней. Мои представление о мире претерпели определенные изменения. Но из самого себя не выскочишь. Можно лишь заметить, если заниматься самоанализом, что свои представления в определенные моменты жизни значительно изменяются, причем иногда весьма радикальным образом и внутри себя можно обнаружить восклицание, вроде: "Какой же я болван, я верил этому !", однако и отвергнутые представления и вновь приобретенные все равно остаются своими, хотя бы уже в силу того, что они связаны причинно-следственной связью. Если, скажем, до 16 лет я безоговорочно верил книжному слову и слепо ему поклонялся не замечая господствующего тирана (чем и знаменито всякое слепое поклонение), то это были мои представления, которые владели мною до 16 лет. Если в дальнейшем, пережив индивидуальный апокалипсис, я перестал слепо верить книжному слову, а стал относиться к книгам критически (и так отношусь к ним по сей день), то это тоже мои представления. Однако, у меня есть внутренняя уверенность в том, что вряд ли найдутся причины, которые бы изменили мое отношение к книжному слову таким образом, что я вновь стал бы ему слепо поклоняться. Откуда же берется эта уверенность ? Она не с неба сваливается и не является слепой верой, а берется из анализа развития своих собственных представлений, которые изменяясь достигли такого положения, когда их дальнейшее изменение становится уже невозможным, поскольку они приобрели авторитет истины, которая прочувствована и пережита, и которая, таким образом, стала убеждением. Мир книг, конечно же, поучителен хоть и противоречив, а мир своих собственных мыслей и чувств иногда страшен, а иногда мил. Мне нравилось не только читать, но и самостоятельно думать. Это неважно, что мысли часто спотыкаются о кочки и пни, ведь иногда они взмывают к каким-то вечным небесам, а душа в эти краткие мгновения пребывает свободной от скорбей. Полюби эту вечность болот – Никогда не иссякнет их мощь. Этот злак, что сгорел – не умрет. Этот куст – без истления – тощ. Эти ржавые кочки и пни Знают твой отдыхающий плен. Неизменно предвечны они, – Ты пред Вечностью полон измен. Было ясно, что в жизни, чтобы она была интересной, должна быть какая-то приличная цель, которая отвечала бы моим склонностям и познавательным потребностям, и чтобы достижение этой цели было бы, пусть хоть немного, но все же полезно и для других людей. Эту цель, видимо, надо искать в том пестром мире, который породил меня. Плачет ребенок. Под лунным серпом Тащится по полю путник горбатый. В роще хохочет над круглым горбом Кто-то косматый, кривой и рогатый. В поле дорога бледна от луны. Бледные девушки прячутся в травы. Руки, как травы, бледны и нежны, Ветер колышет их влево и вправо. Шепчет и клонится злак голубой. Пляшет горбун под луною двурогой. Кто-то зовет серебристой трубой. Кто-то бежит озаренной дорогой. Бледные девушки встали из трав. Подняли руки к познанью, к молчанью. Ухом к земле неподвижно припав, Внемлет горбун ожиданью, дыханью. В роще косматый беззвучно дрожит. Месяц упал в озаренные злаки. Плачет ребенок. И ветер молчит. Близко труба. И не видно во мраке. А.Блок Сперва подумалось что цель может быть найдена быстро, стоит о ней только задуматься и даже было какое-то ее предчувствие, но это предчувствие было иллюзорным. И как-то само собой решилось, что перво-наперво надо получить как можно более обширное и качественное образование. Я закончил школу, затем закончил вуз. Я удачно выбрал специальность – радиотехника, пойдя по стопам отца, который влюбил меня в радиотехнику с младых ногтей. Радиотехника это прелесть. У меня была прекрасная работа, прекрасная жена, меня окружали прекрасные люди, но чего-то не хватало…не хватало чего-то архиважного…Поэтому, пока я был занят работой, я не замечал, но после очередного достижения по профессии, после очередной маленькой эйфории – наступало полное опустошение, жуткая хандра…Ничего не помогало, ни книги, ни водка, ни развлечения…такая тоска, что хоть волком вой… Я вспоминал свои студенческие годы… В студенческой среде отношение к философии было совсем другое, чем, например, отношение к физике, математике и другим наукам из естественнонаучной области. Все студенты, во всяком случае – большинство, относилось к философии с большим скепсисом, а некоторые не скрывали своего пренебрежительного отношения к ней. Это и неудивительно, поскольку и профессора естественных наук, относились к философии не демонстративно-пренебрежительно, конечно, но с заметной иронией. Например, на экзамене по физике, в адрес студента, который дал при ответе недостаточно точное определение какого-либо физического закона, можно было запросто услышать реплику профессора физики, вроде: "Молодой человек, физика это не философия, где можно давать шарообразные формулировки, физика – это наука, а законы науки надо формулировать точно и конкретно". И при общении в студенческой среде, слова – философ, философия – часто употреблялось как синоним слов – демагог, демагогия, пустопорожняя болтовня и т.п. Я жил в среде студентов-технарей, которые, конечно же, читали художественную литературу, журналы, слушали музыку, ходили в кино и театр, однако отношение к философии и к общественным наукам вообще – было пренебрежительным, поэтому и я к философии относился точно так же. Поэтому мы изучали общественные науки без интереса и относились к ним, как к чему-то лишнему, малополезному, на что приходится попусту тратить время. Поэтому я не читал философских журналов, однако именно философскому журналу, который случайно попал на глаза, я обязан тем, что нашел там самую острую проблематику современного мира. Здесь имеется в виду проблематика изложенная в статье академика Петра Леонидовича Капицы – "Глобальные научные проблемы ближайшего будущего". Эта статья академика Капицы, если кто хочет прочитать ее целиком, имеется в сборнике П.Л.Капицы – "Эксперимент. Теория. Практика.", который переиздан уже раза три, а может быть и больше. Для меня же в качестве первоисточника была публикация в журнале "Вопросы философии", № 2 за 1973 г. Это очень хорошо поставленная проблематика, сформулированная одним из крупнейших физиков земного шара: "Сейчас определяются три основных аспекта глобальных проблем: 1. Технико-экономический, связанный с истощением природных ресурсов земного шара. 2. Экологический, связанный с биологическим равновесием человека с живой природой при глобальном загрязнении окружающей среды. 3. Социально-политический, поскольку эти проблемы связаны с необходимостью их решения в масштабе всего человечества. При изучении этих глобальных проблем уже давно было обнаружено, что обычные количественные показатели, характеризующие динамику этих процессов, описываются геометрической прогрессией и математически во времени выражаются экспоненциальной функцией. Характерной чертой таких процессов является то, что в конечном итоге они приводят к такому ускорению, что это приобретает характер взрыва". Далее Петр Леонидович предлагает свои соображения по части поисков решения этих проблем, в частности по поводу истощения природных ресурсов Капица пишет: "Сейчас уже известно, что наука может дать выход из предстоящего кризиса. Самая главная для человечества энергетическая проблема может быть решена путем использования управляемых термоядерных процессов. Источником энергии для них является дейтерий – тяжелый изотоп водорода, его запас в океане можно считать неограниченным. Глобальный кризис, связанный с истощением сырьевых ресурсов, наука может предотвратить путем перевода промышленного производства на так называемые "замкнутые процессы", как это имеет место в природе, где ничего не выбрасывается, поскольку все снова потребляется. С научной точки зрения замкнутые процессы вполне осуществимы, хотя и значительно сложнее. При осуществлении замкнутых процессов главной задачей будет необходимость увеличения энергетических затрат. Поэтому освоение этих процессов в глобальном масштабе станет возможным тогда, когда люди будут располагать источником энергии практически неограниченной мощности, каким сейчас может быть только термоядерная энергия. Истощение сырьевых ресурсов части важных веществ грозит уже нашему поколению. Поэтому решение вопросов, связанных с технико-экономическим аспектом проблемы "человек и природа" нужно считать срочным" 1.4 Фундаментальный апокалипсис Эта проблематика каким-то странным образом обосновалась в моем сознании и обосновалась навсегда, хотя, по правде говоря, я не сразу в нее "врубился", если можно так выразиться. После того, как я прочитал статью академика Капицы, я предпринял попытку обсудить эту проблематику с коллегами, однако из этого мало что получилось. Но некоторые коллеги высказали мнение, что значение имеют только 2-й и 3-й пункт, а 1-й пункт просто надуман Капицей и является продуктом его старческого склероза, поскольку сырьевые ресурсы Земли так велики, а число неразведанных месторождений так огромно, что говорить об истощимости сырьевых ресурсов явно преждевременно. Сперва эта аргументация значительно подорвала мои представления об этой проблематике, как о проблематике – важной. Ведь, вроде бы, действительно – космическая техника бурно прогрессирует, поэтому, наверно, человечество скоро получит реальную возможность пользоваться сырьем других планет. Американцы уже совершили высадку на Луну, а наши автоматические аппараты даже без непосредственного участия человека – доставили на Землю первые пробы лунного грунта. Чем не сырье ? Это неважно, что пока из космоса доставлены крохи, пройдет какой-нибудь десяток-другой лет и можно будет возить любое космическое сырье тоннами, сотнями и тысячами тонн, ведь, действительно, космическая техника бурно прогрессирует, прогрессирует на моих глазах. И я начал склоняться к мысли, что пожалуй коллеги правы, поэтому здесь не над чем думать, поэтому я решил выкинуть из головы всю эту глобальную проблематику посчитав ее причудой академика. Однако, мне не удалось ее "выкинуть" таким образом, чтобы вовсе о ней не думать. Такая уж штука – голова, к счастью для одних людей и к несчастью для других, но из головы не может быть выброшено все что угодно по нашему произволу. Поэтому, я немного продолжал думать над статьей Капицы, над вопросами этой статьи и над тем, что же собственно хочет сказать Капица столь причудливо поставленной проблематикой, с которой никто из моего окружения совершенно не считается. Неужели такому корифею науки не могли прийти в голову те простые соображения, которые были играючи предъявлены коллегами. Неужели Капице не мог прийти в голову космический аргумент ? А экологический аспект, это разве аспект ? Что, разве очистные сооружения надо открывать и изобретать для этого какую-то науку ? Их надо просто строить, как строят дома, поэтому это не вопрос науки, а вопрос организации строительных работ. Советский Союз ведет строительство таких сооружений, об этом пишут газеты, а капиталисты не хотят, об этом тоже пишут газеты. Ну что же, тем хуже для капиталистов, однако все равно им придется строить такие сооружения, ибо загрязняя свою природу сверх всякой меры им попросту деваться будет некуда, поэтому, если и существует экологический аспект, то он актуален только для капиталистического лагеря. А раз это проблемы капиталистов, то пусть они их и решают. Даже как-то странно, что академик Капица думает над проблемами капиталистического лагеря. Ясно, что для Советского Союза этот экологический аспект не актуален. А социально-политический аспект и вовсе выеденного яйца не стоит, ибо кто же не знает что во всех оставшихся капиталистических странах (оставшихся после образования социалистического лагеря) рано или поздно произойдут пролетарские революции, что ясно предсказывает такая наука, как марксизм-ленинизм. Поэтому образование мирового социалистического лагеря исторически неизбежно, а раз так, то этот социально-политический аспект вовсе никакой не аспект, ибо что же это за аспект, если совершенно очевиден конечный результат ? Неужто Капица сомневается в неизбежном крахе мирового капитализма ? Или он действительно решил поиздеваться над журналом "Вопросы философии" ? Да, скорей всего, коллеги правы. Я решил еще раз прочитать статью Капицы с целью обнаружить какие-нибудь иронические шпильки в адрес философов. Я вертел эту статью и так и эдак, но никакого намека на иронию никак не обнаруживалось. Напротив, в статье сквозила какая-то смутная тревога. Бесспорно и совершенно ясно, что Капица говорит на полном серьезе, и похоже – из мухи делает слона. А сколько же ему лет ? Оказалось что Петр Леонидович родился аж в 1894 году и ему под 80 лет, он старше моего деда по отцовской линии на 4 года ! Да это же дремучий старик. Поэтому я решил написать вежливое письмо академику с целью успокоить старика. Привести космический аргумент предъявленный аспирантами, чтобы наш заслуженный академик не относился к этой проблематике слишком серьезно и не переживал понапрасну за судьбу нашей цивилизации. Я начал сочинять письмо академику, а когда что-нибудь сочиняешь, то иногда приходят занятные мысли, особенно когда хочется обосновать какой-нибудь "железный" аргумент. Обосновывая "космический аргумент" в моем воображении развернулся процесс добычи сырья в Солнечной системе с помощью космических аппаратов. В результате, все сырье в Солнечной системе – кончилось, все сырье, начиная с планеты Меркурий и заканчивая планетой Плутон – оказалось израсходованным. Поэтому, естественно, я решил устремиться к планетным системам ближайших звезд. Ближайшая к нам звезда – это альфа из созвездия Центавра. Правда, неясно, есть ли планеты у этой звезды, однако слетать туда невредно. Расстояние до нее всего каких-то 4 световых года. В воображении преодолеть такое расстояние плевое дело, но как преодолеть его в реальности ? С помощью фотонной ракеты, это вам скажет любой школьник. Но, боже мой, я совсем забыл о том, что при субсветовых скоростях по Эйнштейну происходит сдвижка во времени, поэтому пока я буду летать за сырьем к этой альфе, на Земле пройдет столько лет, что человечество погибнет от сырьевого голода. Вскоре все эти фантазии были забракованы мною, как бредовые, ибо исходить нужно из фактов, а не из допущений. Затем я пришел к выводу, который был сродни маленькому открытию. Оказалось, что возить сырье с других планет Солнечной системы с помощью существующих космических аппаратов – это такая же бредовая идея, поскольку космические аппараты используют реактивный принцип движения, при котором скорость аппарата описывается формулой Циолковского в которую входит логарифм отношения масс, стартовой и конечной. В итоге получается, что масса привозимого с другой планеты сырья, в сотни раз меньше стартовой массы ракеты, которая сама состоит из ценнейшего "сырья". Таким образом, с помощью космической техники, основанной на реактивном принципе движения – нельзя получить хорошего транспортного эффекта, какой мы получаем, например, на железнодорожном транспорте, где масса подвижного состава меньше или соизмерима с массой перевозимого груза. Кроме того, железнодорожную транспортную систему можно использовать многократно, даже непрерывно. В космической же технике все наоборот, поэтому с помощью современной космической техники осваивать сырьевые богатства Солнечной системы – невозможно. Я понял, что писать академику Капице нет никаких оснований. Я понял и то, что если сырьевая проблема Капицы не будет решена, то человечество обречено на гибель, ибо неизбежно наступит момент когда все сырье будет исчерпано. Остановятся заводы и фабрики, не из чего будет выплавлять металл, не из чего будет вырабатывать горючее для двигателей внутреннего сгорания, станут на вечную стоянку сельхозмашины, нечем будет убирать урожай, нечем сеять и т.д. Разразится голод от которого погибнут миллиарды людей, а оставшиеся в живых вступят друг с другом в смертельную схватку за оставшиеся ресурсы, но и они будут исчерпаны до конца. В конце концов будет запущена машина термоядерного самоуничтожения. Воображение рисовало жуткие картины конца человеческого рода и конца всего живого на Земле. Вспомнилось то, что когда-то я описал всю свою еще не прожитую жизнь натуральным рядом мгновений. Он работал и здесь: (p – 1), (p – 2), (p – 3), … , (p – k), … [**] где: p – общее количество сырьевых запасов Земли, в млн.тонн, или в любых других единицах массы. k – 1, 2, 3, … – количество извлекаемого сырья из кладовых Земли в единицу времени, например, в млн.тонн за год. Когда "k" достигнет "p", то разность скобки (p – k) обратиться в нуль. Мировая экономика оказывается на нулевом пайке. Вспомнилась аксиома Архимеда, вернее ее геометрическая интерпретация. Пусть имеется два отрезка соответственно длин p и q, тогда последовательно откладывая маленький отрезок q, на большом отрезке p, через конечное число шагов k, мы обязательно достигнем p. В геометрии мы можем даже превзойти отрезок p, в любое число раз, однако, в данном конкретном случае мы не можем превзойти отрезка p, поскольку из кладовых Земли нельзя извлечь больше чем они содержат. Через некоторое время проблематика Капицы полностью завладела моим вниманием и я понял, что это именно та задача, которая может придать хоть какой-то смысл моему бессмысленному существованию. Во всяком случае, здесь есть над чем подумать и меня это очень даже обрадовало. С тех пор меня эта задача не отпускает и мне никогда не бывает скучно. Она пронизывает мое существование подобно тому как реликтовое излучение пронизывает Метагалактику. Я не могу сказать, что я думаю над этим непрерывно, однако, во всяком случае, мне всегда есть над чем думать. Это самая интересная задача, которую только можно себе вообразить. И она занимает меня с 1973 г. Нет острых ощущений – все старье, гнилье и хлам, Того гляди, с тоски, сыграю в ящик. Балкон бы что ли сверху, иль автобус пополам – Вот это – дело ! Это – подходяще ! Повезло ! Наконец – повезло ! Видит бог, что дошел я до точки – Самосвал – 30 тысяч кило, мне скелет раздробил на кусочки ! В.Высоцкий 1.4. Сущность современной эпохи (по мотивам проблематики П.Л. Капицы) Сущностью современной эпохи я называю две следующих проблемы: 1. Сырьевая проблема 2. Термоядерная проблема Сырьевая проблема связана с истощением запасов сырья на Земном шаре. Все сырье рано или поздно будет исчерпано, к тому же, положение усугубляется еще и тем, что мировая экономика развивается по экспоненциальному закону, поэтому и потребление сырья мировой экономикой описывается экспоненциальной функцией. В конечном счете процесс приобретает характер взрыва, сырьевой катастрофы. Что может привести, между прочим, к столкновению между народами в борьбе за источники сырья. Термоядерная проблема – это угроза прямого уничтожения человеческой цивилизации. Поскольку все аспекты возможной термоядерной войны всем известны, то можно ограничиться лишь констатацией. Эта проблематика возникла по исторической необходимости, независимо от воли и желания людей, как следствие научно-технической революции, т.е. по объективным причинам. В настоящее время ведущей философией является марксистско-ленинская философия, но она сама по себе вряд ли может дать подход к решению, поскольку исторически возникла благодаря иной проблематике. Марксизм-ленинизм вообще не рассматривает наиболее общей философской проблемы – проблемы существования человеческой цивилизации. Поэтому учение Маркса не является всесильным, как ошибочно полагал Ленин. Ни Маркс, ни Энгельс, ни Ленин, разумеется, не могли и помышлять, что может возникнуть такое положение, ибо такое положение возникло уже после их смерти и по независящим от них обстоятельствам. Материалистическая диалектика вовсе не всесильна, а ограничена вполне определенными историческими рамками. Материалистическая диалектика отождествляет вещество с материей вообще, что не соответствует действительности, поскольку – поле, более фундаментальная материя, чем вещество. Материалистическая диалектика абсолютизирует движение, согласно положению: движение – абсолютно, покой – относителен. (Ленин). Что, опять таки не соответствует действительности, поскольку движение и покой – равноправны. Здесь достаточно привести фундаментальные физические константы, например, гравитационная постоянная, постоянная тонкой структуры, постоянная Планка, скорость света и т.д. Кроме того, уж совсем очевидный факт – если бы покой был неравноправен с движением, то не было бы возможности описать подвижный процесс неподвижной формулой. Поэтому к марксизму-ленинизму нужно относиться точно таким же образом, как мы относимся к физике и математике, а не как к священному писанию. Часть наших идеологических работников относится к марксизму-ленинизму как к священному писанию. Это, конечно, неправильно, но этого не стоит бояться. Такое положение наблюдалось и в математике, и в физике, и в других науках, если проследить историю их развития. В математике, например, абсолютизировалась геометрия Эвклида, однако ставились новые вопросы, возникали новые проблемы, требующие своего разрешения – появилась геометрия Лобачевского, которая включила в себя геометрию Эвклида в качестве предельного случая, но не отбросила ее. В механике почти 2000 лет доминировали представления Аристотеля, пока не появился Галилей, который, по всей видимости, впервые в истории науки начал пользоваться экспериментом для проверки математических гипотез, ведь на протяжении этих 2000 лет никто и не думал проверить законы падения тел, данные Аристотелем априори. Таким образом, критерий практики исторически появился задолго до того, как появилась материалистическая диалектика, поскольку этим критерием вполне осознанно пользовался Галилео Галилей. Он ставил эксперименты, бросал куски свинца с Пизанской башни, а его схоластическое окружение в лице тогдашних профессоров, посчитало это за свидетельство нравственного падения Галилея. В результате греховных занятий Галилей навлек на себя гнев тех высокопоставленных лиц, которые считали, что истину надо искать в священном писании, а не с помощью экспериментов и математики. Математики и механики на некоторое время вообще были объявлены вне закона, как сочинители всех ересей. Возникла классическая механика, которая была создана на значительном историческом промежутке времени, которую иногда называют механикой Ньютона, или даже – учением Ньютона. Классическую механику стали считать всесильной. Здесь можно было бы сказать с таким же успехом в отношении учения Ньютона, как сказал Ленин в отношении учения Маркса, именно: "Учение Ньютона всесильно, потому что оно верно". И, действительно, некоторое время такие представления в отношении механики Ньютона были господствующими. Изменению этих представлений способствовала в наибольшей степени электродинамика Максвелла, предтечей которой являются эксперименты Эрстеда и Фарадея. В результате продолжения греховных занятий предпринятых Эйнштейном – появилась теория относительности, которая включила в себя всю классическую механику в качестве предельного случая. Эйнштейном был открыт принцип – эквивалентности массы и энергии, который не понравился правоверным марксистам, поэтому был объявлен лженаучной ересью. Однако, физики проверили этот принцип на практике, построив ядерные реакторы и создав ядерное, а затем термоядерное оружие. Таким образом, наша официальная философия, смеявшаяся над теорией относительности, получила от последней оглушительную оплеуху. Появились работы Норберта Винера и опять же, нашими материалистами-диалектиками эти работы были объявлены вздором, а кибернетика – лженаукой. Генетика тоже была объявлена – лженаукой, а основоположника отечественной генетики, академика Николая Ивановича Вавилова – посадили в тюрьму, где он и умер. Похоже, что естественные науки развиваются в нашей стране преодолевая весьма значительное тормозящее действие со стороны схоластов. Что же касается общественных наук, то они находятся в том же самом состоянии, в каком их оставили – Маркс, Энгельс и Ленин. Никакой подлинно научной теории коммунизма наша официальная наука об обществе – не выработала. Что может сказать о коммунизме профессор кафедры научного коммунизма ? Он возьмет в руки "учение Маркса", которое всесильно, например, его полемическую работу – "Критика Готской программы" и процитирует, подняв вверх палец: "На высшей фазе коммунистического общества, после того как исчезнет порабощающее человека подчинение его разделению труда, когда исчезнет вместе с этим противоположность умственного и физического труда, когда труд перестанет быть только средством для жизни, а станет сам первой потребностью жизни, когда вместе с всесторонним развитием индивидов вырастут и производительные силы и все источники общественного богатства польются полным потоком, лишь тогда можно будет совершенно преодолеть узкий горизонт буржуазного права, и общество сможет написать на своем знамени: "Каждый по способностям, каждому по потребностям". Забавно, что процитировав данный кусок текста (который заставляют студентов зубрить наизусть) профессора коммунизма считают, что дело сделано. Спрашивается, однако, годится ли для этих целей наша экономика ? В том-то и дело, что наша экономика не годится для целей коммунизма, потому что ее развитие имеет естественный ограничитель убийственной силы – истощимость сырьевых запасов Земли ! Более того, чем быстрее и успешнее будет расти производство, тем быстрее будут исчерпаны запасы сырья. Население Земли неуклонно растет, если и не по закону экспоненты, то по стабильно возрастающей кривой. Площади земель пригодных для земледелия – ограничены. Урожайность сельхозкультур не может быть увеличена по желанию человека. А людям не прикажешь: "Рождайтесь в меру!" , или – "Не рождайтесь !", поэтому население Земли будет и дальше непрерывно расти. Спрашивается, как прокормить, одеть, обуть, дать крышу над головой, образование и т.д., т.е. обеспечить на практике всестороннее развитие индивидов о котором пишет Маркс ? Короче говоря, можно талдычить это определение коммунизма, данное Марксом, хоть до посинения, положение дел от этого нисколько не меняется. Ленин писал: "Коммунизм мы ценим только тогда, когда он обоснован экономически". Вот это, экономическое обоснование коммунизма и надлежит найти в первую очередь. Понятно, что существующая теория научного коммунизма, которую преподают в высшей школе – это схоластическая теория. Короче говоря, все что писано о коммунизме Марксом, Энгельсом и Лениным – это лишь формулировка проблемы, причем существенно неполная. Решение проблемы коммунизма может дать лишь такая теория, которая не отмежевалась от глобальных проблем эпохи, напрямую связанных с проблемой существования человеческой цивилизации. Сущностью современной эпохи, или – фундаментальной проблемой эпохи, является – сырьевая проблема, без разрешения которой человечеству грозит неотвратимая гибель. Сейчас вся мировая экономическая политика вертится вокруг вопроса – где взять сырье ? Некоторые страны, например, Япония – живут практически только на привозном сырье. А сколько стран экспортирует нефть из ОАЭ ? Запасы нефти не беспредельны, истощаться они и в Эмиратах, истощаться они и в Сибири. В конце концов все сырьевые запасы повсюду и везде будут исчерпаны. Это было бы неизбежно и в том случае, если бы даже вся планета Земля сплошь состояла из одних только полезных ископаемых. Наши физики говоря о будущем энергетики человечества, полагают, что управляемый термоядерный синтез даст в руки человека практически неограниченный источник энергии. Это очевидное заблуждение. Какой же это неограниченный источник, если запасы воды в земной коре и в океанах – принципиально ограничены, если бы даже вся вода была тяжелой ? В том-то и дело, что это существенно ограниченный источник энергосырья. Таким образом, проблема управляемого термояда хоть еще и не решена, но уже морально устарела. Если даже эта проблема управляемой термоядерной реакции будет решена, то это лишь на некоторое время отодвинет угрозу всеобщей сырьевой катастрофы, если в существующей экономике удастся осуществить замкнутые технологические процессы. Однако, это лишь временная отсрочка до наступления кризисной ситуации, ни более того. Остается разве что, надеяться на космических пришельцев, авось придут да научат глупеньких землян как выбраться их кризисной ситуации. По моему мнению, надеяться на какие-то внеземные цивилизации – наивно, поэтому лучше самостоятельно разрешить все свои проблемы какими бы неразрешимыми они ни казались. Во всяком случае, это не должно порождать в мышлении современного человека – ни страха, ни тем более паники. 1.Сырьевая и термоядерная проблемы – есть сущность современной эпохи. 2.Без решения этой проблематики, человеческой цивилизации грозит неотвратимая гибель. Поэтому решение этой проблематики – это важнейшая задача современности. Человечество находится в кризисном положении, причем подавляющее большинство людей пока еще, видимо, не подозревает что истощимость сырьевых запасов Земли, чревата концом человеческого рода, если не искать выхода. Безвыходных положений не существует, если речь идет о сохранении разума – высшей формы существования материи. Разума, носителем которого является человечество. Разум должен обеспечить свое собственное сколь угодно долгое, не побоюсь этого слова – вечное существование, если это действительно высшая форма материи. Безвыходных положений не существует, есть лишь та или иная степень нашего невежества, которое на переломном моменте истории должно быть преодолено, по крайней мере – ровно в той степени, чтобы обеспечить практическое решение названной проблематики. Это неважно, что большинство людей не знает или не считает эту проблематику важной и актуальной, ведь вопросы науки не решаются большинством голосов. В конце концов, даже человечество взятое в целом – есть точно такой же познающий субъект (в философском смысле), как и отдельный человек, т.е. может ошибаться, заблуждаться и руководствоваться ложными, завиральными идеями, делать глупости, в том числе и роковые. Например, человечество может само себя уничтожить. Материальные средства для совершения этой глупости – налицо. Это термоядерное оружие. Если это оружие когда-нибудь выстрелит – это будет роковая глупость. О сырьевой проблеме пока еще не пишут газеты, как, например, о проблеме термоядерной войны, однако это происходит лишь потому, что сырьевая проблема не стоит сейчас столь остро, как термоядерная, а стало быть не воспринимается людьми как фундаментальная угроза. Однако, сырьевая проблема ни в какое сравнение не идет по степени фундаментальности, если можно так выразиться, по отношению к термоядерной проблеме с точки зрения сохранения жизни на Земле, с точки зрения вопроса – быть или не быть. Действительно, если в отношении проблемы термоядерной войны еще теплится надежда, что можно договориться о разоружении (и кое-что в этом направлении предпринимается политиками ведущих держав мира), то в отношении сырьевой проблемы договориться уже принципиально невозможно, поскольку договариваться не с кем, так как сырье кончится повсюду. Газеты, конечно же, начнут об этом шуметь несколько раньше, чем кончится сырье. Однако, если существо проблематики ясно уже сейчас, то и к решению, к поиску подходов к проблеме – необходимо приступать без промедления, осознав глобальность кризиса в который все мы угодили. Быть или не быть человечеству – вот основной вопрос современной философии в самой конкретной и практической его постановке, а вовсе не вопрос отношения духа к бытию. Это вопрос давным-давно разрешен марксизмом-ленинизмом, поэтому в настоящее время первичность бытия по отношению к духу можно просто постулировать, а не носиться с ним как с писаной торбой, как это делают современные профессора марксизма, которые все решают и решают то, что давным-давно решено Марксом, Энгельсом и Лениным. К тому же, атеизм, как миросозерцание, возник значительно раньше, чем христианство (со всеми его течениями), и рассматривался еще досократиками. Бытие – первично, сознание – вторично; это для нас, атеистов, точно такой же факт, как дважды два = четыре, просто факт, а не вопрос, поэтому здесь думать не над чем. Поэтому вернемся к теме. Какая проблема важнее – сырьевая или термоядерная ? Такая постановка вопроса не годится. Это все равно, что спросить у такого-то человека – какая нога для вас важнее, левая или правая ? И сырьевая и термоядерная проблемы – одинаково важны, и эти проблемы надо рассматривать в их единстве, ибо это две стороны одной и той же проблемы – проблемы существования человечества. Однако, с точки зрения гносеологии, сырьевая сторона проблемы – это фундаментальная, базисная сторона, если можно так выразиться. Человечество находится в кризисном положении, это надо признать как самый важный факт, как аподиктическую истину, и это положение является следствием глубокого кризиса всей мировой науки, и прежде всего – кризиса философии. Общее кризисное состояние науки легко обнаруживается из анализа той проблематики, которую ставят себе различные отрасли науки, и из анализа результатов, которые показывают что "пробойная" сила науки приблизилась к некоторому пределу. Например, такая фундаментальная наука как биология, на протяжении более 50 лет, ничего не может поделать с проблемой рака, а рак по-прежнему продолжает уносить в могилу миллионы людей. Такая фундаментальная наука о природе как физика – уперлась в проблему управляемого термоядерного синтеза и ничего не может с ней поделать. При этом физики уверены, что в случае решения проблемы управляемого термояда, они обеспечивают человечество неограниченным источником энергии. Однако, при ближайшем рассмотрении вопроса выясняется, что это не так, что данный источник принципиально ограничен в силу ограниченности запасов в земной коре тяжелого водорода. На проблему управляемого термояда, как и на проблему рака – наблюдается длительная массированная атака во всем мире. Денег затрачено – миллиарды и миллиарды, интеллектуальные затраты тоже огромны. Я не хочу сказать, что названные проблемы не нужно решать, я лишь хочу сказать, что пробойная сила науки приблизилась к некоторому пределу, поскольку мировая наука находится в глубоком кризисе. Об общем кризисе науки можно написать толстую книгу, но мне хотелось бы, если для моих читателей общий кризис науки – очевиден, чтобы читатели не пугались этого. Кризис науки – это совершенно естественная вещь для отдельных наук, если проследить историю их развития. Сейчас же, эта естественная "вещь" – распространяется на всю науку взятую целиком, поэтому кризис всеобщий. Преодоление всеобщего кризиса науки, должно быть прежде всего делом рук такой науки, которая занимается всеобщими законами материального мира, т.е. философии. Сырьевая проблема есть именно то звено в цепи глобальных проблем, за которое должна ухватиться философия. В действительности, существует целый пакет проблем глобального, планетарного характера, которые так или иначе связаны с сырьевой проблемой, например: - экологическая - энергетическая - пищевая - народонаселения - космической экспансии - бессмертия человека и т.д., список можно продолжить. Однако, какой бы длины ни был этот список общечеловеческих проблем, большинство из этих проблем в конечном счете сводится к сырьевой проблеме, которая характеризует экономическую сторону всей проблематики. Действительно, благодаря чему существует, например, экологическая проблема ? Благодаря существованию современной экономики, которая загрязняет биосферу отходами производства и сырьем. Благодаря чему существует энергетическая проблема ? Благодаря существованию современной экономики, ибо экономика требует все больше и больше энергии. Существование пищевой проблемы является констатацией факта – слабости такой отрасли экономики, как ее аграрного сектора, т.е. сельского хозяйства и т.д. и т.п. Ясно, что человечество не может существовать без экономики, поэтому возникает прямой вопрос – как долго может существовать экономика ? Так же ясно, что современная экономика будет существовать лишь до тех пор, пока не будет израсходовано сырье. Здесь, конечно, можно лелеять надежду, что удастся организовать замкнутые технологические процессы в экономике и ограничить народонаселение, однако эти процессы могут существовать лишь до тех пор, пока не будет исчерпано энергетическое сырье – нефть, каменный уголь, газ, уран, тяжелый водород. В конечном счете – сырьевая проблема, является полной характеристикой современной экономики. Если человечество желает существовать, но не желает погибнуть, то без разрешения этой проблематики обойтись нельзя, ибо выбор невелик – либо жизнь, либо смерть и третьего здесь не дано. То, что человечество желает жить, для меня – очевидно, поэтому я не касаюсь здесь вопроса – не пожелает ли оно умереть. К тому же, проблематика такова, что отказ от ее решения – является гарантией гибели человечества. Поэтому, не решать, не искать подходов к решению – нельзя. Поэтому, любой человек имеющий известные склонности может попробовать себя в этом деле. Какие здесь гарантии успеха ? Мне думается – никаких. Проблематика настолько сложна, что ни один человек не может серьезно рассчитывать на то, что он ее решит, если даже потратит на решение или поиски подходов к решению – лучшие годы своей жизни. Здесь шансы на успешное решение – минимальны, но все-таки не равны нулю. Однако, шансы успешно решить данную проблематику будут только у тех людей, которые пытаются решать. Никаких шансов решить нет только у того, кто не решает и не пытается решать – здесь полная гарантия. Короче говоря, это задача на любителей поломать голову. Разумеется, мое – "нельзя", из фразы – "не решать – нельзя", это чисто логическое "нельзя", а не правовое, поэтому всякий волен с ним совершенно не считаться. Петр Леонидович Капица в своей статье не связывает эту глобальную проблематику с достижением коммунизма. Мне же эта связь видится естественной и исторически необходимой. Во всяком случае, для меня, констатация факта кризиса фундаментальных наук и философии – означает и то, что преодоление этого кризиса, по необходимости ведет и не может не привести – к фундаментальным изменениям объективной реальности. Это будущее, наступление которого логически возможно, а по сути исторически необходимо, я называю технотронной эрой. Вот эта проблематика и лежит в основе моей философии Основное средство производства в технотронную эру – это полевой синтезатор вещества. Пока что, это гипотетическое средство производства. Однако, я уверен что это средство производства можно построить на практике. С помощью полевого синтезатора – мы сможем создать принципиально иную экономику. Каждый человек на нашей планете станет собственником своего личного синтезатора и сможет извлекать из него все, что ему нужно для повседневной жизни. Что будет здесь выступать в качестве сырья ? В качестве сырья, которого в каждой точке времениподобного пространства, в котором мы живем – бездонная прорва, здесь выступает – набор полей из которых состоит всякое вещество. Синтезировать мы будем не вещество как таковое, а вещи готовые к употреблению. А энергию получать путем замыкания пространств с разной плотностью энергии. Современная экономика, которая загрязняет биосферу станет ненужной. Экологическая проблема перестанет существовать. Более того, перестанут существовать все коллизии связанные с современной экономикой, которую уже сейчас можно назвать анахронизмом. Она подлежит замене на экономику основанную на использовании полевых синтезаторов вещества (вещей), это принципиально иная экономика. Это не коммунизм, поскольку коммунизм по-Марксу – это достижение рабочего движения и его конечная цель. А здесь никакого рабочего движения не требуется. Поэтому я называю это будущее технотронной эрой, а не коммунизмом. Хотя, конечно, в общем-то дело не в названии. Вот, в целом все, что я хотел сказать в данных публикациях. О подходе я ничего не говорю, раз уж вы хотите самостоятельно подумать и порешать. Мой подход основан на свойствах одного малоизученного явления и будет изложен в книжке. А вам я желаю удачи. Мой адрес wostwf@yandex.ru [На форуме, конечно есть люди, которые сами хотят порешать данную проблематику. Ну что же это - замечательно. [ ]Вот с вашего форума пришло письмо, по мэйлу в котором мои соображения объявляются лженаукой. Как все быстро делается, еще даже не читали о моем подходе, ведь книжка то еще не дописана и не издана. Но загодя - лженаука и баста. То ли скептик писал, то ли реакционер-ксенофоб, который относится враждебно к любой точке зрения, если она не совпадает с его собственной точкой зрения, понятно, наилучшей в мире. Да и администрация поставила мне минус 2. Вместо того чтобы сказать спасибо за то, что поделился своими соображениями. Ну что же, намек понял. Через две недели я ухожу с форума месяца на 4, а может больше. Если за это время буду удален, то вновь регистрироваться уже не стану, ибо ясно что я тут не ко двору. Да собственно чего тут тянуть еще две недели и доказывать кому-то что ты не верблюд, раз уж администрация относится враждебно. Насильно мил не будешь. Ухожу. Поэтому, кого эта проблематика заинтересовала, пишите мне по мэйлу. Прощайте.
  12. -1 балл
    Еще одна гипотеза о происхождении человека (продолжение) Часть 2 Прежде, чем появились имена вещей, т.е. слова обозначающие вещи, появились информационные сигналы, самым важным из которых был сигнал опасности, т.е. такой звук, который издавал древний человек, сообщая своим соплеменникам об опасности. Эти сигналы-сообщения были первичными, но сами по себе они не являются еще языковыми единицами, т.е. словами в собственном значении, но которые впоследствии обязательно стали словами и из первой сигнальной системы неизбежно перешли во вторую сигнальную систему. То есть человек выделился из животного мира окончательно и бесповоротно. Главной, наиболее общей причиной возникновения языка, мне думается – является инстинктивная, врожденная, т.е. неосознанная жажда жизни, которая свойственна всему живому и является неотъемлемым, фундаментальным свойством всего живого. Очевидно, что эта причина, т.е. инстинктивная, неодолимая, всеобъемлющая жажда жизни – является, наиболее общей причиной существования жизни на Земле и одновременно, необходимым, фундаментальным условием ее развития и сохранения. Именно эта, одна единственная причина является достаточной, чтобы объяснить беспощадную борьбу за существование на нашей планете в живом мире, как неотвратимое, неизбежное следствие, которое наступает с железной необходимостью и существует повсюду и везде, где только есть жизнь. Эта одна, единственная причина, очевидно, является причиной самой себя, является самодостаточной (в данном контексте), поэтому не имеет своей первопричины, вернее является одновременно и первопричиной. Ее нельзя объяснить в рамках данных коллизий, ее можно только констатировать. Это положение в данном случае принимается аксиоматически и в смысле презумпции, что означает, что данное положение принимается за истину, пока не доказана его ложность или ограниченность, т.е. принимается в виде рабочей гипотезы. (В дальнейшем, когда мы будем рассматривать наиболее общую философскую проблему – проблему существования, будут внесены соответствующие корреляции. А в данном случае, с названной аксиоматикой дела обстоят примерно так, как с аксиомой о параллельных из геометрии Эвклида. Однако, в конечном счете выяснилось, что эта аксиоматика является ограниченной и обобщение произошло на более высоком уровне в геометриях Лобачевского, Бойяи, Римана и т.д. Позднее, с этой аксиоматикой наиболее полно разобрался Гильберт.) Если жажда жизни является атрибутом всего живого, то почему языком обзавелся только один единственный вид – человек? Ведь сигналами (первой сигнальной системой) пользуется весь животный мир. Ответ, по-моему, очевиден – благодаря уникально-благоприятным мутациям генома человека. Понятно также, что прежде чем возник язык, возникло сознание, та высшая форма отражения, без которой был бы невозможен никакой прогресс человека как вида, и никакого выделения человека из животного царства не произошло бы. Сознание и самосознание человека в момент его рождения было, конечно же, очень слабым, как сознание ребенка, однако это был гигантский и решающий шаг вперед, ибо прежде чем развиваться на своей собственной основе, сознание должно было возникнуть, родиться, существовать. Ибо развиваться может только то, что существует, а прежде чем существовать, оно должно было возникнуть. Информационные сигналы, которыми человек пользовался первоначально бессознательно, как стадное животное, постепенно перешли из первой сигнальной системы во вторую – превратились в слова протоязыка, и человек начал пользоваться ими вполне сознательно. На следующем этапе своего развития человек постепенно переходил от предметного мышления к абстрактному. Он стал придумывать названия вещам, предметам и явлениям, которые он наблюдал в окружающей действительности. От поколения к поколению словарный запас неуклонно возрастал, и передавался дальше к следующему поколению. Так возник разговорный язык. Сперва, как дальнейшее развитие дифференциации отражения (сознательного отражения), затем как средство обобщения и наконец, как средство анализа-синтеза. Человек превратился в познающего субъекта в полном смысле этого слова. При этом ясно, что язык всегда был и является – средством общения, средством обмена информацией и идеями, а также средством описания, средством художественного изображения действительности. Все эти моменты являются следствием развития человеческого сознания, его эмоциональной и рассудочной сфер, последнее же является решающим фактором для развития самого языка, ибо язык и не может развиваться иначе, как через взаимодействие с сознанием, так как является продуктом сознания и одновременно оказывает мощное обратное влияние. А человеку, наряду с присущей ему врожденной жаждой жизни, свойственна также жажда творчества и познания, которая приобретена им и родилась в момент возникновения человеческого сознания. И есть уверенность в том, что обзаведясь таким атрибутом, как жажда творчества и познания – человек его уже никогда не утратит. Прежде чем рассматривать язык, как средство мышления, укажем, что язык является не только средством и продуктом мышления человека и атрибутом его сознания, но и средством долговременной памяти человечества, благодаря тому, что мысли, суждения, предложения, высказывания - могут быть записаны на бумаге, благодаря письменности, в общем случае - благодаря знаковым системам, которые часто и ошибочно отождествляют с самим мышлением. Но это не само мышление, а лишь застывшее отражение мышления. Неплохим аргументом в пользу того, что рисунок (изображение зверя) имеет ключевое значение при зарождении сознания и при его тиражировании, является то обстоятельство, что первые письменные языки, которыми обзавелось человечество, были – рисуночными. А буквы и абстрактные знаковые системы, появились относительно недавно. При этом я не разделяю уверенности тех философов, которые утверждают, что человек мыслит непосредственно на том или ином разговорном языке, и по-другому он мыслить не может. По всей видимости, это не так, вернее не совсем так, поскольку по своей природе человеческое мышление – художественное, чувственно-образное, т.е. человек мыслит не непосредственно на разговорном языке, а на «языке» художественных образов. Разговорный же язык служит для формализации мыслительного процесса. При этом ясно, что между отдельными словами и художественными образами, с помощью которых мыслит человек, устанавливается более или менее жесткое взаимно-однозначное соответствие. Кроме того, процесс мышления, имеет также квантово-резонансную составляющую, более или менее выраженную, в зависимости от сложности задачи, которая стоит перед человеком, от широты его взглядов и т.д. Для того чтобы обнаружить эти явления в своем собственном мышлении – нужно специально этим заниматься. Нужно заниматься самонаблюдением, или, что одно и то же – интроспекцией. Обзавестись, внутренним глазом и внутренним ухом, или, как еще их называют некоторые философы – третьим глазом и третьим ухом. Если в голову человека забрасывается слово, то неизбежно в его сознании (мышлении), в его мозгу - возникают какие-то образы, видимые мысленным взором, этим самым внутренним, третьим глазом, который смотрит внутрь себя. Слышимые третьим ухом, которое слушает себя, осязаемые, обоняемые, ощупываемые и т.д. Итак, если в голову человека забрасывается слово, то в ней возникают чувственно-образные фантомы, иногда мириады пляшущих призраков. Все эти химеры взаимодействуют между собой с бешеной энергией и остервенением – это и есть мыслительный процесс. При этом ясно, что формализация этого процесса представляет бледную тень самого процесса. Однако, весь этот процесс неизбежно порождает появление мыслей, выраженных на разговорном, формальном языке, отсюда возникает иллюзия что человек мыслит непосредственно на разговорном языке. Но эта иллюзия является настоящим капканом для убежденного философа-вербальщика. Эта иллюзия очень сильна и авторитетна для многих людей и является для них непреложным фактом, подобно тому, как для многих древних греков непреложным фактом было то, что Солнце движется вокруг Земли, а Земля покоится. И если в настоящее время мы считаем систему Птолемея наивной и ошибочной, то большинство древних греков так не считало и никаких противоречий в ней не усматривало. Однако Аристарх так не считал и то, что в настоящее время называют системой Коперника, правильней было бы назвать системой Аристарха-Коперника. На ум приходят следующие строки из Пушкина, в которых описаны известные коллизии: Движенья нет, сказал мудрец брадатый. Другой смолчал и стал пред ним ходить. Сильнее бы не мог он возразить; Хвалили все ответ замысловатый. Но, господа, забавный случай сей Другой пример на память мне приводит: Ведь каждый день пред нами солнце ходит, Однако ж прав упрямый Галилей. Подобно этому считается, что нет движения образов, потому что нет никаких образов, а есть только имена, сказуемые, прилагательные и т.д., так сказать – члены предложения. Некоторые же считают, что отдельные слова порождают образы, но эти образы неподвижны.У каждого человека своя собственная голова всегда под рукой, кроме того случая, когда он спит и когда сознание и самосознание – выключены, поэтому со своей собственной головой можно проделывать различные эксперименты и выяснять, как она откликается на то или иное воздействие. Но для этого надо обзавестись внутренним глазом и внутренним ухом, и держать их всегда наготове, короче говоря, заняться – интроспекцией. При этом надо использовать конструктивные способности своего мышления, поскольку наряду с теми образами-призраками, которые возникают сами собой, можно конструировать их также и принудительным образом, и устраивать между ними драки и сражения, при этом иногда возникают весьма причудливые чувства и мысли. Связь между словами и образами, которых они порождают в сознании человека, достаточно жесткая и устойчивая, но не абсолютно жесткая и однозначная, поскольку мир образов гораздо богаче мира слов, поэтому и одно слово может вызвать появление множества образов и вулкан эмоций. Например, если я скажу слово «скрипка» и читатель внутренне сосредоточится на этом слове, то из памяти будет извлечено множество образов, причем количество этих образов зависит и от кругозора, и от настроения, и от степени сосредоточения, и от воображения и т.д. Кому-то представится просто образ самой скрипки, кто-то внутренним ухом услышит скрипичную музыку, что может вызвать дальнейшею генерацию образов и воспоминаний – вспомнится концерт, на котором был когда-то, концертный зал с симфоническим оркестром, убранство концертного зала, имена авторов музыкальных произведений; запросто может вспомниться весь день, связанный с посещением концерта, события этого дня и люди, с которыми общался, темы разговоров и т.д. и т.п. Очевидно, у разных людей будут возникать разные образы и воспоминания, поскольку жизненный опыт людей уникален и память конкретных событий, так же уникальна. А общим будет то, что появление одних образов будет вызывать появление следующих, которые в свою очередь могут вызвать появление следующих и т.д. Понятно, что это будет ряд образов, а из каких конкретно образов будет состоять этот ряд – мы в общем случае знать не можем. В конечном счете процесс генерации образов все же затухает, с некоторым декрементом затухания и очень напоминает процесс распространения колебаний в упругой среде.Даже одно произнесенное слово может вызвать в сознании генерацию множества образов, однако какие слова обладают свойством, вернее, на какие слова сознание человека откликается генерацией образов? Очевидно, это прежде всего такие слова, за которыми стоят вещи, предметы, явления, события, процессы – объективного мира, это с одной стороны. А с другой, человек должен кое-что знать о содержательной стороне слова, т.е. человек должен обладать некоторым запасом знаний и представлений. Если, скажем, человек никогда не видел скрипки и вообще не подозревает что это такое, например, маленький ребенок, то слово «скрипка» вряд ли вызовет процесс генерации каких-то образов отражающих действительность, но зато могут появиться образы, которое создает мышление человека благодаря своим конструктивным (творческим) способностям, совершенно произвольные умозрительные представления, фантасмагории и т.п. Правда, произвольные конструкции могут появиться и в голове человека наделенного знанием, и появляются, однако это связано, скорей всего, с обширностью зоны генерации, т.е. с широтой кругозора такого-то конкретного человека. Если человек сосредоточился на решении какой-либо задачи (проблемы) и если это его сосредоточение так сильно, что задача поглощает все его внимание, то его мышление ведет себя так, что любое слово, попавшее в сознание или вспомнившееся и вызываемые им представления, моментально проверяются на пригодность или непригодность для решения задачи. В этом случае мышление, именно – сосредоточенное (озадаченное) мышление, в отношении всех образов и идей, которые являются или кажутся нужными, ведет себя как фильтр, обладает ясно выраженными резонансными свойствами.Слово обобщает, однако слова обладают разной степенью обобщения и являются концептуальными единицами различной мощности. Скажем, слово «скрипка» довольно таки безобидно, совсем другое дело со словом - «война», здесь уже целый микрокосм образов, идей и даже мировоззрений, которые во всей своей совокупности образуют единый, синтетический образ войны.Отдельно взятое слово, мне думается, обладает даже большим весом, большей мощностью, с точки зрения генерации образов в человеческом сознании, чем предложение, поскольку предложение конкретизирует в той или иной мере, а стало быть, ограничивает, т.е. суживает область генерации. Но, с другой стороны, предложение сосредотачивает нас на конкретном образе, снабжая его определенными характеристиками, предикатами или атрибутами, которые впоследствии могут способствовать генерации по ассоциации. Особенно много ассоциаций может вызвать поэзия, в которой определенность весьма относительна или даже условна, однако от этого она не становится абсолютно иллюзорной и сохраняет свою продуктивность в отношении производства вторичных образов, и даже в отношении образов обобщенных и синтетичных. Как-то прочитав несколько статей о Сталине (это было в перестроечные времена), которые создали в моем сознании некоторый совокупный образ, мне в один момент почудилось, что что-то похожее есть у Блока. Я нашел эти стихи, вот они: В те годы дальние, глухие, В сердцах царили сон и мгла; Победоносцев над Россией Простер совиные крыла, И не было ни дня, ни ночи, А только – тень огромных крыл; Он дивным кругом очертил Россию, заглянув ей в очи Стеклянным взором колдуна; Под умный говор сказки чудной Уснуть красавице не трудно – И затуманилась она, Заспав надежды, думы, страсти… Но и под игом темных чар Ланиты красил ей загар: И у волшебника во власти Она казалась полной сил, Которые рукой железной Зажаты в узел бесполезный… Колдун одной рукой кадил, И струйкой синей и кудрявой Курился росный ладан… Но – Он клал другой рукой, костлявой Живые души под сукно. Я дал прочесть эти стихи своим знакомым, не указывая, что это Блок, ничего не говоря о Сталине. Было любопытно. Однако, слово – Сталин, когда стали говорить о впечатлениях от стихов, все таки появилось. Об этом сказали не все, а только некоторые, но, тем не менее, можно сделать вывод о том, что образ получился идентичным моим впечатлениям у этих некоторых людей. Вы можете поставить аналогичные эксперименты, которые совершенно безобидны и безопасны для людей, и не превращают их в подопытных кроликов, но определенные выводы об их социально-психологическом подобии, т.е. о подобии вашего с ними менталитета (мироощущения), сделать можно.Художественная литература и по сей день сохраняет свое значение фундаментального искусства, поэтому можно повторить вслед за Пушкиным: «Чтение – вот лучшее учение».Для меня факт состоит в том, что человек мыслит образами, а не словами как таковыми, однако язык имеет чрезвычайно важное значение, как средство формализации мышления, как чрезвычайно мощное средство развития самого мышления. Перевод с языка образов на разговорный язык происходит автоматически, на автопилоте, благодаря постоянному тренингу, ведь люди говорят и обмениваются мыслями постоянно, поэтому то, что человек мыслит образами обнаруживает не каждый человек, для этого нужно специально этим заниматься.Определенную помощь в этих занятиях могут оказать некоторые представления заимствованные из философии махатм Индии, в частности, представление о целенаправленной медитации. Существует довольно много статей, которые разбросаны по журналам. Все эти популярные статьи я привести не в силах. Однако, хотя бы одну из них, наиболее удачную, с моей точки зрения, из которой можно получить ознакомительное представление об этой философии, я приведу. См . журнал «Москва», № 8, 1982 г., автор Валентин Сидоров, статья «Семь дней в Гималаях». В этой же статье много сведений про Рерихов, а также помещено такое произведение как «Лотос Брамы». Для первого знакомства статья очень поучительна. Я же попробую выразить суть целенаправленной медитации в стихотворной форме, в духе «Лотоса Брамы»: Движенье мысли ты останови, Ты научись любую мысль свою, И останавливать, и приводить в движенье, Сперва, учись их останавливать. В пространство между мыслями, Которые родятся в твоем сознании – Стихийно и спонтанно, Ты научись свободно проникать. Сие умение, в учении махатм индийских – Медитацией зовется. Немаловажным обстоятельством, на мой взгляд, является следующее. Человек, его мышление, должен иметь перед собой достаточно сложную задачу. Только в этом случае, пожалуй, можно говорить о целенаправленной медитации. Интеллект должен находиться в напряженном состоянии, а задача должна быть атакована различными, известными данному человеку – способами. К такому средству, как медитация, целесообразно прибегать, рассчитывая на успех, в том случае, когда все известные средства исчерпаны, на ум ничего толкового не приходит и интеллект начинает метаться от одной тщеты к другой, когда человеком начинает овладевать мучительное чувство бессилия перед задачей. В этом случае можно сказать, что мышление наверняка созрело для целенаправленной медитации. Однако, здесь необходимо значительное волевое усилие в борьбе с чувством бессилия, ибо нельзя допускать, чтобы оно стало господствующим, и вы оказались под его пятой. Это может вызвать длительное астеническое состояние – безысходности, подавленности и упадка. Мне думается, что целенаправленная медитация возможна и из состояния самой глубокой астении, однако такое состояние очень опасно для человека, и быть может, для некоторых самоубийц это было последним состоянием. Возможно, что именно это состояние было последним для Эренфеста, который сделал очень важное наблюдение (из самонаблюдения), для психологии дискурсивного мышления: «Последовательность ведет к дьяволу».Сущность медитации, по всей видимости, состоит в следующем. Как уже говорилось, в мышлении каждому слову соответствует определенный образ, или упорядоченная система образов. Связь между словом и соответствующим ему образом (или упорядоченной системой образов) достаточно жесткая, особенно для строго дискурсивного мышления. Это смысловая, причинно-следственная связь, она вошла в плоть и кровь интеллекта, она кажется естественной, вечной и незыблемой. Очевидно, что образ (или упорядоченная система образов) находятся на привязи благодаря тому, что существует такая концептуальная единица как слово, с его незыблемым смысловым значением. В процессе работы над задачей возникают новые образные единицы, которых внутренний глаз может не увидеть, а внутреннее ухо может не услышать, поскольку их внимание приковано к той самой смысловой, причинно-следственной связи, которая кажется вечной и незыблемой, особенно если задача сложная, проблемного типа. Однако, с течением времени, если познающий субъект упорно продолжает работать над задачей и стремится к новым впечатлениям – количество новых образных единиц нарастает, благодаря конструктивным способностям человеческого мышления. Напряженность интеллекта нарастает, поскольку новые образы, хоть и являются невидимками, однако от этого не перестают существовать и начинают взаимодействовать со старыми образами, покушаясь на старую смысловую связь и ослабляя ее. Новые образы «хотят», чтобы интеллект обратил на них внимание. Однако, интеллект порабощен старыми дискурсивными иллюзиями и крепко повязан ими по рукам и ногам. В конечном счете, возникает чувство бессилия перед задачей. Цель медитации, очевидно, сводится к тому, чтобы освободить образное мышление от словесных пут, дать свободу движению образов. Для этого надо забыть о смысле слов, забыть о существовании слов. Если эта процедура успешно осуществлена, то человек испытывает чувства, о существовании которых ничего не подозревал, а общее впечатление очень хорошо выразил Данте: И тут в мой разум грянул свет с небес,Неся свершенье всех его усилий. Обычно это называют – интуицией, или внутренним озарением, проникновением. Некоторые философы, например, Б.Рассел, называет это мистическим импульсом, инсайдом, есть и другие термины. Понятно, что мышление, основанное на использовании целенаправленной медитации – существует, и позволяет добывать новое знание.Два способа мышления – дискурсия и инсайд, одинаково ценны и фактически существуют, поэтому вряд ли стоит только одному из них отдавать все наши симпатии, а другой дразнить словом – мистицизм, хотя делать это, конечно, никому не возбраняется. Что же происходит в мышлении во время медитации, с точки зрения движения образов. Очевидно, происходит следующее, новая, невидимая система образов и старая система образов, которая в преддверии медитации была накрепко связана дискурсией – образуют неравновесную в целом систему. Во время медитации, старая система образов получает свободу. В результате образуется единая система образов, которая из неравновесного состояния скачком переходит в равновесное состояние. Интеллект освобождается от напряженного состояния, испытывая при этом радость и блаженство, он становится умнее и охотно смеется над тем, что минутой раньше доставляло ему одни только неприятности.Медитация может быть стихийной, спонтанной, неосознанной, но может быть и целенаправленной. В любом случае она прокладывает дорогу тому феномену мыслительного акта, который называют внутренним озарением, интуицией или инсайдом. Нелепо, однако, приписывать как медитации, так и инсайду, какое-то сверхъестественное, божественное происхождение или универсализм. Как думают некоторые индийские философы овладевшие целенаправленной медитацией.Чтобы внутреннее озарение наступило, чтобы инсайд состоялся, необходимо чтобы мышление было загружено достаточным количеством противоречий, интеллект должен проделать большую работу, а взрыв внутреннего озарения – этот внутренний праздник человеческой души, это всего лишь завершающий этап серой, рутинной и будничной работы. Однако, праздники редки, а серых и рутинных будней гораздо больше, но если есть интересная проблема, то и эти рутинные будни уже не так рутинны.Кроме того, что медитация может быть неосознанной и целенаправленной, она может быть большой и малой, причем последним видом медитации пользуется в своей повседневной жизни каждый человек, если даже он ничего не подозревает и не знает об этом. Дело в том, что когда внутри сознания формулируются те или иные суждения и умозаключения, то они отделены одно от другого - зонами молчания, зонами безмолвия. Это и есть медитация, которую целесообразно обозвать малой медитацией, чтобы отличать ее от медитации большой. Существование зон безмолвия является, на мой взгляд, прямым доказательством того, что человек мыслит квантами, порциями. Суждение – квант. Дискурсии также целесообразно разделить на большие и малые. Под малой дискурсией следует понимать - отдельно взятое суждение, умозаключение, высказывание или предложение {впрочем, иногда, под малой дискурсией целесообразно понимать целый абзац, или даже капитулу (совокупность связных абзацев, в основном изложении или контекстно, написанных на одном дыхании). Это зависит от композиции текста и от вкусов автора, от его индивидуальных, стилевых особенностей, и даже от его темперамента и экспрессивности. Как говаривал Бюффон – стиль это человек, лучше сказать – стиль это от человека} Под большой дискурсией следует понимать какую-либо цельную, связную теорию, отрасль науки, систему знания и т.д. Например, «Капитал» Маркса является большой дискурсией.Эта дележка на большое и малое – предварительная, и в основном тексте своей книжки, по ходу дела, я намерен ее конкретизировать более детально, опираясь на одно явление, которому официальная наука уделяет очень мало внимания. Однако, об этом не сейчас.Наличие в человеческом мышлении медитационных пауз, зон безмолвия, как малых, так и больших, вполне доказывает существование двух составляющих человеческого мышления – интуитивной и дискурсивной составляющей. Причем интуитивная составляющая предваряет дискурсивную составляющую, так как интуитивное мышление ближе к первичному, к чувственно-образному мышлению, и является прямым продуктом последнего. Таким образом, человеческое мышление в его движении – содержит три очевидных момента: Движение образов – догадка – дискурсия, При этом ясно, что любое умозаключение, в том числе и ложное, является дискурсией хотя бы уже потому, что построено в соответствии с формальными правилами разговорного языка. Очевидно, дискурсия является завершающим этапом элементарного мыслительного акта. Это завершение, разумеется – относительно, так как полученная дискурсия осмысляется, выясняется ее истинность или ложность, вызывает новые движения образов, которым соответствуют новые догадки и т.д. по схеме.В отношении дискурсий возможна бифуркация и несколько иного рода, именно - их можно разделить на дискурсии порядка и дискурсии смысла. Дискурсия порядка обусловлена только правилами разговорного языка, его синтаксисом. Например, широко известное в определенных кругах высказывание: Блакая кудра бокру трубанула и кудрячит линдренка. Данное высказывание будет бессмысленным набором слов, хоть и построено по правилам синтаксиса русского языка (можно провести грамматический анализ, выделить подлежащее, сказуемое, прилагательное и т.д.), но лишь до тех пор, пока не определен смысл и значение слов, входящих в это высказывание. Это чистая дискурсия порядка, хоть и чистая бессмыслица.Дискурсия же смысла, автоматически являясь дискурсией порядка, должна обладать некоторым осмысляемым содержанием. Очевидно, всякая система знания по необходимости является смысловой дискурсией. Такого рода дискурсией и бывает порабощено мышление исследователя, и это рабство становится невыносимым, когда возникает чувство бессилия перед проблемой. Что, видимо, и заставило Эренфеста сказать – последовательность ведет к дьяволу.Что происходит с проблемой после большой медитации? Очевидно, если мышление обладает всей полнотой противоречий достаточных для решения проблемы, а старая дискурсия «стоит насмерть» и не отпускает мышление, то все равно, рано или поздно формализация мыслительного процесса будет остановлена, и мышление зависнет в большой медитации. Это стихийная медитация, которая наступает в силу закона о переходе количественных изменений в качественные. Новое качество, это как раз – интуитивная вспышка в мышлении, инсайд – появление решения проблемы в целом. После инсайда наступает время вдохновения. Любопытно определение вдохновения данное Пушкиным: «Вдохновение есть расположение души к живейшему принятию впечатлений и соображению понятий, следственно и к объяснению оных». Вспышка интуиции освещает проблему как бы изнутри, проникает в самое сердце неприступной цитадели. В эпоху вдохновения мышление создает новую дискурсию (читайте – новую систему знания), а старая дискурсия включается в новую в виде предельного, либо частного случая. То есть со старой дискурсией ничего страшного не происходит, кроме того, что переосмысляется ее содержание. Становится ясным ее ограниченный характер, что ранее виделось универсальным и абсолютным, то стало относительным и ограниченным. В конечном счете происходит существенное переосмысление многих старых представлений, возникают новые представления, новые понятия – расширяется понятийная база, возникает новая терминология - происходит обогащение языка. И если решаемая проблема имела глубокое философское содержание, то может измениться и мировоззрение, если и не в целом, то в какой-то определенной, существенной части. Возникает новая практика, что ранее казалось принципиально невозможным, то стало в принципе осуществимым, а в дальнейшем и в металле. И как следствие новой практики – возникают артефакты и формулируется новая проблематика. То есть формулируются новые проблемы, которые опять же – кажутся неразрешимыми, люди, которые занимаются этими проблемами опять же, со стороны агрессивного невежества – объявляются дураками или идиотами, однако такие люди все рано появляются и познание развивается на более высоком уровне и, надо полагать, этот процесс безграничен и бесконечен.Если мышление не обладает всей полнотой противоречий достаточных для решения задачи, то мышление вряд ли зависнет в большой медитации спонтанным образом, т.е. само по себе. Здесь может помочь целенаправленная медитация. При этом ясно, что в целом задача не будет решена, поскольку мышление не обладает полнотой противоречий, однако результатом целенаправленной медитации могут быть новые подходы к проблеме, новые точки зрения – новые ракурсы на проблему, новая формулировка проблемы. Последнее может быть очень полезным, так как способствует выдвижению новых гипотез. И, кроме того, вместо чувства бессилия перед проблемой, может возникнуть забавное чувство – близости ее решения, что следует считать положительным субъективным моментом, так как это чувство добавляет желания работать, хорошего настроения, уверенности и спокойствия, одним словом – оптимизма.Любопытны аргументы поэтов в пользу интуиции. Вот, например, что писал Баратынский в одном из своих стихотворений: Пока человек естества не пытал Горнилом, весами и мерой, Но детски вещаньям природы внимал, Ловил ее знаменья с верой, Покуда природу любил он, она Любовью ему отвечала… Но, чувства презрев, он доверил уму, Вдался в суету изысканий… И сердце природы закрылось ему, И нет на земле прорицаний. В современном нам мире, мне думается, споры о преимуществах интуиции над дискурсией, чем иногда занимаются философы-интуиционисты, равно как и споры о преимуществах дискурсии над интуицией, чем иногда занимаются философы-вербальщики, просто надуманны, поскольку совершенно ясно, что: Первичное, образное мышление – интуиция – дискурсия, Являются атрибутами человеческого мышления, где одно относительно другого обладает лишь кажущейся независимостью, а на деле существуют во взаимозависимости и взаимообусловленности, где одно не существует без другого. Точно таким же атрибутом человеческого мышления являются спонтанные и целенаправленные медитационные зоны безмолвия. Если же говорить о первичности мыслительного акта, то первичным является чувственно-образное мышление, что обусловлено исторически. Понятно, что когда я говорил о «языке» образного мышления, то здесь есть натяжка, поскольку языка образного мышления не существует, так как образы движутся сами собой, а вербальный перевод или описание этого движения уже нуждается в языке, и не может быть реализовано никаким иным способом.Говорят, что мышление поэтов чисто интуитивно и даже внелогично. И если мы говорим о поэзии, то по форме стихи являются очень жесткой дискурсией порядка, гораздо более жесткой чем проза, поскольку требуют кроме правил синтаксиса, соблюдений правил стихосложения, ритмики, мелодики и т.д. Но разве не являются стихи также и смысловой дискурсией, в которой из первого следует второе, из второго – третье и т.д. И если многие стихи являются, то термин – внелогическое мышление, мало о чем говорит. По всей видимости, термин – внелогическое мышление, возник в головах философов из сравнения строгой смысловой дискурсии науки с нестрогой смысловй дискурсии искусства, в частности – поэзии. Действительно, поэтические дискурсии смысла не могут быть названы строгими, поскольку в поэтических дискурсиях случаются великолепные скачки смысла, иногда опровергающих ту дискурсию, на которой они казалось бы построены. В качестве иллюстрирующего примера приведу стихи из поэзии Александра Твардовского: Я знаю, никакой моей вины, В том, что другие не пришли с войны, В том, что они – кто старше, кто моложе – Остались там, и не о том же речь, Что я их мог, но не сумел сберечь, Речь не о том, но все же, все же, все же… Количество примеров такого рода можно легко умножить, и мне думается, что изучая поэзию можно наблюдать самые разнообразные феномены человеческого мышления.По всей видимости, поэтическое мышление и восприятие действительности является не внелогичным, а вполне логичным, просто логика поэзии нам не всегда понятна.Поэты удивительно чувствительны к малейшим изменениям состояния своей души. Можно привести много примеров из творчества разных поэтов, иллюстрирующих напряженное состояние души и условия выхода из этого состояния.«Пророк» Пушкина известен всем, поэтому это пример поэзии удобен для иллюстрации. В этом стихотворении Пушкин передает крайне напряженное состояние своей души, исполненное какого-то, поистине космического – драматизма и величия. Впечатление таково, что душа поэта находится под действием внешних сил бесконечной мощи и воли, таких, что он не в силах им сопротивляться. Что если он, поэт, не будет «глаголом жечь сердца людей», то погибнет весь мир, а «угль, пылающий огнем», которым неземные силы заменили «трепетное сердце» его души – испепелят ее. Логика здесь единственная, для поэта и для мира, если не жизнь, то смерть, и третьего здесь не дано. Поэт выбирает жизнь и борьбу во имя мира, поскольку индивидуальное «я» поэта исчезает в последних строках охватывая собой весь мир, и остается лишь предписание космических сил: Как труп в пустыне я лежал,И бога глас ко мне воззвал: Восстань пророк, и виждь, и внемли, Исполнись волею моей, И, обходя моря и земли, Глаголом жги сердца людей. Очевидно, пророк – альтруист. Он знает цель, исполнен космических сил, поэтому никакие другие силы уже не собьют его с верного пути. Он знает истину, ибо он пророк – он ее провидит, и знание его таково, что рядом с ним всякое другое знание выглядит – невежеством. Его цель так величественна, что полное крушение надежд становится совершенно невозможным, он праведник и получит счастье везде, даже на костре.«Пророк» написан с использованием фантасмагорий и, конечно же, если подходить с позиций закоснелого реалиста-материалиста, который всегда находится в здравом уме и твердой памяти, и очень гордится этим, можно обесценить это произведение Пушкина. Реалист может задать ряд вопросов, на которые, конечно же, нет возможности дать материалистически-вышколенные ответы, например: «Что такое «шестикрылый серафим» и где водятся такие существа?». Реалист будет апеллировать к окружающей действительности и скажет, что стихотворение – «Пророк», это полная чушь, с точки зрения здравого смысла, что, если «шестикрылого серафима» не существует в окружающей действительности, то не существует и его деятельности. Поэтому все, что описано в стихотворении «Пророк» - это выдумки и враки. Однако, такого рода реализм мне видится вульгарным , ограниченным и примитивным. Крупнейшие произведения поэзии, равно как и других видов искусств, особенно исполненные в фантасмагорической форме, очевидно, являются актами самопознания человеческого духа. Болящий человеческий дух – наблюдает за своим собственным движением, и отражает это движение в себе самом. И ему открывается самая очевидная и самая неочевидная истина, что самое ценное из всего во всем, это сам болящий дух, дух человека, т.е. сам человек. Философия ценностей сущностью которой является гуманизм, дана нам искусством. Очевидно, гуманизм должен быть свободным от классовых предрассудков.А про такого реалиста, которому по части восприятия поэзии – медведь на ухо наступил, можно лишь сказать (наизнанку): Духовной жаждою томим, В пустыне мрачной я влачился. А шестикрылый серафим, Ко мне, скотина – не явился! Выражение из «Пророка»: «Как труп в пустыне я лежал», является, видимо, описанием медитации, причем эта медитация была глубокой, большой. После большой медитации ощущение таково, что мысли в сознании возникают не сами по себе, а будто бы их кто-то посылает извне. Чтобы описать это Пушкин пользуется художественным образом бога. Да и сам по себе монотеизм, видимо, первоначально возник из этого ощущения. Я нисколько не сомневаюсь в том, что например, такие крупные теологи католицизма, как св. Амвросий, св. Иероним, св. Августин, папа Григорий Великий искренне верили в бога и были уверены в том, что хорошие мысли людям посылает бог, плохие – дьявол (вельзевул, сатана, или же какая-либо другая нечистая сила с подходящим названием). О конструктивных способностях своего собственного мышления они вряд ли догадывались. Есть произведения искусства, которые не дают конкретного показа явлений, а лишь обозначают их едва заметными штрихами и, таким образом, поле для воображения остается открытым. Такие произведения, мне думается, наиболее трудны для понимания, так как требуют синтетического восприятия. Такие стихи есть у Блока, Марины Цветаевой, Анны Ахматовой, у Пушкина и многих других поэтов. Читайте поэзию, любите поэзию. Поэты не конкурируют друг с другом, а дополняют и обогащают духовный мир человечества, как впрочем, и писатели и художники. Существуют и абстрактные картины. Наиболее ярким представителем здесь видимо является С.Дали, ну а вершиной, конечно же – «Черный квадрат» Казимира Малевича. Особенно хорошо гармонирует с квадратом Малевича поэзия Блока. И я кое-что написал по этому поводу в подражание Блоку: (здесь вы можете разместить картинку - квадрат Малевича, если будете копировать текст. Хотя эту картинку легко представить себе умозрительно) (подражание Блоку и сам Блок) Искусство неопределимо… Как этой вечной бездны зов… И как всегда – приносят серафимы, Священный сон избранникам миров… Изредка перепадает что-то нам, Грубым и драчливым мужикам… Лишь художник, пьяный и небритый, Вновь проносит страстной муки крест. И твердит: «Profani, procul ite, Hic amoris locur sacer est». Вот перевод для вашего досуга, Хоть для нее, что крутит бигуди – «Кто не мог любить, из круга – Прочь, с слезами, отойди!» ………………………………………… Был миг – неведомая сила, Восторгом разрывая грудь, Сребристым звоном оглушила, Секучим снегом ослепила, Блаженством исказила путь! И в этот миг, в слепящей вьюге, Не ведаю, в какой стране, Не ведаю, в котором круге, Твой странный лик явился мне… И я, дичившийся доселе, Очей пронзительных твоих, Взглянул… И наши души спели, В те дни один и тот же стих… …………………………………….. Промежду делом был бы рад, Немного оправдать квадрат. Где Блок, а где моя натура, Окупит бездны квадратура… Ведь долго не стихают споры, Об этом ящике Пандоры… Я гражданин, а не поэт, Хоть пребываю я в волненье, Но этому есть объясненье, До Блока мне, конечно, как до Солнца, Вот и гляжу я в черное оконце, И вижу зазеркальный мир, А Блок давнишний мой кумир, И зазеркальнейший первейший он поэт, Которому пока что равных нет. Малевич сподвигает не к восторгу и волненью, А к философскому о мире размышленью… Граница бытия-небытия, И нуль, и отрицание нуля, И бездны в бездну отраженье, И мира безначального стремленье, Фундаментальное с ментальным здесь в боренье, Континуум здесь в покое и движенье, Прекрасной бесконечности дары, И параллельные пространства и миры В покое и в движеньи вновь и вновь… И отречение от жизни, и к ней безумная любовь… И здесь же место для наличья и отсутствия творца, И с нимбом, и без нимба, и с лицом, и без лица, И, в общем-то, толпа не виновата, Что не поймет бездонного квадрата, Не сразу ведь поймешь, Что слово, в прошлом изреченной правды, Сегодня обернулось в ложь. Как и не сразу ведь поймешь, Что слово, сегодня изреченной правды Вдруг завтра обернется в ложь. Упрямая толпа опять талдычит вздорно, Бранит Малевича, клянет его упорно, А видит, видит только форму, То бишь – геометрический квадрат, И всякий из слепцов такому мненью рад. Но нам так поступать негоже, Смотреть и видеть – не одно и то же. И не важны здесь никакие «измы», Ни промахи супрематизма… Не в форме нам здесь существо дано, Квадрат лишь в бездну бесконечности окно, Оно быть может круглым и прямоугольным, Трапецьидальным, ромбовидным, треугольным… Но все равно квадратом будет зваться, Не следует здесь сильно удивляться, Но почему? Нас спросит мальчик мал, Да потому, что папа так назвал. Геометрические формы ни к чему, Задачка только праздному уму, Здесь нет многообразий форм растраты, Они содержатся в континууме квадрата. Условность формы здесь замерзла в недвиженьи, Ее, условность эту, назвал квадратом папа-Казимир, Однако не условности нам открывают мир, А творческий тандем – работа памяти с воображеньем. Я вам могу сказать и проще, и некнижно: О том, что ваше имя – неподвижно. Хоть двигаетесь вы, во времени, в пространстве, в мысли, Ну, если вы от лени не закисли, Воображенья крылья не обвисли, Под тяжестью сиюминутного дерьма, В уме вы или сходите с ума, Иль отдыхаете неслышно иногда, Но имя ваше неподвижно навсегда, И имя то свое, никто из нас за жизнь не переврет, Рожденный Колей – Колею умрет. А если вы Малевича браните, по глупости ругаете его, То это значит – не видите вы внутреннего мира своего. И может оттого все ваши девы слепы, И так у юношей безогнен взор? Тогда, назад – в геометрические склепы! Им нужен только жалкий бич, Но уж никак не творческий топор! Отрадой будет им марихуана, Или величие граненого стакана, Но не поможет здесь марихуана, Ни истина на дне стакана, Я не открою здесь большой секрет, Ее там просто не было, и нет. ……………………………………………. Малевич, Блок, твой дух единственный, В глухой ночи, в ночи пустой, Велит к твоей мечте таинственной – Прильнуть и пить напиток твой… * * * Россия, погруженная в тебя, Веками, обливаясь черной кровью, Она глядит из черной бездны на тебя, И с ненавистью, и с огромною любовью. *** А вот стихи Марины Цветаевой, которые также можно поместить под квадратом Малевича: Уж сколько их упало в эту бездну, Разверзтую вдали! Настанет день, когда и я исчезну, С поверхности земли. Застынет все, что пело и боролось, Сияло и рвалось. И зелень глаз моих, и нежный голос, И золото волос. И будет жизнь с ее насущным хлебом, С забывчивостью дня. И будет все - как будто бы под небом, И не было меня! Изменчивой, как дети, в каждой мине, И так недолго злой, Любившей час, когда дрова в камине, Становятся золой. Виолончель, и кавалькады в чаще, И колокол в селе... Меня, такой живой и настоящей, На ласковой земле! К вам всем - что мне, ни в чем не знавшей меры, Чужие и свои?!- Я обращаюсь с требованьем веры, И с просьбой о любви. И день, и ночь, и письменно и устно: За правду, да и нет, За то, что мне так часто - слишком грустно, И только двадцать лет, За то, что мне прямая неизбежность - Прощение обид, За всю мою безудержную нежность, И слишком гордый вид, За быстроту стремительных событий, За правду, за игру... - Послушайте!- Еще меня любите, За то, что я умру. (Наша примадонна, Алла Борисовна Пугачева, написала на эти стихи песню – Монолог. Для получения дополнительных впечатлений вы можете легко скачать ее из и-нета, а у кого-то она наверняка есть в своей музыкальной коллекции) Иллюстраций я привел, полагаю, достаточно. Поэтому надо как-то завершить этот свой трактат или эссе, как уж кто все это назовет. А для меня это будет называться – Введением или Вместо введения моей книжки. История человечества хоть и не идеальна, поскольку могла бы быть лучше, гуманнее, но совершенна, так как не может быть усовершенствована. На практике это означает невозможность влиять на прошлое. Однако, мы можем устранить из современной жизни нежелательные следствия, причины которых находятся в прошлом, а также мы можем влиять на будущее.Несмотря на исчезающе малые размеры Земли в сравнении с размерами Метагалактики, история человечества грандиозна и поучительна. Жестокие события этой истории все так же леденят человеческие души, а великие события исполненные гуманизма и самопожертвования светят нам из истории подобно звездам, наполняя души людей состраданием и возбуждая в них чувство всеобщей любви к роду человеческому. Диалектический материализм не оставляет сомнений в том, что человеческое сознание является продуктом развития материи. Материя первична, сознание – закономерный продукт ее развития. Для современного атеиста такая же самоочевидная истина, как дважды два четыре. Поэтому данный факт можно просто – постулировать, для меня это просто факт, а не вопрос, и в настоящее время не может быть отнесен к основному вопросу философии. Этот вопрос решен и решен окончательно и бесповоротно нашими предшественниками, всей историей развития науки. Поэтому согласен с Жоресом Алферовым, который сказал, что для современного ученого вера в бога – это отрава. Поэтому, дискутировать на тему – есть Высшее Существо или нет, мне представляется достаточно нелепым занятием. Быть может лет 100 назад (и ранее в глубь веков) большинство людей искренне верили в бога и вкладывали в эту веру какой-то конкретный смысл и, наверно, эта вера их в какой-то мере утешала и была духовной опорой. В настоящее же время весьма затруднительно понять, что имеет в виду человек, который говорит: «Я верю в бога». В настоящее время это во многом – мода. А ранее, особенно, в Европе, во времена господства святой инквизиции эта вера насаждалась огнем и мечем, инквизиция была беспощадна и к своим единоверцам, которые толковали христианство не так, как было угодно святым отцам. Например, соратники Пьера Абеляра были осуждены Суассонским собором, сперва подвергнуты изуверским пыткам, после которых любой признается в чем угодно, а потом публично сожжены. Пощадили только Пьера Абеляра, правда, его кастрировали, но оставили в живых, наложив обет молчания. Ученики сжалились над ним, а в число его учеников входили 50 епископов и 30 кардиналов, которым он преподавал богословие в стенах монастыря Святой Женевьевы и в других местах. На протяжении веков по всей Европе пылали сотни тысяч костров святой инквизиции во имя славы божьей. Сотни тысяч жертв не дожили до публичной казни умерев под пытками. Да и среди части паствы эти верования в бога были очень сильны. Когда, например, сжигали на костре Яна Гуса, то одна старушка подбросила в этот костер полено, уверенная в том, что делает богу приятное, а умирающий Гус сказал свои последние слова в ее адрес – святая простота. В древней Греции Эмпедокл так сильно уверовал в свое божественное происхождение, что находясь в религиозном экстазе, чтобы доказать окружающим это свое божественное происхождение, бросился в жерло вулкана Этны. Как же нам относиться к христианству и другим мировым религиям? Самый безболезненный вид отношения к религии – отнестись к ней как к разновидности искусства и философии. Библию, евангелия, как Ветхий, так и Новый заветы, труды по богословию, однако, писали люди, не важно – верующие или прикидывающиеся верующими, и в этих писаниях, помимо мистики, досужих выдумок и химер всякого рода, есть вполне здоровые идеи и принципы, заповеди, например, еще от Моисея – не убий, не кради, не лжесвидетельствуй, не прелюбодействуй и т.д. Или, например, – не судите, да не судимы будете…, возлюби своего ближнего как себя самого…, толцыте и отверзется…(под лежачий камень вода не течет), нет ни эллина, ни иудея…(все расы и национальности равноправны), вера без дела мертва есть…, если не работаешь, так и не ешь…, не хлебом единым жив человек…и т.д. Идея бессмертия человека дана нам религией, правда религия утверждает, что бессмертие человек получит от бога в мире ином, однако, бессмертие человек может получить и в этом, реальном мире, на Земле. Идея бессмертия не кажется мне недостижимой, поскольку полная регенерация человеческого организма и его непрерывное обновление (все будут вечно молодыми) никак не противоречит современной биологии и генетике, и ничего сверхестественного в этом нет. С полной расшифровкой генома, мне думается, биологи подойдут вплотную к практической реализации этой идеи. Остается лишь пожелать им удачи и везения. Короче говоря, мировые религии это духовное богатство человечества, если относится к ним как к искусству (а не как к мракобесию), поэтому мы должны скрупулезно извлекать из них рациональные зерна и постараться не выплеснуть с водой ребенка. Примером может служить Шлиман, который изучив произведения Гомера, не стал заниматься пустой критикой, как Зоил, а стал анализировать их, а затем поехал и раскопал Трою. А этого злобного Зоила и упоминают-то иногда, однако, лишь в связи с тем, что помнят Гомера. Где же находятся боги и где надлежит им находиться, где они никому не мешают? Ну, конечно же – в зазеркалье, в виртуальном мире, в виде художественного образа, там их законное место, там, где находится Баба-Яга, Кащей Бессмертный, Илья Муромец и Соловей Разбойник, Змей Горыныч, Елена Прекрасная и Василиса Премудрая, где находятся лешие, ведьмы, русалки, кикиморы и прочая нечисть. Там же находится и Иисус Христос вместе со своими коллегами святыми апостолами, бог-отец, бог-сын и сам святой дух, вместе с ангелами, и никогда не вылезают из этого зазеркалья и никогда не вылезут оттуда, и помимо богов там много всякой фигни. И этот виртуальный мир погружен в каждого из нас в той или иной степени, в зависимости от того – кто чего читал, и чего любимая бабушка наплела, когда деревья были большими, а мы маленькими, какие сказки она и мама с папой нам рассказывали. И прежде чем нырнуть в зазеркалье, надо хотя бы немного подумать, как оттуда вовремя вынырнуть, чтобы не опоздать на деловую встречу или на очередной тур шахматного турнира, чтобы не получить баранку. И если вера в бога истончалась и обратилась в ничто, то сама по себе человеческая вера не исчезла, например, вера в социальную справедливость, в прогресс, в науку, в то, что люди могут стать значительно лучше, чем они есть, что моральное сознание может тоже прогрессировать и дорасти до гуманизма, что государственные границы это временные преграды и что грядет – планета людей, чем грезил еще Антуан де Сент Экзюпери , единое объединенное человечество. Пока человек живет, он надеется, но думается, дискомфортно тому человеку, у которого нет надежд связанных с какой-либо оптимистической доктриной. У меня такая оптимистическая доктрина есть, но было время, когда ее не было.Моя оптимистическая, философская доктрина, разумеется, во многом субъективна, поскольку я, как и всякий человек – субъект, в философском смысле. Однако, в целом свои взгляды я считаю верными. А субъективное, это не синоним слова – ложное, это относится большей частью к стилевым особенностям моего изложения, ведь каждый человек, любой из нас, имеет свои чисто индивидуальные, т.е. субъективные особенности своего стиля изложения и приведет свой, субъективный набор иллюстрирующих примеров. Поэтому надо дать возможность читателям привыкнуть к этому, а кому мой стиль претит, тому я не советую читать ничего, что выйдет или уже вышло из под моего пера. Для целей привыкания и необходимо это «Вместо введения». На этом я заканчиваю свое «Вместо введения», которое и без того чрезмерно затянул, увлекшись ментальными явлениями. Вам, конечно трудно, прочитав этот текст, представить даже контуры моей философской доктрины. И не нужно этим заниматься. Всему свое время.А теперь перенесемся в следующую тему. Все перенеслись? Ах, да, она еще не опубликована…Но, ничего, ждите, скоро появится…И не пугайтесь прочитав название… (что-то сайт глючит, при копировании меняет интервалы, стихи растягивает в строчку, делает какие-то вставки...приходится все это вручную исправлять и чтобы более или менее сносно ввести текст, приходится изрядно повозиться...)
  13. -2 балла
    Да, заерепенились однако активисты сектам.нет... что-то уж больно наверное за душу задело ;) когнитивный диссонанс? ;)
  14. -2 балла
    Как ловко спа увел разговор в сторону своей очередной унылой копипасты, умелая манипуляция, уловка, начиналось все хорошо, даже показали манипуляции, а вот закончилось как всегда, переводом темы господа нашего сергея и новым обсуждением из пустого в порожнее, ну в принципе как всегда ;)
  15. -2 балла
    Провокация за провокацией, не выйдет, если бы я хотел, то сам бы опубликовал, и дело не в страхе перед кем-то, просто мне неприятно здесь что-то публиковать, чтобы потом тут обсасывали все мои подробности, к счастью в этом я не нуждаюсь, в психолога со своими вопросами поиграете в другом месте ;)
  16. -2 балла
    А с кем еще? С историками? Истеричками? Не смешите мои шнурки, вуайерист вы наш. Ну, гуру, не гуру, а наплевать на своего учителя - поступок вполне достойный.
  17. -2 балла
    Слушайте, рэптанутые, вы все такие :censoree: или еще адекватные встречаются? Ну, я понимаю, что у SPA любимый автор - Дэвид Герберт Лоуренс У вас, я-Ра, скорее всего, Набоков. Но скажите, с какого потолка вы взяли какого-то Пальчицкого? Вытащили у себя из ...? К вашему сведению, мой любимый автор давно похоронен в Старом Крыму. И впредь попрошу в своей :censoree: на меня не ссылаться.
  18. -3 балла
    Ну в правильном месте мне писать не дают - правами не вышел. Там только такие херувимчики, как вы, :censoree: могут. Мой ответ, естественно - ни на БК, ни на ПК ни в ЛП ни одним тренером полная обнаженка никогда не приветствовалась. Всё. За больные фантпазии рэптилий я не отвечаю. Резиновый вы наш. Причем недовулканизированный синтетический..А сейчас Дима С выкатит очередной опус о моём отсутствии юмора, потому что я напишу Росдомчику, что он опьять врьёт. Потому что про граммы не делают так их грам матических ошибок. Ошибаются только люди. Но одни ошибки исправляют, а другие делают из них такие психокульты, как сектам.нет..
  19. -3 балла
    Да -а именно так вы и шутите. И вот что интересно - мы разговариваем, разговариваем, и вдруг оказывается, что от разговора я ухожу.. Что, навыки кретинического мышления слабеют? Не можете подобрать нужное слово? Со старшими товарищами посоветоваться надо? Но вот неведомо куда - искать цитатку у Довлатова - отлучились именно вы, батенька. Так что не надо фа-фа ля-ля.. С больной головы на здоровую.
  20. -3 балла
    Звиняйте, дорогой, поскольку я не Ро-сдом и не Димма С., то не знаю, какими правами обладают оне. Возмущение, SPA, это ваша очередная больная фантазия. А вот то, что некоторые принципы организации этого сайта делают его выдающимся - это реальность. Только здесь в группы рассаживает администрация. Тщательно скрывая сей факт от новичков. Только здесь основные темы заполняются администрацией после тщательного цензурирования. Эффект, согласе, потрясающий. Но даже здесь - нет возмущения. А так, взгляд на раковую опухоль.
×
×
  • Создать...