Michek

Террористы смертники и их деяния!

6 сообщений в этой теме

Д.А. Нечитайло

КУЛЬТУРА СМЕРТИ И ВСЕЛЕНСКИЙ ДЖИХАД

Новости Узбекистана, 09.06.2006 и 16.06.2006

Современные технологии манипуляции сознанием способны разрушить в человеке знание, полученное в результате реального исторического опыта, и заменить его знанием, искусственно сконструированным «режиссером». Искусственно сформированная картина исторической действительности передается отдельным индивидам с помощью книг, лекций, радио и телевидения, прессы, театральных представлений, кинофильмов и т.д. Таким образом строится иллюзорный мир, который воспринимается как настоящий. В результате всю окружающую действительность человек может воспринимать как неприятный сон, а ту идеологию, которую ему внушает пропаганда, вводя его в транс, воспринимает как реальность. В воображении зрителя генерируется иллюзорная картина мира в идеализированном виде. В соответствии с авторским замыслом, кино может произвольно создавать у зрителя ощущение «справедливости» и моральной правоты тех или иных персонажей, независимо от их действительной роли в истории. При этом пропагандистское влияние на человека происходит скрытно, на эмоциональном уровне, вне его сознательного контроля. Никакие рациональные контраргументы в этом случае не срабатывают. Д-р Ахмад Наджем Мухи ад-Дин, палестинский психолог, опубликовал статью в лондонской газете «Аш-Шарк аль-Аусат»[1], темой которой стало явление терактов-самоубийств. Подобные акции приобрели большую популярность среди мусульманской молодежи, это одно из наиболее опаснейших социальных и психологических явлений. После всестороннего анализа подобных акций, их причин и психологических факторов, занимающих главное место в существовании этого явления, психолог пришел к выводу, что молодых людей, осуществляющих теракты-самоубийства, можно разделить на две категории: к первой принадлежат молодые люди, которые открыто заявляют о своем намерении совершить самопожертвование для достижения политических целей или во имя мести. Автор называет их группой «людей, готовых к смерти». Ко второй группе он относит людей, находящихся в травматическом состоянии, в котором они постоянно желают смерти. Он их так и называет: «ищущими смерть». Это желание смерти и некоторые другие политические и социальные обстоятельства превращают их в дешевое оружие в руках других людей, политических группировок или движений, использующих это желание больных людей в своих целях.

В зависимости от контингента методы работы исламистских проповедников носят различный характер. В контактах с лицами, имеющими или получающими высшее образование, которые, в принципе, способны к критической оценке радикальной проповеди, применялся метод «Муджадаля» (диспут)[2]. При этом собравшиеся свободно высказывают свое мнение. Находящиеся среди них опытные «муджахеды» объясняют преимущества догм «чистого ислама». Слушателя постепенно подводят к тому, чтобы он самостоятельно пришел к пониманию преимуществ радикальных методов борьбы против неверных. Демонстрируются видеофильмы о подвигах «муджахедов» с кадрами, которые фиксируют убитых неверных, разбитую вражескую технику. Показ сопровождается бравурными арабскими песнями про джихад. Фильмы сняты в различных горячих точках мира с помощью новейшего оборудования. Во время психологической обработки учитывается специфика аудитории. Пропагандисты исходят из того, что одна и та же вещь имеет много сторон. Истинная вера в значительной мере чрезвычайно притягательна некоторыми своими сторонами для людей, даже если они не имеют к ней никакого отношения. И если подать ее именно этими сторонами, то они воспримут все ее части и аспекты. Брат известного З.Муссауи, недавно приговоренного в США к пожизненному тюремному заключению, так описывает процесс психологической обработки: «Однажды человек полностью меняет свое поведение... Наряду с преподаванием навыков обращения с оружием, муджахед проходит физическую подготовку. Интенсивность физических нагрузок постоянно увеличивается, задания по тактике проведения операций становятся сложнее. При этом по мере увеличения нагрузок инструкторы уменьшают рацион питания. Постепенно молодого человека целенаправленно доводят до психического и физического истощения. Нагрузки продолжают увеличиваться. Начинается следующий этап. Теперь на молодого человека начинают давить психологически, ему постоянно внушают мысль о том, что “от него ожидали большего”. Молодой человек испытывает чувство вины и замешательства. Инструкторы специально говорят будущему муджахеду, что все те, кто проходил подготовку до него, отлично справлялись со всеми заданиями и нагрузками, и теперь они ведут войну против врагов ислама, “продолжают великое дело джихада”, а он же самый отстающий и подводит всех, именно такие, как он, являются причиной всех неудач исламской “уммы”. Автор пишет, что чаще всего все это заканчивается печально, подобная психологическая обработка приводит к тому, что некоторые молодые люди становятся готовы на все, чтобы оправдать возлагавшиеся на них надежды...»[3].

Одним из важных аспектов подготовки смертников является преодоление того порога, который удерживает человека от самоубийства. Саудовская газета «Аль-Ватан» опубликовала статью лектора факультета арабского языка и литературы Университета короля Сауда Хамзы Каблана аль-Музайни «Культура смерти в наших школах». В ней говорится, что в школах происходит самое настоящее прививание культуры смерти. На уроках религии очень много внимания уделяется рассмотрению вопросов, связанных со смертью человека (демонстрируются видеофильмы с кадрами, показывающими как человек умирает, как его готовят к погребению и т.д.). Это вызывает серьезную обеспокоенность у родителей, которые жалуются, просят пересмотреть расписание, опасаются за психическое состояние детей. Автор статьи считает, что это начальный этап подготовки человека к смерти, ломается психика молодого человека, он становится более восприимчив к экстремистской идеологии, требующей от человека принесения себя в жертву. Автор делает вывод, что цель подобных психологических методов – подвести человека к мысли, что, «если он рано или поздно все равно умрет, так почему это не сделать раньше, во имя Всевышнего»[4].

Подобные методы пропаганды культа смерти приводят к определенным результатам. Возможно, в последнее время исламисты стали уделять больше внимания методам психологической подготовки смертников вследствие того, что мировое «воинство джихада» осталось практически без военных баз по подготовке боевиков. Подготовка террориста-смертника не требует очень больших затрат, однако наносит значительный урон силам противника. Из 154 арабов, убитых в Ираке за 6 месяцев 2005 г. подавляющее большинство являются гражданами Саудовской Аравии – 94 человек, 16 – сирийцев, 13 – иракцев, 1 – ливанец из Дании, 1 – марокканец из Испании. Все они входили в группировку Абу Мусаба аз-Заркави[5]. 33 человека совершили теракты-самоубийства (из них 23 саудовца), унеся жизни 120 американских солдат и около 1000 иракцев.

Юсуф аль-Аири, бывший лидер «Аль-Каиды» в Саудовской Аравии, телохранитель бен Ладена, призывает к распространению «военной культуры» среди молодежи с целью заполнения вакуума, созданного врагами ислама. Он говорит, что мусульмане сегодня любят этот мир, ненавидят смерть, отказываются от джихада, Аллах сделал так, что неверные покорили мусульман, унижали ислам, это наказание за то, что мусульмане отказались от джихада[6]. Член «Аль-Каиды» в Саудовской Аравии Иса бен Саид аль-Ошан несколько лет был инструктором в летнем молодежном лагере. В июле 2004 г. в радикальном исламистском журнале «Савт уль-Джихад» было опубликовано «открытое письмо к молодежи»: «Разве вы не понимаете, что враги, которые убивают ваших братьев в Ираке, Афганистане, Палестине, чувствуют себя в безопасности в Саудовской Аравии. Сегодня джихад следует вести, не спрашивая разрешения родителей и заимодателей, так как «сегодня в Багдаде, а завтра в Эр-Рияде».

Мусульманскую молодежь пакистанского происхождения, проходящую обучение в пакистанских учебных заведениях, можно разделить на две категории: во-первых, это те, кого родители отправили на историческую родину, чтобы оградить от западной культуры и западного образа жизни, во-вторых, те, кто желает углубить свои знания по исламской религии. Часть студентов еще до поступления в учебные заведения придерживаются крайне радикальных взглядов. Другие становятся радикалами в процессе обучения. В Пакистане из 11221 религиозных учебных заведения около 20% контролируются радикальными исламистскими группировками, в которых помимо религиозных дисциплин преподается военное дело. Существуют специальные центры, где обучают изготовлению взрывчатых веществ, но эти центры находятся не при мечетях[7]. Недавно президент Пакистана П. Мушарраф объявил о выдворении из страны 1400 студентов.

В Ираке особенно актуальна тема унижения. Широко известны кадры из тюрьмы Абу Грейб. Те, кто совершает теракты-самоубийства, руководствуются зачастую внутренними мотивами – «ответить обидчику, даже если это убьет нас». Они чувствуют, что должны это сделать, это чувство иррационально, оно не учитывает последствий, цель выбирается архаично. Такие операции смертников представляют акции возмездия. Человек не может жить с чувством униженности, не совершив акт возмездия, он никогда не обретет душевный покой.

Существует целая система подготовки террористических актов с использованием смертников.

1. Рекрутеры в различных странах выявляют потенциальных смертников.

2. Проводится анкетирование молодого человека, выясняется, насколько он готов к совершению теракта-самоубийства.

3. Начинается подготовка смертника (основная задача – создать у него ощущение принадлежности к «братьям по оружию», идеям вселенской борьбы против врагов ислама).

4. В процессе обучения, в зависимости от интеллекта, того или иного «шахида» направляют на определенную цель.

5. Поводится видеозапись смертника, где он подтверждает готовность провести акцию самопожертвования и выражает личную преданность бен Ладену.

6. Инструктор сопровождает смертника до места предполагаемого совершения теракта.

Для понимания процесса подготовки смертника также следует исходить из понимания групповой динамики и индивидуальной психологии. Маленькая группа создает определенный тип поведения. Большинство групп по численности не превышают восьми человек, они довольно однородны по составу (возрасту, происхождению, образованию, социальному статусу, даже вкусовым предпочтениям)[8].

Часто группы формируются спонтанно. Тем не менее радикализация требует интеракции с глобальным идеологическим фоном всемирного движения джихада, основными трендами радикального исламизма. В настоящее время процесс радикализации группировки невозможен без Интернета. Интернет – обязательный элемент, необходимый для функционирования радикальной группы. Аль-Васих би-Лла, заместитель аз-Заркауи, говорит, что «Университет «Аль-Каиды» по исследованиям джихада» представляет собой децентрализованный университет без географических границ, находящийся везде[9]. Выпускники этого университета проходят через «факультеты», где они растут идеологически, проходят взрывное дело, обучаются методам медиаджихада, финансового джихада. Университет поможет создать всемирный халифат. В настоящее время насчитывается более 3000 радикальных исламистских сайтов, из них около 70 сайтов можно с уверенностью назвать «виртуальным университетом джихада».

В Мадриде и Лондоне террористы самостоятельно собирали взрывные устройства, используя инструкции из Интернета[10].

Айман аз-Завахири призывает к нанесению максимального ущерба Западу. В своем труде «Рыцари под знаменем пророка» он пишет, что операции с использованием смертников являются самыми эффективными методами причинения максимального вреда неверным, не требуют больших затрат и потерь[11].

Те, кто проводит акции самопожертвования, – не безнадежные и нищие, это лучшие из наших людей, они образованные и успешные. Процесс вербовки молодых мусульман в радикальные исламистские организации происходит предельно автономно, более того, молодые люди зачастую не становятся полноценными членами этих организаций. Вследствие того, что в настоящее время огромное количество молодых людей желают участвовать в «джихаде», радикальным исламистским структурам не приходится затрачивать серьезные усилия для вовлечения в свои ряды новых членов. У мирового воинства джихада есть возможность выбирать тех или иных участников в зависимости от характера планируемой операции.

В обычной, без какого-либо «радикального уклона» мечети появляется маленькая группа людей, как правило, связанная дружескими или даже родственными отношениями.

Часто это спонтанный процесс. Убеждения этой группы расходятся с общим идеологическим фоном мечети. Группа радикалов собирается в мечети, вступает в диалог с другими прихожанами, старается отстаивать свои взгляды и убеждения, «пробует себя» на идеологическую прочность. Рано или поздно во время какой-либо дискуссии эта группа вступает в открытую конфронтацию с руководством мечети и остальными прихожанами. Далее члены группы начинают собираться вне стен мечети, происходит процесс персональной радикализации. Здесь возможно несколько сценариев.

Во-первых, группа может самостоятельно провести акцию террора; во-вторых, она может установить контакт с активным участником той или иной радикальной исламистской структуры, который направит их на стратегически «выверенную» цель или поможет в переправке в один из очагов конфликтов. Известный американский исследователь современного исламизма М. Сэйджман пишет, что, если группа будет находиться в изоляции, не найдет возможности для установления контактов с активными членами радикальных исламистских структур, ее «развитие» будет происходить медленно. Поэтому каждый из членов группы старается найти «работодателя»[12].

Американский автор называет это «моделью неструктурированного роста». Та или иная радикальная группа имеет возможность выбирать наиболее грамотных, подготовленных молодых людей, не затрачивая больших усилий на их подготовку, а затем ориентировать их на совершение акции террора с просчитанными последствиями. При этом совершившие теракт могут и не знать определенно, «на кого они работали». Возникают группы, чью деятельность сложно пресечь. Невозможно разрушить структуру, которой, по сути, нет. Акция марокканцев Ахмеда аль-Бакиули и Халила аль-Хасснауи из г. Эйндховена, которые самостоятельно отправились в Кашмир и были убиты индийскими пограничниками, вызвала в радикальных исламистских кругах лишь симпатию[13].

Архитекторы «всемирного движения джихада» часто не отдают приказы, посредством публикации того или иного послания они опосредованно санкционируют теракт в определенной стране. В декабре 2003 г. была опубликована книга «Джихад в Ираке: надежды и угрозы»[14], призывающая к взрывам в странах Европы, приуроченным к определенным политическим событиям.

Первой целью в марте 2004 г. стал Мадрид. Заместитель имама одной из мечетей Мадрида сообщил в полицию, что группа молодых людей недовольна проповедью и умеренным идеологическим фоном мечети. Во время проповеди члены группировки задавали имаму провокационные вопросы, ссылаясь на эту книгу. Затем участники группировки нерегулярно, обычно по пятницам, стали собираться вместе, стремились отправиться участвовать в войне в Афганистане или Ираке, но решили проводить операции в Марокко и Испании[15]. Именно эта группа и совершила теракт в Мадриде. Когда полиция вышла на след террористов, некоторые из них взорвали себя, двое из членов группы совершили теракты-самоубийства в Ираке в апреле 2005 г.

Криминальное прошлое не препятствует вступлению в радикальные исламистские группировки. Тем, кто имеет опыт подделки документов, мошенничества с кредитными картами, знает торговцев оружием и каналы нелегальной миграции, отдают предпочтение[16]. Джамал Зюгам, один из участников терактов в Мадриде (изготовил взрывные устройства), занимался перепрограммированием украденных мобильных телефонов.

В настоящее время процесс вербовки смертников основывается на формальном принятии в организацию и «психологическом контракте» между сторонами. Постепенно человек вводится в такое состояние, в котором он не чувствует ничего двусмысленного и неопределенного, он испытывает психологический комфорт[17].

Египетский социолог Худа Закарийя пишет, что человек перенастраивается на новый лад, новая группа заменяет ему семью, старых друзей, то общество, которое ранее окружало его, подрываются устоявшиеся принципы, привычный порядок вещей, мировосприятие. Ценности новой группы внедряются в сознание с помощью «священных принципов», которые не подвергаются никакому сомнению[18]. Самое опасное – подавление личности, самоосмысления, групповые интересы начинают доминировать над личными. Человека подводят к точке, откуда уже нет возврата. Перед тем как совершить теракт, смертник составляет послание. Группа восхваляет его, сопровождая лозунгами, песнями о джихаде, призывами к продолжению подобных акций. Смертник объясняет причины, побудившие его к проведению акции террора, в которой он знает, что погибнет. Смертник пишет письмо своим близким, друзьям. «Это и есть та черта, перейдя которую смертник не может повернуть обратно, чтобы не потерять уважение своих друзей. Теперь у него одна дорога»[19]. Группа выражает личную преданность «Аль-Каиде», принадлежность к «вселенскому движению джихада» и желание пожертвовать собой. Свое обращение группа записывает на видео, которое служит доказательством существования организации, твердости ее намерений. Затем видеообращение распространяется по информационным каналам. Таким образом, группа работает на опережение, чтобы избежать каких-либо попыток со стороны властей страны преуменьшить или исказить пропагандистский или информационный эффект этих акций, масштабность вселенской борьбы против неверия[20]. Видеообращение также призвано служить средством пропаганды, создавая новые поколения воинов джихада. В процессе подготовки будущих смертников эти обращения будут активно использоваться. Таким образом, заверение в преданности общим идеологическим целям и готовности к самопожертвованию является своего рода «психологическим контрактом», основанным на принципе товарищества и едином эмоциональном фоне участников радикальной группы, с одной стороны, и вселенского движения джихада – с другой. Сегодня инициатива перешла к молодому поколению исламистов. Новое поколение в связи с ослаблением организационной структуры руководствуется общими задачами «всемирного джихада», общими принципами и идеологическими установками во вселенской борьбе против общего врага. Одно из важных требований исламистских группировок – члены ячейки не должны знать о существовании других групп, не должны обладать большей информацией, чем им необходимо для выполнения операции[21].

Значительным фактором в трансформации методов вербовки и идеологической подготовки стала война в Ираке. Еще никогда «дальний враг» (США) не был так близко, как в Ираке. Ирак стал главной темой для дискуссий в мусульманской молодежной среде. Вторжение в Ирак рассматривалось как предлог для осуществления замыслов Запада по овладению природными ресурсами. Антиамериканские проповеди в мечетях вызвали широкий резонанс как в мусульманских странах, так и в Европе. Наиболее активно исламисты-радикалы действуют в Великобритании, Германии, Испании, Италии и Нидерландах.

В марте 2003 г. власти Германии арестовали шесть человек, которые посещали мечеть «Ан-Нур» в Берлине. Несмотря на то, что мечеть расположена в районе, населенном преимущественно турками, «Ан-Нур» не пользуется популярностью у турецких иммигрантов. Известную своими радикальными проповедями, «Ан-Нур» часто посещают выходцы из арабских стран. Арестованным было предъявлено обвинение в том, что они занимались вербовкой молодых студентов для совершения акций самопожертвования. Ихсан Гарнауи, тунисец, 32 лет, пять лет провел в Афганистане и имел связи с бен Ладеном. При обыске у него были обнаружены взрывчатые и токсичные вещества, видеоматериалы с изображением некоторых районов Германии с воздуха, паспорта, оружие[22].

Группировка «Ансар аль-Ислам» и «Аль-Каида» объединили усилия по вербовке добровольцев для войны в Ираке[23]. Аз-Заркауи искал добровольцев на Ближнем Востоке для проведения терактов в Европе. Ячейки «Ансар аль-Ислам» в Италии отправляли смертников в Турцию, Сирию для последующей переправки в Ирак[24].

Предполагается, что совершившие теракты у отеля «Ар-Рашид», миссии ООН в Багдаде в октябре 2003 г. были смертниками европейского происхождения, завербованными муллой Фуадом из Сирии, который подчинялся аз-Заркави[25].

В мае 2004 г. итальянские спецслужбы арестовали алжирца Маамари Рашида, нескольких тунисцев – все входили в группировку «Ансар аль-Ислам». Из перехваченных телефонных разговоров стало ясно, что подготовленные 40 человек для переправки в Ирак были готовы совершить акции самопожертвования[26].

Теракты в Касабланке в мае 2003 г., в Мадриде и Лондоне показывают, что их исполнители не проходили обучения в Афганистане, а были «доморощенными» исламистами-радикалами, занимающимися подготовкой в свободное время. Инструкции по производству взрывчатых веществ террористы получали в Интернете. Однако это не исключает их связи с другими радикальными исламистскими структурами. Примером может служить дело с рицином, раскрытое в Лондоне в 2003 г., в ходе которого были задержаны более 100 человек в Германии, Испании, Италии и Франции[27].

Акции смертников призваны сеять ужас и провоцировать общественное мнение, чтобы заставить правительство того или иного государства изменить свою политику по определенной проблеме. После взрывов в октябре 2002 г. на Бали бен Ладен выступил с угрозами в адрес австралийского правительства, которое поддерживает политику США. После терактов в Мадриде в марте 2004 г. бен Ладен обвинил испанские власти в том, что они поддерживают США и отправляют свои войска в Ирак. Эти террористические акты призывают граждан европейских государств заставить правительства выводить свои войска, в обмен на что они получают «худну» – временное прекращение боевых действий[28].

По инициативе бен Ладена была создана компания «Ас-Сахаб», производящая профессиональные видеоклипы, продвигающие «культуру джихада»[29].

Эти клипы передаются предпочтительно западным СМИ, активно используются интернет-каналы. Эксперт в области терроризма М. Рэнсторп говорит, что террористические сети мутируют и адаптируются с большой скоростью[30].

Вместе с тем в радикальных кругах отношение к акциям смертников неоднозначное. Так, например, по поводу совершения акций самопожертвования шейх Мухаммад Усаймин говорит, что «тот, кто надевает на себя взрывчатку, а затем направляется к неверным и взрывает себя среди них, не является павшим за веру, – это обыкновенное самоубийство, и такой человек после смерти попадает в огонь ада и остается там навсегда. Даже если этот человек убивает себя вместе с десятью или сотнями людей, от этого нет никакой пользы исламу; людей, принявших ислам, от этого больше не станет. Наоборот, враги веры становятся более решительными, это рождает ненависть и злобу в сердцах врагов ислама, а среди мусульман приводит к смуте». Он также не считает шахидами палестинцев, взрывающих себя среди израильтян, так как это не приносит пользы ни исламу, ни мусульманам. Единственное, что может спасти такого человека от мук ада, так это то, что он, приводя в действие взрывной механизм, основывается на неверных интерпретациях Корана и сунны, ложных «тафсирах». Шейх аль-Албани придерживается аналогичной позиции по поводу свершения подобных акций. «С точки зрения «даава» подобные операции бесперспективны и никогда не приведут к желаемому результату. Скажите молодежи, берегите свои жизни, правильно понимайте ее». Он считает, что молодежь совершает акции самопожертвования из-за ложного понимания ислама[31].

«Живые бомбы» – это единственный способ в настоящее время заставить трепетать Запад. Это то оружие сдерживания, перед которым Запад уязвим, живые бомбы могут взрываться в определенном месте и в назначенное время», – именно так заканчивает свою статью «Раскрытие сущности акций террора с использованием самоубийств» Яхья Фиргал[32].

Здесь необходимо добавить, что теракты с использованием смертников обладают мощным разрушительным эффектом, при том что подготовка смертника не требует больших затрат и необходимости создавать военные базы. Поэтому прививанию культуры смерти радикалы от ислама уделяют особое внимание. Акции смертников, как показали последние события, приводят к смещению правительств, они способны вызвать потрясения на финансовых рынках, парализовать транспортные системы. «Неструктурированный рост» желающих вступать в радикальные исламистские организации, «виртуальные университеты джихада» дают координаторам неисчерпаемые ресурсы для проведения террористических операций. Различные способы манипуляции сознанием позволяют террористам использовать интеллект хорошо образованных молодых людей и направлять их на самые сложные объекты для нанесения максимального ущерба. Опасным является и то, что «архитекторам» «всемирного воинства джихада» удается путем рекомендаций, памфлетов, книг, через Интернет формировать единую стратегическую линию для совершения акций террора в различных регионах мира (Египет, Ирак, Европа, Нигерия, Афганистан, Саудовская Аравия и т.д.). В свою очередь, руководствуясь общей идеологической линией, нижние звенья, исходя из обстановки, принимают решения о нанесении удара по тому или иному объекту. При этом чаще всего они не получают прямого приказа о совершении теракта.

Д.А. НЕЧИТАЙЛО, политолог, Институт изучения стран Ближнего Востока

На фото с сайта www.intelligence.org.il – Хенади Тиясир Абд Аль-Мальб Джарадат, террористка-смертница, совершившая теракт-самоубийство в ресторане «Максим» в Хайфе в 2003 г.

--------------------------------------------------------------------------------

[1] Аш-Шарк аль-Аусат (Лондон). 2003. 16 января.

[2] Christiаn Mission and Islamic Da'wah. London: The Islamic Foundation, 1982. P. 31.

[3] Moussaoui A.S. Zacarias Moussaoui. The making of a terrorist. London, 2003. Serpents Tail.

[4] www.almozainy.jeeran.com/cv2.html

[5] Paz R. Arab volunteers killed in Iraq: an analysis // The project for the research of islamist movement / Global Research in International Affairs Center. March 2005.

[6] The Al-Battar Training Camp: The First Issue of Al-Qa'ida's Online Military Magazine. № 637, 01.06.04

[7] Raman B. Pakistani Madrasas: questions & answers, 5 August 2005) // www.e-prism.org/images/PAKISTANI_MADRASAS.pdf

[8] Ariza L.M. Virtual Jihad: The Internet as the Ideal Terrorism Recruiting Tool // Scientific American. January 2006.

[9] Jihadi forum. 2005. October 7.

[10] Bonner R., Natta D. van, Grey S. Investigators So Far Find Little Foreign Involvement // New York Times. 2005. July 31. P. A1.

[11] Al-Zawahiri. Knights Under the Prophet's Banner // serialized in «Al-Sharq Al-Awsat» (London). 2001. December 2-10; trans. Foreign Broadcast Information Service, FBIS-NES-2001-1202.

[12] Sageman M. Understanding Terrorist Networks. Philadelphia: University of Pennsylvania Press, 2004.

[13] Vermaat E. Bin Laden's terror networks in Europe. The Mackenzie Institute, 2002.

[14] Подр.: Нечитайло Д.А. Новые горизонты джихада // www.iimes.ru/

[15] Atran S. The Moral Logic and Growth of Suicide Terrorism // The Washington Quarterly Spring. 2006.

[16] Leiken R.S. Bearers of Global Jihad? Immigration and National Security after 9/11. Washington D.C.: The Nixon Center, 2004/

[17] Stern J. Terror in the Name of God: Why Religious Militants Kill. New York: Harper-Collins, 2003. P. 282.

[18] Programmed Terrorists? Analysis of the letter of instructions found in the September 11th attack Reuven Paz.

[19] 60 Minutes. «Mind of the Suicide Bomber» // CBS News. 2003. May 25.

[20] Thompson J., Bunderson J. Violations of Principle: Ideological Currency in Psychological Contract // Acadamy of Management Review 28. 2003. № 4. P. 571-586.

[21] Аль-Баттар. 2004. № 6.

[22] Leiken, R.S. Bearers of Global Jihad? Immigration and National Security after 9/11. Washington D.C.: The Nixon Center, 2004.

[23] Williams D. Italy Targeted by Recruiters for Terrorists // Washington Post. 2003. December 17.

[24] Mason B. Arrests signal new urgency // news.bbc.co.uk/1/world/europe/3247432.stm (2003).

[25] Barnett A. Terror cells regroup – and now their target is Europe // Guardian. 2004. January 11.

[26] D'Emilio F. Italian Authorities Break up Islamic Cell // Associated Press. 2004. May 9.

[27] Leiken R.S. Bearers of Global Jihad? Immigration and National Security after 9/11. Washington D.C.: The Nixon Center, 2004.

[28] Osama Bin Laden Speech Offers Peace Treaty with Europe, Says Al-Qaida Will Persist in Fighting the U.S // www.memri.org (2004. April 15. № 695).

[29] Zeidan А. Bin Laden Unmasked: Meetings whose Publication were Prohibited by the Talibanю Beirut: The World Book Company, 2003. P. 15.

[30] Terrorists spread all over Europe // USA Today. 2002. July 22.

[31] Shaykh al-Albaanee on suicide bombings // Al-fataawa al-muhimma fee tabseer il-ummah. P. 76; Shaykh Ibn Uthaimeen. The suicide bomber is not a martyr and is in hellfire // Keifa nualij waaqiunaa al-aleem. P. 120. (www.salafipublications.com)

[32] Яхья Хашим Фиргал. Кашф ат-Тавийя фи-ль-Амалияти-ль-Истишхадийя (www.tawhed.ws . 2003).

Обсудим? Кому интересно могу выложить ссылку на свою статью по этому вопросу... :buba:

0

Поделиться этим сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Обсудим? Кому интересно могу выложить ссылку на свою статью по этому вопросу... :buba:

Выкладывайте, плиз! Может и обсудим.

И все-таки в современном терроризме впервые применили технику смертников индуисты - тамильские тигры. По другой версии Ахмад Джибриль (НФОП-ГК) в 1974 г. в Кирьят-Шмоне, но как сама организация, так и мотивация планировщиков и исполнителей носила светский, неисламский характер.

0

Поделиться этим сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Директор багдадской клиники сделал душевнобольных смертницами "Аль-Каиды"

Мартин Флетчер

Исполняющий обязанности директора психиатрической клиники в Багдаде был арестован по подозрению в том, что передал душевнобольных женщин в руки "Аль-Каиды", чтобы тех использовали в качестве террористок-смертниц. 1 февраля в результате устроенных ими взрывов на двух многолюдных рынках города погибли около ста человек.

Иракские спецслужбы и американские солдаты арестовали мужчину в больнице "Аль-Рашад" на востоке Багдада в воскресенье. Затем в течение трех часов продолжался обыск в его офисе и изъятие записей. По данным источников The Timse, в прошлом обе женщины, участвовавшие в теракте, лечились в указанной клинике.

"Они (службы безопасности) арестовали временного директора. Его обвинили в сотрудничестве с "Аль-Каидой" и в том, что он использовал психически больных женщин в качестве смертниц при организации взрывов", – сообщил один из сотрудников больницы.

Ибрагим Мухаммед Агель, директор больницы, погиб в районе Мансур в Багдаде 11 декабря – его застрелили вооруженные люди на мотоциклах. Коллеги подозревают, что его убили за отказ сотрудничать с "Аль-Каидой". Еще до совершенного в воскресенье ареста представители США утверждали, что "Аль-Каида" подыскивает душевнобольных в психиатрических клиниках, чтобы использовать их для совершения терактов. По словам американцев, террористы в прошлом уже делали психически больных людей невольными смертниками. "У нас есть достаточно твердые основания полагать, что они не впервые вербуют умственно неполноценных", – рассказал высокопоставленный чиновник. По его словам, подобных случаев зафиксировано около полудюжины.

Понятно, чем "Аль-Каиду" привлекли психически больные женщины. Женщины могут ближе подойти к цели, поскольку их реже останавливают и обыскивают. К тому же душевнобольные "вряд ли смогут критически оценить то, что их просят сделать".

Теракты 1 февраля стали самыми кровавыми и самыми ужасающими из имевших место в Багдаде в последние месяцы. Одной из женщин дали рюкзак, набитый взрывчаткой и шарикоподшипниками, на другую надели жилет со взрывчаткой. Затем их отправили на многолюдные рынки Аль-Газль и Новый Багдад, где террористы взорвали бомбы с помощью дистанционного управления.

The Times удалось ознакомиться с фотографиями, на которых сняты оторванные головы двух молодых женщин – их нашли на месте взрыва. У одной очевидны симптомы синдрома Дауна. У второй круглое лицо, высокий лоб и прочие признаки, которые нередко связаны с синдромом Дауна, хотя у нее указанные признаки менее выражены.

Ход мыслей руководства "Аль-Каиды" можно понять из письма одного из лидеров организации в провинции Анбар – американские солдаты перехватили его переписку в ноябре и частично опубликовали ее в минувшее воскресенье. "В частных больницах, где лечатся неверные и вероотступники, можно использовать врачей, чтобы те делали тяжело больным смертельные инъекции", – говорится в письме.

По мнению американских военных, "Аль-Каида" прибегает к подобной жуткой тактике, поскольку из-за множества пропускных пунктов и бетонных заграждений использовать заминированные автомобили стало сложнее. Кроме того, в Ирак попадает все меньше смертников-иностранцев. Автомобили взрываются все реже – в марте прошлого года был пик таких инцидентов – 112 случаев, в январе этого года их уже 27. В то же время в январе 16 раз взрывались бомбы смертников, ходивших пешком, по этому показателю январь вышел на второе место в последние 13 месяцев.

Прежде 90% смертников составляли иностранные джихадисты – всегда мужчины. Однако затем, по словам американского командования, усиление контроля за въездом в страну позволило сократить это число вдвое – до 50-60 человек в месяц. Чиновник, с которым беседовал корреспондент The Times, признал, что защитить публичные места от "живых бомб" практически невозможно. "Остановить отдельного человека с бомбой, который готов взорвать себя, действительно невозможно, – говорит он. – Важно продолжать борьбу с террористической сетью, которая проводит подобные операции".

12 февраля 2008

0

Поделиться этим сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Канадский социолог: Террористы-самоубийцы – психически нормальные люди

Источник MIGnews.com, 24.02.2008

Террористы-самоубийцы – психически нормальные люди

Исследование, проведенное тремя специалистами университета Торонто показало, что палестинцы, совершавшие теракты в Израиле были психически устойчивыми индивидами, а причины, побуждающие их к действию являлись личные мотивы, а не порождение религиозного рвения.

Исследование проведено специалистом по политической социологии Робертом Бримом. Ему помогали израильский и палестинский аспиранты: Яэль Маоз-Шай и Бадер Арадж.

Подводя итоги исследования в научном журнале «Социальные силы», Брим пишет: «Может случиться, что психически неустойчивые личности обращаются в террористические организации с просьбой послать их на выполнение террористической миссии. Однако последние предпочитают поручить выполнение заданий людям, на которых они могут положиться».

Брим утверждает, что большинство из террористов-смертников не находились на «уровне чрезвычайной бедности», а их мотивом, как правило, была месть за родственников, погибших в результате действий израильской армии. Ученый приходит к следующему заключению: «По происхождению и сути, палестино-израильский конфликт не является религиозным диспутом, и несмотря на религиозную драпировку, есть не что иное, как фундаментальное выражение территориального спора».

Брим и Арадж, кроме того, определили фракционную принадлежность террористов-смертников. Из 138 миссий, осуществленных на территории Израиля в 2000-2005 годах, 64% террористов были связаны с религиозными движениями ХАМАС и «Исламский джихад», а остальные – с ФАТХом.

Из 600 терроистов-смертников, засланных в этот период на территорию Израиля, лишь 25% сумели выполнить свою задачу. Все остальные попытки были предотвращены израильскими спецслужбами с «применением насильственных действий».

По поводу израильской политики возмездия за теракты Брим высказывает следующее мнение: «В принципе, политика суровых репрессий может работать в течение некоторого времени. Однако достаточно мотивированная массовая оппозиция всегда найдет новую тактику, которая преодолеет все препятствия».

Его ассистент Арадж добавляет: «Суровые государственные репрессии зачастую воспринимаются не как наказание за теракты с использованием самоубийц, но порой предшествуют и являются основной причиной подобных действий».

Иллюстрация сайта MIGnews.com

0

Поделиться этим сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Видимо все в курсе, но все-таки добавлю документик с www.fsb.ru

ВЕРХОВНЫЙ СУД РФ ПРИЗНАЛ ТЕРРОРИСТИЧЕСКИМИ ДВЕ МЕЖДУНАРОДНЫЕ ОРГАНИЗАЦИИ – «ДЖУНД АШ-ШАМ» И «ИСЛАМСКИЙ ДЖИХАД»

Москва, 2 июня. ИНТЕРФАКС.

Верховный суд РФ признал террористическими две международные организации и запретил их деятельность на территории России.

"Заявление генпрокурора РФ о признании террористическими двух международных организаций "Джунд аш-Шам" (войско Великой Сирии) и "Исламский джихад - джамаат моджахедов" удовлетворить и запретить деятельность этих организаций на территории России", - сказал судья, оглашая решение.

Как заявил журналистам старший прокурор управления Генпрокуратуры Александр Новокщенов, представляющий в суде интересы Генпрокуратуры, данные организации признаны и в других странах террористическими.

"Их деятельность запрещена в ряде стран. В том числе они представляют угрозу России, поскольку участвовали в подготовке терактов на территории Чечни и Ливана", - сказал А.Новокщенов.\

Он отметил, что обе организации являются международными террористическими движениями. "Они несут значительную угрозу и участвовали в терактах в Узбекистане, подготовке терактов в Бейруте и других террористических актах, достаточно громких", - сказал прокурор.

По его словам, организации были признаны террористическими в рамках закона "О противодействии терроризму".

Оглашая постановление, судья указал сторонам по делу, что в течение 10 дней у них есть возможность обжаловать решение в кассационном порядке.

Данное решение вступит в законную силу сразу же после решения кассационной инстанции, либо в том случае, если в установленный законом срок стороны не обжалуют решение Верховного суда.

В 2003 году Верховный суд своим решением признал 15 организаций террористическими и запретил их деятельность на территории РФ. В число террористических организаций вошли такие известные, как "Аль Каида", "Хизб-ут-Тахрир аль ислами".

По информации правоохранительных органов, группировка "Джунд аш-Шам" создана на территории Ливана в 2004 году боевиками международной террористической организации "Асбат Аль-Ансар" при содействии функционеров "Аль-Каиды".

С момента создания организации ее лидеры установили связь с главарями незаконных вооруженных формирований в Чеченской республике, в первую очередь, выходцами из арабских стран. В 2004-2005 гг. боевики группировки "Джун аш-Шам" направлялись в РФ для участия в боевых действиях в составе незаконных вооруженных формирований и подготовке террористических акций на Северном Кавказе. Имеются сведения о том, что руководством Джунд аш-Шам" были организованы курсы военной подготовки для боевиков незаконных вооруженных формирований (НВФ), направляемых в Северный Кавказ, отметили в правоохранительных органах.

Кроме того, указанная группировка неоднократно разрабатывала планы по проведению террористических акций в отношении российских загранучреждений на территории Ливана, а также о работающих там сотрудников и членов их семей.

По сведениям правоохранительных органов, вторая группировка "Исламский джихад - Джамаат моджахедов", известная также как "Группа исламского джихада" ("Islamic jihad group"), создана наиболее радикальными активистами и боевиками международной террористической группировки "Исламское движение Узбекистана" при непосредственном участии руководства "Аль-Каиды".

Руководит группировкой некий Жалолов, 1972 года рождения, уроженец Узбекистана, объявленный в международный розыск за совершение преступлений террористического характера.

Большинство членов группировки, отметили в правоохранительных органах, прошли боевую подготовку в лагерях международных террористических организаций, в том числе в лагере "Кавказ" на территории Чечни и принимали участие в нападении на территорию Республики Дагестан в 1999 году и боевых действиях на Северном Кавказе в составе незаконных вооруженных формирований.

Группировка "Исламский джихад - Джамаат моджахедов" признана террористической организацией и ее деятельность запрещена на территории Казахстана, Великобритании и США. Кроме того, группировка под названием "Группа исламского джихада" включена в сводный перечень физических и юридических лиц, входящих в движение "Талибан" и в организацию "Аль-Каида" или связанных с ними, составленный и обновляемый Комитетом, который был учрежден резолюцией 1267 (1999) СБ ООН.

РЕШЕНИЕ ВЕРХОВНОГО СУДА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ ОТ 14 ФЕВРАЛЯ 2003 ГОДА

Именем Российской Федерации

Признать террористическими организации: «Высший военный Маджлисуль Шура Объединенных сил моджахедов Кавказа», «Конгресс народов Ичкерии и Дагестана», «База» («Аль-Каида»), «Асбат аль-Ансар», «Священная война» («Аль-Джихад» или «Египетский исламский джихад»), «Исламская группа» («Аль-Гамаа аль-Исламия»), «Братья-мусульмане» («Аль-Ихван аль-Муслимун»), «Партия исламского освобождения» («Хизб ут-Тахрир аль-Ислами»), «Лашкар-И-Тайба», «Исламская группа» («Джамаат-и-Ислами»), «Движение Талибан», «Исламская партия Туркестана» (бывшее «Исламское движение Узбекистана»), «Общество социальных реформ» («Джамият аль-Ислах аль-Иджтимаи»), «Общество возрождения исламского наследия» («Джамият Ихья ат-Тураз аль-Ислами»), «Дом двух святых» («Аль-Харамейн») и запретить их деятельность на территории Российской Федерации.

Судья Верховного Суда Российской Федерации Н.С.Романенков

0

Поделиться этим сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Источник - http://evolkov.iatp.ru/descult/articles_et...e.Not.Born.html и

http://evolkov.by.ru/descult/articles_et_a...e.Not.Born.html

Террористов делают, ими не рождаются: Сотворение террористов посредством социально-психологического обусловливания

Энтони Стахельски (Anthony Stahelski, Ph.D.)

Stahelski, Anthony. Terrorists Are Made, Not Born: Creating Terrorists Using Social Psychological Conditioning. Journal of Homeland Security, March 2004.

© Е. Н. Волков, перевод на русский язык и комментарии, 2007

Комментарии Е. Н. Волкова о терминологии и концепции статьи

«Научение, …это общий термин, описывающий изменения потенциальной возможности поведения, происходящие из опыта. Однако обусловливание — это более специфический термин, используемый при описании процедур, которые могут привести к изменению поведения. Так как существует два типа формирования условного рефлекса, инструментальное и классическое обусловливание, многие ученые делают вывод о существовании по крайней мере двух типов научения или вывод о том, что научение в конечном счете может быть понято в терминах классического и инструментального обусловливания» (Хегенхан Б., Олсон М. Теории научения. — 6-е изд. — СПб.: Питер, 2004. — С. 18).

«Говоря коротко, обусловливание определяется сохранением (и стиранием) реакций» (Лефрансуа Г. Теории научения. Формирование поведения человека. — СПб.: прайм-ЕВРОЗНАК, 2003. — С. 110).

Обусловливание — это бихевиористский (поведенческий) термин, описывающий механизм установления зависимости (научения) между внешним стимулом и определенной реакцией особи. Социально-психологическое обусловливание — это, в таком случае, «привязывание» определенных реакций человека к соответствующим внешним стимулам, своего рода социальная дрессировка.

Организаторы такой дрессировки не «программируют» человека «с нуля», а всего лишь умело помогают внутренним предрассудкам человека «связаться» с однозначно заданными опорными ориентирами (реперными точками): фигурой лидера (авторитета), «своей» группой, «своей» идеологией, навязанным мировоззрением и правилами поведения. Собак и прочих животных, кстати, тоже дрессируют не «с нуля», а эксплуатируют их безусловные рефлексы и механизмы формирования условных рефлексов.

Обусловливание — это такая естественная или искусственная «стыковка» внутренних ожиданий и представлений человека со случайно или преднамеренно аранжированными аспектами его текущей ситуации, которая приводит к более или менее устойчивому изменению поведения в сравнении с предыдущими привычками данного индивида. Искусственное (организованное, целенаправленное, намеренное) обусловливание строится на провоцировании пошаговых, постепенных изменений в поведении и мышлении, каждое из которых в отдельности (особенно на первых этапах) кажется естественным («логичным») развитием привычных способов мышления и поведения или лишь незначительным, мелким и временным отклонением от них.

Из этих мелких шагов и формируется та пропасть между «прежней» и «новой» жизнью «отдрессированного» человека, которая в начале пути не могла присниться и в страшном сне. При этом человеку кажется, что на каждом шаге он вполне самостоятельно принимал достаточно здравые решения, но отсутствует — для данного случая — понимание того, что эта самостоятельность была подобна той, которую проявляет утка, вполне самостоятельно плывущая на звук охотничьего манка.

В данной статье описаны основные этапы такого постепенного передрессирования в террориста и некоторые аспекты личных биографий рекрутов, облегчающие такую дрессировку. Сами собой напрашиваются и параллели между террористическими организациями и деструктивными культами, поскольку механизмы формирования и террориста, и культиста практически тождественны. Стоит поддержать и практическую рекомендацию автора по пресечению деятельности любых учебных заведений и соответствующих «учебно-просветительских» курсов, представляющих из себя начальные этапы намеренного обусловливания (проще, дрессировки) культистов и террористов.

Террористов делают, ими не рождаются: Сотворение террористов посредством социально-психологического обусловливания

Интересно подтверждением соответствий концепций социального влияния, манипулятивных методов и принудительного уговаривания между культами и террористами в злоупотреблении этими методами.

Опубликовано Институтом Внутренней (Государственной) Безопасности.

Homeland Security Institute

2900 South Quincy St., Suite 800

Arlington, VA 22206

(703) 416-2000

Институт ВнутреннейБезопасности представляет себя следующим образом:

«23 апреля 2004, Отдел Внутренней Безопасности (DHS) выбрал Analytic Services Inc, чтобы основать и использовать Институт Внутренней Безопасности (HSI), новый Научно-исследовательский Центр на федеральном финансировании. HSI поможет Отделу в формулировке и адресации к важным проблемам безопасности родины, особенно те, которые связаны с политикой и безопасностью и где требуется научная, техническая и аналитическая экспертиза. http://www.homelandsecurity.org/about.asp»

Источник статьи: http://www.homelandsecurity.org/journal/Ar.../stahelski.html

Энтони Стахельски ([email protected]) получил степень доктора философии по социальной и организационной психологии в Университете Калифорнии в Лос-Анджелесе в 1981. Он является профессором в Центральном Вашингтонском Университете и директором магистерской программы по Организационному Развитию, которая обучает лидеров улучшать эффективность и действенность групп и организаций. Его исследовательские интересы сосредотачиваются на различной динамике взаимодействия малых групп, особенно как она проявляется в культах и экстремистских группах. Он преподавал курсы по психологии терроризма и представил семинары по типу мышления террориста персоналу правоприменительной деятельности в штате Вашингтон.

Психологи к настоящему времени оказались неспособны доказать существование универсального профиля террориста на индивидуальном уровне. Это неутешительное открытие делает поиск террористов, которые появляются и действуют обычно в большой массе нетеррористов, намного более трудным. Однако, социологи и социальные психологи обнаружили, что террористические группы используют культоподобные методы обусловливания, чтобы преобразовать нормальных индивидуумов в безжалостных убийц. Предположение этой статьи — что ограниченные глобальные ресурсы контртерроризма должны сосредоточиться на уничтожении тренировочных лагерей террористических групп, где и происходит обусловливание, а не при попытке найти террористов после того, как они были уже обусловлены. Дается описание пяти стадий обусловливания: деплюрализация, самодеиндивидуация, деиндивидуация других, дегуманизация и демонизация. Все стадии обусловливания поддерживаются мощной групповой динамикой, что укрепляют эффективность обусловливания. Представляется, что большинство террористических групп использует все или большинство [механизмов] социального психологического обусловливания и поддерживает процессы, описанные здесь. Так как культово обусловленные изделия этих процессов являются в настоящее время самыми опасными индивидуумами на планете, статья заканчивается несколькими рекомендациями для разрушения и, возможно, устранения групп и средств обслуживания обучения, чтобы остановить производство террористов-исполнителей.

Исследователи терроризма обычно приходили к выводу, что большинство террористов — не первоначально психопаты1, что большинство террористов — не очевидно или единообразно психически больны2, 3 и что все же нет никакого идентифицированного универсального образца террористической индивидуальности 4.

Это разочаровывающие открытия. Конттеррористические усилия получили бы сильную основу, если вероятные кандидаты в террористы могли бы быть упреждающе идентифицированы на точном индивидуальном основании.

Однако, менее универсальные усилия при идентификации индивидуальных характеристик террориста были несколько более успешны. В 1970-ых, немецкие и итальянские исследователи имели доступ к захваченным членам и правительственным документам о Фракции Красной Армии и Красных Бригадах. Исследователи идентифицировали некоторые общие черты семейные фона: многие террористы вышли из семей, где отсутствовал отец или, даже когда отец присутствовал, дети проживали раздельно от отца5, 6. Более свежие наблюдения современных террористических групп указывают, что некоторые террористы выходят из распавшихся семей («сломанных» домов), где отец отсутствует, проживает раздельно или слаб в экономическом и/или политическом отношении 7.

Кроме того, некоторые присоединившиеся к террористическим группам — это индивиды, которые имели трудности с формированием согласованных (совместимых) групповых идентичностей вне дома, типа школьных или связанных с работой 8.

Этот частичный биографический профиль, конечно, не универсален. Например, многие из 9/11 налетчиков были индивидами с высшим образованием, которые вышли из профессиональных, относящихся к среднему классу, семей с двумя родителями. Тем не менее, представляется, что присоединившиеся к террористическим группам из дисфункциональных семейных обстоятельств особенно восприимчивы к соблазнительным посланиям харизматических лидеров, которые предлагают им их первый положительный и значимый групповой опыт. Лидер становится желанной фигурой отца, и группа лидера обеспечивает атмосферу семейства, связанного тесными узами. Многие присоединившиеся — индивиды, отчаявшиеся в стремлении принадлежать «семейной» группе, возможно потому, что настоящие семейные группы не реализовали их эмоциональные потребности присоединения 9.

Эти нереализованные потребности делают некоторых индивидов особенно уязвимыми к культовому обусловливанию.

Исследователи терроризма сравнили террористические группы с культами и заключили, что модель культа применима к террористическим группам 10. Большинство культов центрированы на харизматическом лидере. Харизматические лидеры имеют многие из следующих характеристик: физическое присутствие, интеллект, опыт, образование и эрудиция, способность к словесному и ясно артикулируемому видению и миссии, и, что наиболее важно, сильную эмоциональную привлекательность. Большинство присоединившихся к культам отвечает на послание лидера сначала на эмоциональном уровне, а затем на физическом и интеллектуальном уровнях. Присоединившиеся сообщают, что они, наконец, нашли кого-то, кто имеет ответы на озадачивающие вопросы жизни и кто поэтому достоин их полного обязательства 11.

В обмен на обеспечение присоединившихся значимым существованием и для того, чтобы удовлетворить их аффилиативные эмоциональные потребности, лидер запрашивает и получает несомненное повиновение присоединившихся. Ветераны группы поддерживают давление лидера к повиновению, применяя давление соответствия на новых присоединившихся, чтобы предупредить любое отклонение от миссии группы или ее ценностей. Первоначальная восприимчивость присоединившихся к этому интенсивному повиновению и давлению соответствия делает их чрезвычайно уязвимыми к пятифазовому социально-психологическому процессу обусловливания, который используется в жестоких культах и который резюмируется в схеме 1.

Схема 1: Пять стадий социально-психологического обусловливания Стадия 1 — Деплюрализация: полное лишение адепта всех иных групповых идентичностей

Стадия 2 — Самодеиндивидуация: полное лишение адепта личной идентичности

Стадия 3 — Деиндивидуация других: полное лишение врагов их личных идентичностей

Стадия 4 — Дегуманизация: идентифицирование врагов как недочеловеков или нелюдей

Стадия 5 — Демонизация: идентифицирование врагов как зла

В сущности, этот процесс сначала устраняет старые социальные и личные идентичности присоединившегося (деплюрализация и самодеиндивидуация) и затем, в случае экстремистских групп ненависти и террористических групп, переобусловливает присоединившихся, чтобы ненавидеть и иногда убивать мирных людей по требованию (деиндивидуация других, дегуманизация и демонизация).

Многочисленные исследования продемонстрировали, что для большинства людей значащее групповое присоединение важно для психологическогоздоровья 12. В устойчивых, нормальных (некризисных) обществах, большинство людей плюрализированы, то есть они реализуют свои аффилиативные потребности, состоя во множестве групп. Ни одно из этих присоединений, с возможным исключением семейной группы, не является абсолютно существенным для Я-концепции человека 13.

Все культы, включая террористические группы, желают изменить это нормальное состояние плюрализованности, деплюрализируя потенциальных присоединившихся. Культы часто располагаются в изолированных местах. Если присоединившиеся соглашаются жить в этих изолированных местах, то для них становится легче бросить членство в любом их предыдущем групповом присоединении, часто включая их семьи. Прежние групповые присоединения и идентичности уменьшают тотальную приверженность, требуемую культом. Культы не могут эффективно обусловить присоединившихся, если культовая группа не является единственным групповым присоединением 14. Индивид, который имеет только одно групповое присоединение, имеет Я-концепцию и чувство собственного достоинства, которые полностью зависят от удерживающего членства в этой группе. Полностью зависимый человек тогда стремится делать все, что потребуется, чтобы сохранить членство в данной группе.

Хотя культы хотели бы немедленно и полностью деплюрализировать присоединившихся после присоединения, в действительности деплюрализация может произойти несколькими способами спустя разные промежутки времени. Действительно, некоторые люди внезапно вдохновляются культовыми лидерами сразу бросить все их старые групповые присоединения. Однако, другие потенциальные присоединившиеся проходят намного более медленный процесс деплюрализации. Они могут медленно оставлять их присоединение к «господствующей» группе (группе мэйнстрима), присоединяясь к более маргинальным, но все еще в некоторых отношениях «господствующим» группам (группам мэйнстрима). Через некоторое время они оставляют эти маргинальные группы и присоединяются к экстремистскому культу. Таким образом, деплюрализация может произойти в течение нескольких дней или может занимать годы 15.

Как только старые групповые принадлежности и групповые идентичности присоединившегося были устранены, присоединившийся более уязвим для Фазы 2. Самодеиндивидуация устраняет личную (индивидуальную) идентичность человека, как внешне, так и внутренне. Например, многие присоединившиеся к культам отказываются от своей гражданской одежды, и тогда им дается для ношения униформа. Внутренне, все новички, как ожидают, бросят любые ценности, верования, отношения, или образцы поведения, что отклоняются от ценностей и ожиданий группы. Деиндивидуализированные присоединившиеся отказываются от своего личного восприятия того, что правильно и что неправильно, если оно отличается от восприятия лидера. Кроме того, более широкое видение действительности присоединившихся — их взгляд на то, как прошлое, настоящее и будущее, пригодное вместе, чтобы создать современный социальный мир — становится приноровленным ко взглядам лидера. Деиндивидуализированные люди прекращают думать об их собственных уникальных качествах. Они усваивают концепцию, что они — просто анонимные части большего целого, культа 16.

Фаза 3, деиндивидуация других, происходит параллельно самодеиндивидуации присоединившегося. Мы категоризируем наш социальный мир на тех, кто находится в тех же самых группах, что и мы — (на тех, кто «в» группах, на «нас»), и на тех, кто не находится в наших группах («другие», «внешние» группы, «они» 17). Многие культы доводят этот нормальный процесс классификации до следующего шага, идентифицируя определенные «внешние» группы в качестве врагов. Присоединившиеся к культам затем обусловливаются, чтобы деиндивидуализировать членов вражеской группы. Деиндивидуация врагов включает отказ от любых личных отношений с членами вражеской группы, от знания или обращения к любым врагам по индивидуальным именам или от различения любых индивидуальных признаков или особенностей среди членов вражеских [групп]. Все враги становятся гомогенной, безликой массой: они все выглядят одинаковыми, думают одинаково и действуют одинаково 18.

Многочисленные исследования продемонстрировали, что оба типа деиндивидуации увеличивают агрессию против членов вражеских групп 19, 20, открытие, которое явственно связано с фактом, что убийство в сражении является менее травмирующим, если жертва отдалена от убийцы 21. Чем отдаленнее и менее индивидуально опознаваема жертва, тем легче деиндивидуализировать этого человека и поэтому убить его или ее.

Как только присоединившиеся к культу деиндивидуализированы в «нас», и враги культа деиндивидуализированы в «них», начинается негативное стереотипирование врага. Это уже переход к Фазе 4, дегуманизации. Все положительные характеристики (например, моральное достоинство, интеллект, ответственность, честность, способность оправдывать доверие, надежность) приписаны членам «в» группе, и все отрицательные характеристики (моральное вырождение, глупость, безответственность, непорядочность, неспособность оправдывать доверие, ненадежность) приписаны членам «вне» группы 22. Дегуманизация происходит, когда враг и характеристики врага связаны с нечеловеческими объектами, типа животных, паразитов, грязи, и микробов. Нацистская пропаганда в 1930-ых сравнила евреев и их негативные характеристики с крысами и тараканами 23. Члены культов постоянно поощряются использовать эти ярлыки при упоминании врага. Как только эти ярлыки последовательно применены к вражеской группе, члены культа обусловливаются, по прошествии длительного времени, чтобы думать о членах вражеской группы как нечеловеках.

Фаза дегуманизации отделяет экстремистские группы ненависти и террористические группы от ненасильственных культов, которые не дегуманизировали внешние группы. Эта фаза также отделяет террористические группы от организованных вооруженных сил демократических государств. Хотя демократическое вооруженные силы используют деплюрализацию, обе формы деиндивидуации и дегуманизацию, их обусловливание применяется только к вооруженным противникам. Демократические вооруженные силы имеют строгие правила контакта, которые устраняют убийство невинных мирных людей , 25. Террористические группы не имеют таких ограничений; поэтому их обусловливание дегуманизации направлено на всех членов вражеской группы, независимо от их боевого статуса.

Хотя дегуманизация рационализирует массовое убийство невинных [людей] членами террористической группы, дополнительная фаза обусловливания помогает предотвращать возникновение раскаяния после акта убийства. Демонизация, пятая фаза социально-психологического процесса обусловливания, происходит, когда члены культа становятся убежденными, что враг — в союзе с дьяволом и космическом злом. Поскольку большинство культур определяют «добро» по отношению к «злу», демонизация — широко доступная стратегия обусловливания. Упоминание Соединенных Штатов как “Большого Сатаны” является примером культурной демонизации. Так как большинство культур также реабилитирует тех, кто борется против зла и уничтожает его, демонизация просто целенаправленна и усилена террористическими группами. Если член террористической группы по-настоящему убежден, что вражеские старики, женщины и дети — злые существа, то убийство их не только естественно; это необходимо, благородно и вознаграждено теми, кого этот адепт уважает.

Подводя итоги, стоит повторить, что пять фаз социально-психологического обусловливания усилены давлением авторитета 26, который не существовал бы без присутствия харизматического лидера. Фактически, исследования культов демонстрируют, что многие культы прекращают существовать, как только основатель или лидер был так или иначе удален от группы 27. Кроме того, дополнительные мощные аспекты групповой динамики усиливают пятистадийный процесс обусловливания. Поскольку когорта присоединившихся одновременно подвергается этим фазам процесса обусловливания, они становятся очень сплоченной группой. Они выносят трудности обучения и идеологической обработки вместе, и этот разделенный опыт усиливает чувство, что группа — теперь абсолютно всё в жизни каждого присоединившегося. Поскольку сплоченность группы растет, усиливается и уровень конформистского давления, которое каждый присоединившийся налагает на других 28. Увеличивающаяся сплоченность и увеличивающееся конформистское давление, наряду с изначальным чрезвычайным положением лидера, помогает делать взгляды каждого присоединившегося более экстремистскими, чем они были первоначально 29.

В ненасильственных культах максимальная угроза, лежащая в основе и подчинения, и конформистского давления, — отторжение от группы. Никто, кто присоединяется к группе добровольно, не хочет быть отторгнутым от нее. Присоединившиеся к культу особенно не хотят быть отторгнутыми от культовой группы. Они, как правило, принесли большие жертвы (отказ от семьи и друзей, карьеры, личного благосостояния), чтобы присоединиться к группе, что увеличивает их зависимость от группы и поэтому делает возможность отвержения группой даже более психологическиразрушительной 30. В жестоких культах и террористических группах присутствует дополнительное и более значительное опасение: страх быть убитым или страх убийства группой членов семьи является весьма вероятным, если присоединившиеся слишком «неправильно» себя ведут или серьезно предполагают покинуть группу. Оба этих страха в результате усиливают повиновение присоединившегося и его конформность.

В сущности, каждый присоединившийся противостоит мощной социальной динамике, что делает почти невозможным сопротивляться обусловливанию. Во-первых, соблазнительная мощь харизматического лидера увлекает присоединившегося в культ и помогает присоединившемуся (постепенно) присваивать культовые ценности, в то время как обусловливание вступает в силу. Во-вторых, растущая власть конформности все более и более сплоченной группы укрепляет власть лидера. При этом учтите, что многие присоединившихся часто культурно предобусловливаются в пользу мировоззрения лидера, что обусловливание часто происходит в изолированных местах, что есть подспудное опасение относительно последствий «неправильного» поведения, и сама по себе сила обусловливания, и поэтому вызывает удивление не то, что большинство присоединившихся к террористическим группам обусловливаются, чтобы действительно стать террористами, а то, что некоторые, видимо, этому не поддаются 31.

Что мы узнали о том, что поможет ответственным властям уничтожать терроризм? Первое и самое важное напрашивающееся заключение — значение лидеров для террористических групп. Процесс обусловливания сосредотачивается и строится на власти (силе) харизматического лидера. Если лидер устранен, группа становится существенно слабее. Рассмотрение террористических групп как культов поддерживает стратегии, которые сосредотачиваются на “отсечении головы змеи. ” Во-вторых, чем более изолировано место, в котором происходит процесс обусловливания, тем глубже и длительнее сказываются результаты на членах группы. Настойчивое разрушение тренировочных лагерей везде, где мы их находим, не только наносит оперативный ущерб террористическим группам, это должно сильно уменьшить эффекты обусловливания. Третий вывод прямо относится к фундаменталистским исламским группам. Эти группы используют в своих интересах факт, что фундаменталистские религиозные школы (madrasas) предобусловили существенную часть исламской мужской молодежи последних поколений. Продукты этих школ более податливы к ценностям и программам (целям) террористической группы. Данные выводы поддерживают идею агрессивного преследования и устранения источников финансирования этих школ.

Эти рекомендации могли бы быть быстро осуществлены. Это важно, потому что обстоятельства, которые создают индивидов, восприимчивых к присоединению к террористическим группам, не собираются изменяться быстро; в течение долгого времени будет большое количество потенциальных новобранцев террористических групп. Я надеюсь, что эта статья продемонстрировала, как легко некоторые из этих восприимчивых к культу новобранцев могут быть обусловлены в безжалостных, покорных приказу убийц невинных (людей). Если обусловливание настолько действенно, то стоило бы сосредоточить наши ограниченные контртеррористические ресурсы на разрушении и возможном устранении обусловливающих процессов, производящих террористов.

Ссылки

1 Andrew Silke, “Cheshire-Cat Logic: The Recurring Theme of Terrorist Abnormality in Psychological Research,” Psychology, Crime and Law, vol. 4, pp. 51–59.

2 Martha Crenshaw, “The Psychology of Terrorism: An Agenda for the 21st Century,” Political Psychology, vol. 21, no. 2, June 2000, pp. 405–420.

3 Jerrold M. Post, “Terrorist Psycho-Logic: Terrorist Behavior as a Product of Psychological Forces,” in Walter Reich (ed.), Origins of Terrorism: Psychologies, Ideologies, Theologies, States of Mind (Cambridge, England: Cambridge University Press, 1998), pp. 25–40.

4 Walter Reich, “Understanding Terrorist Behavior: The Limits and Opportunities of Psychological Inquiry,” in Origins of Terrorism.

5 Herbert Jager, Gerhard Schmidtchen, and Liselotte Sullwold, Analysen zum Terrorismus 2: Lebenlaufanalysen (Darmstadt, Germany: Westdeutscher Verlag, 1981).

6 Franco Ferracuti, “Psychiatric Aspects of Italian Left Wing and Right Wing Terrorism,” presented at the VII World Congress of Psychiatry, Vienna, Austria, 1983.

7 Stephen J. Morgan, The Mind of a Terrorist Fundamentalist: The Psychology of Terror Cults (Awe-Struck E-Books, 2001).

8 Salman Akhtar, “The Psychodynamic Dimension of Terrorism,” Psychiatric Annals, vol. 29, no. 6, June 1999, pp. 350–355.

9 Margaret Thaler Singer and Janja Lalich, Cults in Our Midst: The Hidden Menace in Our Everyday Lives (San Francisco: Jossey-Bass, 1995).

10 Stephen J. Morgan.

11 Thomas Robbins, Cults, Converts, and Charisma: The Sociology of New Religious Movements (Newbury Park, CA: Sage Publications, 1988).

12 Donelson R. Forsyth, Group Dynamics, 3rd edition (Belmont, CA: Brooks/Cole, 1999).

13 Elliot Aronson, Timothy D. Wilson, and Robin M. Akert, Social Psychology: The Heart and the Mind (New York: HarperCollins, 2002).

14 Margaret Thaler Singer and Janja Lalich.

15 Stephen J. Morgan.

16 Salman Akhtar.

17 Elliot Aronson, Timothy D. Wilson, and Robin M. Akert.

18 Stephen J. Morgan.

19 Phillip G. Zimbardo, “The Human Choice: Individuation, Reason, and Order Versus Deindividuation, Impulse, and Chaos,” in W. T. Arnold and D. Levine (eds.), Nebraska Symposium on Motivation, vol. 17 (Lincoln, NE: University of Nebraska Press, 1969), pp. 237–307.

20 B. Mullen, “Atrocity as a Function of Lynch Mob Composition: A Self-Attention Perspective,” Personality and Social Psychology Bulletin, vol. 12, pp. 187-197.

21 Dave Grossman, On Killing: The Psychological Cost of Learning to Kill in War and Society (Boston: Little, Brown, 1995).

22 Henri Tajfel (ed.), Social Identity and Intergroup Relations (Cambridge, England: Cambridge University Press, 1982).

23 James Waller, Becoming Evil: How Ordinary People Commit Genocide and Mass Killing (Oxford, England: Oxford University Press, 2002).

24 Dave Grossman.

25 Richard Holmes, Acts of War: The Behavior of Men in Battle (New York: Free Press, 1986).

26 Stanley Milgram, “Behavioral Study of Obedience,” Journal of Abnormal and Social Psychology, vol. 67, 1963, pp. 371–378.

27 Thomas Robbins.

28 Donelson R. Forsyth.

29 Serge Moscovici, “Social Influence and Conformity,” in G. Linzey and Elliot Aronson (eds.), Handbook of Social Psychology, 3rd ed. (New York: Random House, 1985) , pp. 347–412.

30 Donelson R. Forsyth.

31 James Waller.

0

Поделиться этим сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Создайте аккаунт или авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий

Комментарии могут оставлять только зарегистрированные пользователи

Создать аккаунт

Зарегистрировать новый аккаунт в нашем сообществе. Это несложно!


Зарегистрировать новый аккаунт

Войти

Есть аккаунт? Войти.


Войти



  • Объявления

    • Solo



      Группы "Пользователи", "За культы", "Против Культов", "Непонимаемые" могут размещать свои посты в разделах:"VOX POPULI", "Консультирование пострадавших от деятельности культов" и "Бизнес-культы, "Лженаука" и "гуру""; в подразделах:"Обсуждение", "Традиционные религии, спец службы, общественные организации и т.п." и "Вопросы к Редакции проекта". Группа "Неприкасаемые" в подразделе "Курилка"
    • Redactor



      МОРАТОРИЙ НА ПОЛИТИКУ "УКРАИНА vs РОССИЯ vs БЕЛОРУССИЯ" Обсуждение политики, только в разрезе конкретных культов и их лоббистов во власти. Тема "Украина vs. Россия vs. Белоруссия" - в личке, но не на форуме. За нарушение "кара небесная" со всеми вытекающими! Большая просьба ко всем сторонам и участникам - наш проект посвящен конкретным целям и направлениям, давайте придерживаться тематики проекта. Международная политика и конфликты - не та тема!
    • Redactor

      08.08.2017

      Читаем и участвуем: